Новости

Анкара вызвала НАТО на «откровенный разговор»: турецкий торг в заметавшемся альянсе

Министры иностранных дел стран НАТО провели дискуссию с Турцией относительно возможного присоединения Швеции и Финляндии. Ожидается, что две страны Северной Европы уже в это воскресенье официально оформят заявки на вступление в военный альянс, передаёт 15 мая Bloomberg.

Высокопоставленные представители НАТО начали встречу в Берлине в 09.00 по местному времени (10.00 мск), а генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг и министр иностранных дел Германии Анналена Бербок проведут пресс-конференцию в 14.30. Швеция и Финляндия анонсировали отдельные брифинги для прессы.

Заместитель генсека НАТО Мирча Джоанэ сообщил, что министры иностранных дел альянса провели «откровенный разговор» с Турцией относительно возможного вступления Швеции и Финляндии. Анкара ранее выразила обеспокоенность по поводу запущенного процесса присоединения к военному блоку двух североевропейских стран, обвинив Стокгольм и Хельсинки в поддержке тех, кого она называет «курдскими террористами».

«Я уверен, что если эти две страны решат добиваться членства в НАТО, мы сможем приветствовать их и найти все условия для достижения консенсуса», — заявил журналистам в воскресенье Джоанэ.

Глава МИД Канады Мелани Жоли указала, в свою очередь, что «быстрый процесс присоединения важен», отметив «кампании по дезинформации, которые ведутся в Финляндии и Швеции», а также неуточнённые с еë стороны «проблемы безопасности» на пути к интеграции этих государств в альянс.

Западные аналитики с минувшей субботы, когда руководитель турецкого внешнеполитического ведомства Мевлют Чавушоглу поднял вопрос о поддержке шведами и финнами «курдских террористов» (в Швеции действуют одни из самых мощных в Европе лоббистские организации курдов, отстаивающие права этого народа, до сих пор лишённого своей государственности на Ближнем Востоке), называют основные вопросы набирающего обороты торга Анкары со своими союзниками по НАТО. За одобрение членства Стокгольма и Хельсинки в блоке, который уже насчитывает 30 членов, единственная ближневосточная страна Североатлантического альянса может запросить довольно внушительную цену.

В неë войдёт, как прогнозируют американские и европейские эксперты, прежде всего отказ США и ЕС от дальнейшей военной поддержки курдского ополчения на севере Сирии, «Отрядов народной самообороны» (YPG), которые Турция считает «террористической организацией» и добивается их разоружения.

Далее указывается на возможное снятие с Анкары санкций в связи с приобретением ею в 2019 году российских зенитных ракетных комплексов С-400, из-за чего турецкий военно-промышленный комплекс попал под американские ограничительные меры в декабре 2020 года, ещë при бывшем президенте Дональде Трампе. Если будут сняты санкции и в целом претензии натовцев к туркам за их «вызывающую» закупку С-400, то открывается дорога к потенциальному восстановлению ближневосточного союзника и в программе истребителей пятого поколения F-35, из которой он был демонстративно выдворен Вашингтоном из-за тех же российских оборонительных систем дальнего действия.

Некоторые аналитики расширяют «турецкий торг» в НАТО в рамках стартовавшего «откровенного разговора» до финансовых вопросов, включая прямую помощь Запада южному партнёру, переживающему весьма сложные экономические времена. В этом контексте Анкару интересует в первую очередь приток инвестиций из Европы.

Также указывается на интерес правительства Реджепа Тайипа Эрдогана «заткнуть рот» Греции и Кипру в Восточном Средиземноморье, где с 2020 года периодически происходит обострение споров вокруг разведки нефтегазовых месторождений в регионе.

Что касается одного из наиболее принципиальных персонально для Эрдогана вопросов — экстрадиции из США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, обвинëнного в Турции в организации и идейном вдохновительстве попытки госпереворота в июле 2016 года, то здесь всë крайне сложно, учитывая пребывание в Белом доме демократической администрации Джо Байдена. Турецкому лидеру не удалось осуществить депортацию своего злейшего врага даже при Трампе, который признавался в личных симпатиях к Эрдогану. В случае с Байденом ни о какой дружеской расположенности к президенту Турции со стороны нынешнего хозяина Белого дома говорить не приходиться вовсе.

Анкара, разумеется, может рассчитывать на преференции и даже уступки со стороны США и ведущих европейских держав в НАТО по отдельным вопросам на пути к достижению консенсуса в шведском и финском досье, но еë аппетиты при любом раскладе будут максимально сдерживаться западными союзниками.

В целом можно констатировать, что нынешние лихорадочные попытки Швеции и Финляндии вступлением в НАТО «обезопасить» себя от России открывают новые возможности для Турции в западном направлении еë внешнеполитического курса. Анкара все 20 лет пребывания во власти Эрдогана по нарастающей проводит политику вовлечения во всевозможные региональные конфликты и споры, где хотя бы в малейшей степени представлены еë интересы. Эрдогановская Турция стремится быть на каждых похоронах — покойником, на всякой свадьбе — женихом. Военно-политические амбиции страны с населением более 83 млн человек и со считающейся второй по мощи (после США) армией в НАТО (за вычетом ядерного оружия, состоящего на вооружении Великобритании и Франции) демонстрируют неуклонный рост. Ареал турецких притязаний впечатляет — от Ливии до Карабаха и от стран Африканского Рога до китайского Синьцзяна. К нынешней точке геополитического кризиса вокруг Украины данные амбиции достигли, как можно понять, своей высшей точки.

Напомним, Анкара выступает за развитие отношений и с Россией, и с Украиной. Турция поставляет боевые беспилотники «Байрактар» на Украину, при этом утверждая, что государственные органы не вовлечены в данный процесс, ибо это «частные закупки» со стороны Киева. Турция не признаёт факт воссоединения Крыма с Россией, называет «неприемлемым» решение Москвы о признании суверенитета Донецкой и Луганской народных республик. Вместе с тем Анкара отказывает Западу в присоединении к беспрецедентным по своей жёсткости санкциям в отношении РФ.

Вячеслав Михайлов