Новости

Америка может утратить ядерную триаду?

Программа разработки межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) LGM-35A Sentinel, которая реализуется в настоящий момент в интересах ВВС США, столкнулась с серьёзными и непредвиденными трудностями, заявил министр ВВС США Фрэнк Кендалл в своем выступлении на онлайн-конференции, организованной «Центром новой американской безопасности». 

Проблемы с разработкой ракеты Sentinel, предназначенной заменить стоящие на вооружении МБР наземного базирования LGM-30G Minuteman III, были впервые озвучены в июне прошлого года. Пентагон откладывает развертывание межконтинентальной баллистической ракеты Sentinel как минимум на год из-за проблем с логистикой и нехваткой персонала, сообщило тогда агентство Bloomberg со ссылкой на данные Счетной палаты Конгресса США (GAO).

По данным агентства, запуск Sentinel был отложен с мая 2029 на июнь 2030 года. Разработкой проекта занимается корпорация Northrop Grumman. Как следует из отчета GAO, фирма столкнулась с проблемами «из-за нехватки персонала, задержек с обработкой разрешений и проблем с секретной инфраструктурой информационных технологий».

Аудиторская проверка выявила множество недостатков в графике ввода ракеты в строй. Потому следовать согласованному ранее графику не получается, говорилось в отчете GAO.

Ракета Minuteman III является единственной межконтинентальной баллистической ракетой США, поставленной на вооружение свыше пятидесяти лет назад. 400 таких МБР находятся в подземных шахтах в пяти штатах на верхнем Среднем Западе США.

Командующий Стратегическим командованием США Чарльз Ричард еще два года назад заявил, что продлевать срок службы этих ракет экономически невыгодно, а вскоре это станет и вовсе невозможно. «Позвольте мне внести ясность: вы не сможете [больше] продлить жизнь Минитмену III больше», – сказал он в своем выступлении на видео-конференции, организованной Defense Writers Group.

«Мы вообще не можем этого сделать… Эта штука настолько старая, что в некоторых случаях чертежей больше не существует [для модернизации ракеты]. Там, где чертежи существуют, они отстают примерно на шесть поколений от отраслевого стандарта», – сказал он, добавив, что также нет технических специалистов, которые полностью их понимают. «Они уже не живы».

Ричард категорически отверг предложения ряда американских аналитических центров о продлении срока службы Minuteman III из соображений экономии на разработке ракеты Sentinel. 

«Честно говоря, я не понимаю, как кто-то в аналитическом центре, который на самом деле никогда не держал в руках ракету, глядя на детали, кабели, все детали внутри», может делать выводы о дальнейших действиях», – сказал он.

Главная проблема, с которой столкнулись инженеры компании Northrop Grumman, которые вынуждены заниматься индустриальной археологией и начинать разработку новой ракеты буквально с нуля, – отсутствие необходимой документации и специалистов, которые умеют ее читать.

Ушло на пенсию или в иной мир поколение инженеров и конструкторов, которые умели читать традиционные чертежи, а молодежь уже не понимает, что на них изображено и написано. Поэтому и приходится разыскивать старые инструкции по эксплуатации и технические описания, руководства по техпроцессам и ставить в строй престарелых инженеров, которые их составляли.

«Sentinel – одна из самых крупных и сложных программ, которые я когда-либо видел, – сказал Кендалл. – В некотором смысле это, наверное, самое важное дело, за которое когда-либо брались ВВС». Программа Sentinel включает в себя рассмотрение «комплексной недвижимости» для ракетных полей, а также строительство новых комплексов управления запуском и новой системы управления и контроля, сообщил он.

В самом начале программы «нам нужно было все это оценить, чтобы понять, что, возможно, потребуется заменить и насколько тяжелой это будет работа», отметил Кендалл, не скрывая, что эти сложности его сильно нервируют: «Это был один из источников неизвестных неизвестных» (unknown unknowns).

Кендалл в данном случае сделал отсыл к знаменитому высказыванию министра обороны США в президентство Джеральда Форда и Джорджа Буша-младшего Дональда Рамсфелда: «Есть известные известные – вещи, о которых мы знаем, что знаем их. Есть также известные неизвестные – вещи, о которых мы знаем, что не знаем. Но ещё есть неизвестные неизвестные – это вещи, о которых мы не знаем, что не знаем их». 

Британский статистик Дэвид Хэнд в свое время отметил, что Рамсфельд тонко уловил сущность такого явления как «тёмные данные» (Dark Data), то есть данные, которых у вас нет.

Заявив о наличии «неизвестных неизвестных», министр ВВС США дал понять, что разработка новой МБР может вообще оказаться под большим вопросом.

И финансовые трудности тут далеко не на первом месте. Появление «неизвестных неизвестных» в сфере ракетных технологий было предсказуемо.

Конкурс на разработку ракеты был объявлен семь лет назад. Конкурентами тогда стали две крупнейшие промышленные компании – Boeing и Northrop Grumman. Пентагон выделил им из бюджета деньги на создание эскизного проекта. Ни для кого не было секретом, что лучше всех погружена в тему компания Boeing, которая создала стоящую на вооружении МБР Minuteman III и в этом году подписала 16-летний контракт на техобслуживание систем наведения этих ракет.

Но в Northrop Grumman решили сжульничать и купили фирму, которая поставляет Boeing твердотопливные двигатели для ракет. В итоге Боингу пришлось отказаться от участия в проекте.

25 июля 2019 года компания Boeing объявила, что не будет подавать заявку на участие в программе, сославшись на недавнее приобретение Northrop компании Orbital ATK (ныне Northrop Grumman Innovation Systems), поставщика твердотопливных ракетных двигателей Boeing. ВВС прекратили финансирование проекта Boeing, оставив Northrop Grumman единственным претендентом на контракт к октябрю 2019 года. 

В декабре 2019 года было объявлено, что компания Northrop Grumman выиграла конкурс на создание будущей МБР по умолчанию, поскольку ее заявка была единственной.

Программу назвали GBSD (Ground Based Strategic Deterrent). Подробностей о том, какой должна быть новая ракета, нет. Известно, что размеры примерно такие же, как у Minuteman III. Есть сведения, что ракета будет работать на твердом топливе, иметь три ступни и дальность как минимум 15 000 км. Добиться хорошей дальнобойности планируется за счет новейшего топлива, а повышенной точности – благодаря GPS. 

В 2020 году ВВС заключили с Northrop контракт на сумму $13,3 млрд на разработку программы Sentinel, которая должна прийти на смену LGM-30G Minuteman III, впервые развернутой более полвека назад.

С момента заключения контракта прошло пять лет, и ряд «неизвестных неизвестных» обрисовался вполне отчетливо.

Так, в Northrop Grumman не смогли на данный момент создать новые боеголовки. Sentinel планируют оснастить устаревшими боеголовками W-87, часть которых были сняты с вооружения в 2005 г. Сейчас боеголовку пытаются модернизировать до варианта W-87-1, но он появится в лучшем случае к 2030 году. Первые строевые Sentinel будут со старыми W-87. Но даже вариант W-87-1 не назовешь свежим – первые разработки по этой теме начались в 1988 году. Однако хуже всего (для Америки) то, что США не могут производить в достаточном количестве ядерные боеголовки!

Упадок атомной отрасли США достиг таких глубин, что уже не удивляет сообщение американской Счётной палаты (GAO): «США не могут производить достаточное количество плутониевых сердечников для своих ядерных боеголовок. К 2030 году Пентагон хочет делать 80 новых плутониевых сердечников в год, но это невозможно, так как ядерная инфраструктура США разрушена».

Плутониевые сердечники являются важнейшим компонентом американского ядерного оружия. Они действует как спусковой крючок: при детонации плутоний вызывает небольшую ядерную реакцию, провоцируя более крупный вторичный взрыв основного ядерного заряда. США производили до двух тысяч сердечников в год во время холодной войны на принадлежащем компании Westinghouse заводе Rocky Flats Plant (штат Колорадо). Завод был закрыт в 1989 году после того, как ФБР и Агентство по охране окружающей среды провели рейд по поводу нарушений природоохранного законодательства.

ФБР начало расследование, которое закончилось в 1992 году штрафом в $18,5 млн. Завод был закрыт и полностью снесен. Было вывезено более 1,3 миллиона кубометров отходов и переработано более 72 млн литров воды.

Сейчас у США всего одна лаборатория в Лос-​Аламосе, где можно производить плутониевые сердечники, но в 2013 году все работы были остановлены из-за несоблюдения правил работы с радиоактивными материалами.

«С тех пор Соединенные Штаты не производили ни одного плутониевого сердечника. В результате большинству сердечников в американских боеголовках сегодня от 30 до 40 лет… Плутоний медленно разлагается с течением времени, разъедая сердечник и потенциально влияя на эффективность оружия. Сколько времени занимает этот процесс и насколько серьезно он влияет на характеристики оружия, является предметом споров», – говорится в докладе аналитического центра по контролю за ядерным оружием Brookings Institution.

В 2019 году президент США Дональд Трамп поручил Национальное управление по ядерной безопасности (NNSA) возобновить производство ядерных боеприпасов и довести его до 80 штук к 2030 году.

В пресс-релизе от 9 февраля 2023 года NNSA рапортует о запуске проекта Los Alamos Plutonium Pit Production Project (LAP4) по производству плутониевых сердечников. С этой целью намечено «создать необходимую инфраструктуру в Лос-Аламосской национальной лаборатории (LANL), что позволит производить 30 плутониевых сердечников военного резерва в год», а также перепрофилировать «бывший завод по производству смешанного оксидного топлива на площадке Саванна Ривер в Эйкене, Южная Каролина для производства не менее 50 сердечников в год в рамках проекта под названием “Установка по переработке плутония в Саванна Ривер”».

В отчёте Института оборонного анализа, некоммерческой организации, управляющей несколькими финансируемыми из федерального бюджета исследовательскими и опытно-конструкторскими бюро, эти планы NNSA были названы нереализуемыми.

Но даже если планы по производству нескольких десятков плутониевых сердечников в год сбудутся, то производство боеголовок для четырех сотен ракет Sentinel затянется на долгие годы. Можно предположить, что проблему невозможности преодолеть нехватку новых боеголовок для еще несозданных ракет Фрэнк Кендалл и отнес к нервирующему его «неизвестному неизвестному». 

И, наконец, никаких подвижек не произошло в части повышения защищённости от ядерного удара самих американских ракетных шахт.

Шахтное пусковое устройство LF-30G ракет Minuteman III имеет степень защищенности от ударной волны ядерного взрыва от 1 000 до 2200 фунт/кв. дюйм (70 -154 кг/кв. см). 

Даже старые советские ШПУ гораздо более защищенные, к примеру, ШПУ 15П018 ракеты Р-36М УТТХ («Сатана») имело уровень защиты 300 кг/кв. см, а более совершенные ШПУ 15П018М имеют уровень защищенности до 500 кг/кв. см, и в них сейчас размещены Р-36М2.

Такой уровень защиты позволял надежно укрыть лучшие советские ракеты не только от боеголовок W-62/Mk-12 (мощность – 170 килотонн), но и от более мощных и точных W-78/Mk-12A (мощность – 350 килотонн) ракеты «Минитмен-III». Всего таких ШПУ имеется 58 единиц,12 заняты МБР УР-100Н УТТХ с блоком «Авангард», а в оставшихся 46 с 2024 года будут размещаться «Сарматы».

Защищенность строящихся в Китае ШПУ американские эксперты оценивают в 7 000 фунт/кв. дюйм (500 кг/кв. см) и выше.

Невозможность в обозримой перспективе справиться с имеющими место явными технологическими провалами на фоне резко возросшей стоимости программы LGM-35A Sentinel, поставила вопрос о ее возможной отмене пишет Military Watch Magazine.

Какие бы решения ни были приняты в США по этому поводу, в текущей реальности американский военно-промышленный комплекс не в состоянии производить в достаточном количестве отвечающие требованиям современности ядерные МБР. 

 ВЛАДИМИР ПРОХВАТИЛОВ