Новости

Антикрымские санкции результативны, оказывается, даже для поставок стеклотары

Выходит так, что Российское государство не может воздействовать на бизнес, не желающий работать в Крымском регионе. Ни на крупные торговые сети или сотовых операторов, еще с весны 2014-го «игнорирующих» Крым. Ни даже на… поставщиков стеклотары для крымского виноделия и плодоводства. А сложилась такая ситуация потому, что в соответствующих компаниях весомо присутствует западный, особенно американский капитал, диктующий им в том числе присутствие (пардон – отсутствие) в Крыму.

Именно такая ситуация к концу апреля сложилась в крымском виноделии, поскольку компания – основной поставщик винной стеклотары, недавно «перекупленная» акционерами из США, отказалась работать с Крымом. Речь идет об АО «Кавминстекло». Взявшие его под контроль американские акционеры заявили о переходе предприятия к соблюдению санкционной политики в отношении данного региона.

 

В связи с этим глава ассоциации виноградарей и виноделов «Севастополь» Алексей Липко заявил о надвигающемся кризисе в виноделии и смежных отраслях молодого российского региона. Производители вина, среди которых крупные частные и госкомпании «Массандра», «Новый Свет», «Инкерман» и Севастопольский винный завод, понесут колоссальные убытки в связи с остановкой производства в самый разгар туристического сезона. Восполнить выпадающую нишу поставки за счет второго поставщика бутылок – «Русджама» невозможно, так как его мощности, хотя и полностью загружены, недостаточны по объемам и ассортименту производимой стеклотары для замены продукции «Кавминстекла».

Депутат Госдумы РФ от Севастополя Дмитрий Белик уже направил обращения руководству ФАС, в Генпрокуратуру России, полпредам Южного и Северо-Кавказского федеральных округов и в Минпромторг с просьбой повлиять на ситуацию. Но характерно, что в Союзе виноградарей и виноделов России, похоже, не очень-то верят в возможности этих адресатов. Ибо глава этого союза Леонид Попович на днях заявил, что «крымским производителям вина лучше самим подыскивать альтернативных производителей стеклотары. А именно: «Тем предприятиям, которые покупали бутылку в «Кавминстекле», нужно выйти на тех, кто делает бутылки в других местах, и начать немедленные переговоры, заключить договоры».

Относительно же реальных возможностей упомянутых выше государственных структур, коим направлено обращение депутата, Л. Попович твердой уверенности не высказал: «Я не знаю силу совокупного административного ресурса в данном случае: способна ли она «перебороть» решение нового руководства завода».

Вадим Дробиз, директор российского Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРА», в свою очередь, апеллирует в большей мере не к рынку стеклотары в стране, а к российской нормативно-правовой базе: «Полагаю, что никакой остановки производства не должно быть. У нас достаточно много компаний, которые производят стекло, и есть очень серьезная недозагрузка мощностей в стекольной отрасли. Хотя задержка возможна даже на месяц: это очевидные производственные потери». Но, подчеркивает В. Дробиз, «государство должно лучше контролировать, кому конкретно переходят активы и, во всяком случае, не допускать подобных сделок, скажем так, с враждебной стороной».

Надо признать в этой связи, что американский бизнес проводит весьма «отточенную» политику по изоляции Крыма не только на собственной территории, но и – как ни покажется странным – на российской территории. Это ему удается не в последнюю очередь потому, что в современной нормативно-законодательной базе РФ нет четких ограничений насчет участия иностранных компаний в российском бизнесе. Такая явно ненормальная ситуация сохраняется со времени распада СССР и провозглашения государственного суверенитета РФ.

Коллизия со стеклотарой для крымских виноделов в очередной раз ставит ребром основной, пожалуй, вопрос: какова реальная дееспособность решений правительства России по социально-экономическому развитию Крыма, если российские вроде бы компании демонстрируют, прямо или косвенно, солидарность с антикрымскими-антироссийскими санкциями?

Так или иначе, но подавляющее большинство крупных и средних коммерческих банков РФ, как и, например, сотовых операторов и торговых сетей в Крыму, по-прежнему не работают и пока не намерены менять свою позицию. А все потому, что в «начинке» владеющих ими компаний/корпораций доля американских и в целом западных капиталов/акционеров либо преобладающая, либо как минимум в коридоре 40-50%. Стало быть, западные санкции против них вполне реальны.

Потому не планируется основать и развивать в регионе сеть, к примеру, супермаркетов «Магнит», «Пятёрочка», «Лента», «Азбука вкуса», «Карусель». По имеющейся информации, на ближайшую (если не на обозримую) перспективу в Крыму останется только по одному торговому комплексу у «Ашана» и «Метро». По той же причине продолжится отсутствие здесь сотовых операторов «Билайн», «Мегафон», ТЕЛЕ-2. Из крупных российских компаний только «Читай город-буквоед» (книжная торговля) в текущем году планирует расширить свою сеть новыми объектами в Севастополе и Ялте.

 

 

Характерна в этой связи позиция ВТБ, занятая еще с весны 2014-го: банк пока в Крым не собирается. Как заявил глава ВТБ Андрей Костин, выступая в 2018 г. в Госдуме, «можно возмущаться и что угодно публично говорить, но, к сожалению, мы вынуждены здесь быть очень аккуратными ради того, чтобы спасти крупнейшее финансовое учреждение страны», потому что в мировой финансовой системе сейчас доминируют США и Европа. «К тому же у региона нет потребности (? – А.Б.) в приходе новых банков», с задачами обслуживания населения вполне справляются работающие в регионе банки.

Аналогична позиция и Сбербанка.  Выступая в октябре 2017 г. в Сочи Герман Греф заявил, что не видит такой схемы, которая позволила бы компании работать на полуострове, не подпав под санкции. Он заявил, что это «вопрос (сохранения. – А.Б.) всей финансовой системы страны, конкурентоспособности страны в целом», и назвал «спекулянтами» тех, кто «эти темы все время поднимают».

Можно вполне согласиться с намёком г-на Грефа на то, что нынешняя финансовая система РФ, похоже, впрямую подвязана к транснациональной. Потому и не решаются крупные российские банковские структуры в буквальном смысле признать Крым российской территорией и, соответственно, работать там. Как следствие, это не может не сказываться на позиции других сегментов российского бизнеса, да и других стран ЕАЭС относительно Крыма, о чем «Ритм Евразии» писал неоднократно.

Скорее всего, корень проблемы – в реальном выстраивании государством дееспособной, притом сугубо суверенной финансово-экономической системы страны. Тем более что крымчане однозначно высказались за воссоединение с Россией, очевидно, не только в географическом плане…

фото: ritmeurasia.org

Александр Балиев

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.