Новости

Азовское море: кто здесь власть? (theБабель)

Пока Украина наращивает флот, катера ВМСУ продолжают патрулировать Азовское море и «сдерживать» россиян. Корреспондент «theБабель» побывал на катере «Кременчуг» и поговорил с его капитаном Александром Регулой о военной помощи США, морских сражениях и о том, как живут моряки на боевом катере.

theБабель (Украина): боевой катер «Кременчуг» мешает россиянам блокировать украинские порты

Россия передала захваченные в Керченском проливе малые артиллерийские катера ВМС Украины «Бердянск» и «Никополь», а также буксир «Яны Капу», но с них сняли всю электронику. Тем временем в Одессу из США прибыли два катера типа Island: Р190 «Славянск» и Р191 «Старобельск». Сейчас на Украине есть два боевых катера типа «Гюрза»: «Лубны» и «Кременчуг». Их главная задача — охранять проход судов в Азовском море, предупреждать нападения со стороны российских военных катеров.

Лейтенант Александр Регула еще шесть лет назад был курсантом в Севастополе, он один из тех, кто спел гимн в Нахимовском училище, когда оккупационная власть подняла российский флаг вместо украинского. Сейчас он капитан катера «Кременчуг». В 2018 году Регула вместе с командой из четырех человек помог судам «Донбасс» и «Корец» пройти из Одессы в Азовское море.

На территории Мариупольского порта куча людей, работают краны, бетономешалки. На пристани пришвартованы два катера: «Кременчуг» и «Лубны». Экипаж получает продукты на очередной рейс. В мешках картофель, йогурт, овощи, фрукты, соленая и свежая рыба, вода. По катеру ходит капитан Регула.

Александр Регула: Говорят, вы хотели проникнуть на наш катер. Вижу, вам удалось. У нас, в общем, правила следующие. Ничего нельзя фотографировать, ничего нельзя спрашивать, все, что мы делаем — секрет. Если хотите, можно сфотографировать флаг. Все остальное — тайна.

По первому запросу в Google по фамилии Регула выдает десять ссылок, в каждой из которых по несколько фото командира. Пока моряки носят пакеты с продуктами, Регула предлагает кофе и поговорить. Он закрывает дверь и говорит: «Ну, спрашивайте, но только то, что несекретно, а у нас тут почти все секретно».

На столе начинает звонить телефон, играет «Самый лучший день заходил вчера». Мы начинаем разговор. Александр говорит, что на катере постоянно находятся пять человек.

— Работаем по штатному распорядку дня, следим за состоянием катера и его подготовкой к выполнению заданий. У меня все контрактники, я самый младший — 24 года, а самому старшему 37 лет. В основном мы выходим в море, чтобы обеспечить проход судов и чтобы не было нарушений со стороны россиян на море. Когда мы здесь появились в сентябре, ситуация стала лучше. Потому что до этого россияне задерживали корабли. А пару часов задержки для корабля — это экономическая катастрофа, это уже компания переплачивает.

Российские моряки давят экономически: задерживают корабль возле Керченского пролива и осматривают его, на что они не имеют права.

— В международном морском праве есть пять причин, когда можно остановить судно. Ни под одну причину их осмотр не подпадает, они просто останавливали корабли и угрожали. А потом мы начали выходить на патрулирование. Они стали нас бояться. Мы перехватывали их разговоры, а там было такое: «Контролируйте змеенышей, опять эти змееныши сейчас выйдут, опять их нужно будет искать». Мы начали пресекать их действия, до стрельбы не доходило, но наглости поубавилось. В октябре случаи остановки судов россиянами сократились на 50 процентов, в ноябре их не было вообще. Да, они действуют очень нагло. Как гопники — нападают толпой. Но на их действия надо отвечать. Они не стреляют по судам, но останавливают и говорят: «Вы же будете идти назад, будете иметь проблемы». Останавливают в основном тех, кто идет в Бердянск или Мариуполь. Тех, кто идет в сторону Таганрога или Ростова, они не трогают. Но если есть члены экипажа из Украины, то обязательно осматривают.

По словам Александра, россияне используют авиацию: самолеты, вертолеты. «Но очень редко».

— Когда мы зубки показываем, говорим им: «Наши ведь тоже могут прилететь».

На катере штатной должности кока нет. Регула говорит, что иногда готовит и сам.

— Рацион у нас — что захотели, то и сделали. Сели и такие: «Что на обед?» Встали все, приготовили солянку или борщ. Дежурный, бывает, спрашивает, что на завтрак. Сейчас новая система питания — по меню. Например, полтора литра воды в сутки обязательно. А так, определенная сумма на каждого человека. Мы сделали акцент на овощи, фрукты, рыбу.

Регула продолжает повествование и рассказывает о помощи флоту со стороны США.

— Сейчас у нас стоят американские двигатели Caterpillar, но есть и очень много украинских разработок. США нам очень помогают, например, передали катера. У нас была проблема: в Крыму отжали наши корабли. Подфартило, что «Сагайдачный» не был там, потому и спасся. Но сейчас мы наращиваем мощь. Россия рекламирует свою армию и флот — мол, у них все хорошо. А на самом деле они привыкли, что берут количеством. Но когда у нас уже есть техника и оружие, они поднимают лапки и говорят: «Ой, извините».

Командир говорит, что самая важная помощь — это тренировки моряков. Три экипажа кораблей сейчас вернулись из Балтимора, где их обучали инструкторы армии США. Катер выходит по вызову, стационарно дежурит возле порта. Если что-то случилось, экипаж готов для оперативного выхода в море. Регула считает, что это достижения новой, американской системы.

— Советская система была: «Берегите технику, а людей мы подвезем». Сейчас все наоборот, самое важное — это люди. До 2014 года у нас был бинт, чтобы голову замотать. А сейчас нас готовят так, что люди должны выжить любой ценой. Опыт — это оружие, которое очень многое определяет, особенно на море. Раньше было так: месяц готовишься, а потом на корабле отрабатываешь. Сейчас все иначе. Есть старшинская подготовка в США, то есть если курсант хочет, он может закончить американские курсы. Кроме этого, помогают оружием, передали шесть катеров. Это какая-никакая, а сила. Строятся корабли, оснащаются оружием. Мы создаем флот.

Разговор прерывает моряк, который вылезает из трюма.

— Все загрузили, там на пять суток, на нормальный такой рейд хватит.

Чтобы принять решение, Регуле не нужно звонить в Киев или согласовывать все с генеральным штабом и командованием. Как командир он сам может решать, применять оружие или нет. Последний такой случай, когда почти дошло до стрельбы, произошел в прошлом году.

— Мы не дали остановить четыре корабля, один из них ливийский. Была ситуация, когда россияне пытались их остановить. Я вмешался и сказал, что судно под моей охраной. Они пытались ближе подойти, я сказал, что буду применять оружие, — они испугались. Короче, они говорили капитану: «Останавливайся», а я говорил: «Следуйте своему плану». Капитан ничего не мог понять и спросил: «Так кто здесь власть?» Я честно сказал: «Власть здесь мы, выполняй свое задание». Мы их довели до пролива.

Катер «Кременчуг» в паре с «Лубнами» уменьшил давление на торговые суда со стороны России, но убытки для экономики Украины все равно большие. По словам командующего флотом Игоря Воронченко, азовские порты Украины потеряли почти половину доходов из-за того, что россияне препятствуют судоходству.

— Раньше здесь весь порт был забит кораблями, шли сюда, в Бердянск, а сейчас все направляются в сторону Таганрога. Мимо Мариуполя за сутки проходят более 40 кораблей. Но Россия, например, не останавливает американские корабли — это же опасно, потому что Америка бы перебросила сюда какое-нибудь свое боевое судно.

Регула считает, что флот Российской Федерации в плохом состоянии.

— Россия очень сильно себя рекламирует, но у них не так все и хорошо. Есть, конечно, борзые наглецы, но когда начинаешь отвечать их методами, они пугаются. Они берут количеством и могут угрожать только ядерным оружием. Берут хорошо сделанное старое и говорят, что это их новые разработки. Да, они имеющейся силой могут заблокировать порты полностью, потому что Россия — это страна-гопник, может бить толпой, а если выцепить корабль один на один, они быстро убегают.

После разговора мы сходим на берег, рядом стоит «Донбасс». Спрашиваю, выходит ли он в рейд.

— И он уже… Ему… С 1960-х годов. Хотя, может, и выйдет, если надо будет.

Регула закуривает, смотрит на маленький катер.

— Все через жопу. Там, на земле — разведение, а тут прямо сведение. Правда, в море надо воевать по конвенциям. Просто так никого не закопаешь в лесополосе, придется объяснять. Обидно.

Евгений Спирин

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.