Новости

Бандеровские пауки в банке

Как коротают время украинские «герои» в плену.

«Без пыток была бы не жизнь. Ничто так не поднимает тонус, как когда у тебя в руках чья-то жизнь», - любил говаривать один из самых «отмороженных» бандитов из спецроты МВД Украины «Торнадо» Даниил Лящук, предпочитавший именовать себя «Аль-Такбир», или попросту – «Моджахед». Эти слова могут стать девизом всех силовых структур Украины, боевики которых не могут обходиться без пыток, даже находясь в плену. Да, да, украинские каратели, взятые в плен защитниками Донбасса, коротали дни в неволе, пытая и насилуя друг друга.

Об этом, в частности, поведал освобожденный правоохранительными органами ДНР по обмену агент ГУР Украины, действовавший под журналистским прикрытием , Станислав Асеев. Он заявил, что в числе прочих украинских боевиков, диверсантов и шпионов, освобожденных по обмену, есть те, кто издевался над своими товарищами по несчастью, подвергая их истязаниям и всевозможным унижениям.

В воскресенье, 1 марта, Асеев написал в социальной сети сообщение об этом.

«О Евгение Бражникове и Алексее Кускове (оба били меня лично и ломали всю нашу камеру осенью 17-го; Женей Ставицким — он все еще в плену — фактически вымыли пол, протянув по всему коридору) я также говорил президенту. Он сразу связался с СБУ, где ему громко отрапортовали «Бражниковым занимаемся», — и на этом все. Ни допросов, ни официального ответа на мой запрос относительно заявления на этих двух персонажей, который я зарегистрировал в СБУ еще 20 января», — написал Асеев.

Как рассказал журналист, сразу же после обмена другие пленные начали бить Бражникова еще за палатками, как только их привезли с блокпоста 29 декабря, однако тогда, по словам Асеева, его спасли военные, и под конвоем СБУ доставили в Киев.

«Кусков уже более двух лет на свободе (его поменяли еще в декабре 17-го). В Феофании (видимо, пришел проведать своего друга Бражникова) встретил меня на первом этаже, хлопнул по плечу и мило с улыбкой спросил: «Ну, как ты? Помнишь меня?». – Помню, Леша, я ничего не забуду … », — рассказывал «запалившийся» агент ГУР.

О том, что другие освобожденные каратели начали бить Бражникова, рассказывал и другой обменянный боевик — Станислав Печенкин. Он признался, что первым начал его бить.

Как сообщает ТСН, в самолете, который доставил освобожденных из плена в аэропорт «Борисполь», Бражников летел отдельно от других обменянных — под охраной двух сотрудников СБУ с автоматами.

Сам Асеев рассказывал, что чаще всего пленные боевики устраивали пытки над сокамерниками с пятницы по воскресенье. Отметим, что в выходные плановые следственные действия не проводились, в СИЗО оставалась только дежурная смена, что, видимо, и благоприятствовало истязателям.

Бражников в комментарии журналистам объяснил свои издевательства над пленными тем, что он делал это по указанию администрации тюрьмы.

«Чтобы вы понимали. С администрацией работали все, кого выводили на работы. Кто-то даже насиловал по указанию надзирателей. О том, что происходило на «Изоляции» (так называют СИЗО, где содержат пленных карателей и их пособников), освобожденные мечтали забыть, а теперь некоторые вспоминают», — объяснил свои действия Бражников. Впрочем, а как иначе он стал бы объяснять их еще? Подобная подача хорошо ложится в контекст киевской пропаганды и выставляет его самого в качестве «жертвы коварства и бесчеловечности сепаратистов».

И, видимо, это вполне удовлетворило сотрудников СБУ, занимающихся «фильтрацией» обменянных. Во всяком случае, бывшие пленные и журналисты сообщили, что Бражников после выхода из «Феофании» (элитная клиника в Киеве, куда доставили освобожденных карателей для медицинского освидетельствования) исчез. При этом, как сообщил канал ТСН, он находится на Украине и готов ответить на вопросы правоохранителей, если они у них возникнут.

Примечательно и то, что никто из потерпевших от него сокамерников не говорил о том, что тот действовал по указанию администрации. Нет также ни одного указания на то, что истязатели «выбивали» показания или добивались от задержанных каких либо других шагов, в которых могли бы быть заинтересованы правоохранительные органы. То есть никакого намека «на пресс-хату», где сотрудничающие с администрацией заключенные «ломают воров» или выбивают показания, не отмечается.

Кроме того, если бы данные персонажи действительно сотрудничали бы с администрацией, они едва ли пошли бы на обмен, тем более, вместе со своими жертвами.

Так в чем же дело? Почему в среде украинских пленных процветает уголовный «беспредел»?

Бывший народный депутат Верховной рады Украины от Херсонщины Алексей Журавко, посетивший ДНР, побывал в тюрьмах, где содержатся военнопленные. Политик, познакомившийся с их делами, констатировал, что многие из них и раньше имели проблемы с законом и имеют судимости. Вероятно, этот контингент и привнес в среду пленных самые жуткие элементы тюремной жизни. Причем, без всяких ограничений вроде уголовных «понятий» и правил.

Кстати, данное обстоятельство дает понимание заявления, сделанного в 2018 году бывшим представителем Украины в гуманитарной подгруппе по урегулированию ситуации в Донбассе Ирины Геращенко.

«У меня есть справка от врачей – у всех освобожденных были черепно-мозговые травмы. Их пытали, били по голове. Двенадцать признались в сексуальных изнасилованиях», — сообщила мадам Геращенко журналистам. Тогда это заявление многие сочли не слишком удачной пропагандой, но в свете нынешней информации есть основания полагать, что, возможно, так и было. Только с той поправкой, что карателей «били по голове» и насиловали их же «побратимы».

В этом нет ничего удивительного – на счету «АТОшников», избежавших плена, тысячи подобных преступлений, совершенных уже на Украине – убийства, истязания, изнасилования. А если эти «пауки» оказываются в «банке» центра содержания пленных?

Понятно, почему украинские власти постарались «замять» историю Кускова и Бражникова, которая рушит так заботливо создаваемый киевской пропагандой образ «мужественных и невинных страдальцев». Но выступления Асеева и ТСН помешали этому, и происходившее в среде пленных карателей вызвало внимание украинской общественности.

И теперь можно ожидать, что киевские пропагандисты будут вынуждены отрабатывать версию, сдуру предложенную Бражниковым. Сдуру, потому что, когда в украинских СМИ появятся утверждения, что он мучил и унижал «побратимов» чуть ли не по личному приказу Владимира Путина, бдительные хлопцы из СБУ наверняка объявят, что вся история с обменом, было ни что иное, как попытка «внедрения». И отправятся Бражников с Кусковым вновь за решетку, теперь – украинскую, как «российские шпионы», пытавшиеся вызнать главную украинскую тайну.

Кстати, обвинение в тюремном беспределе Москвы уже стало на Украине традицией.

Напомним, что экс-начштаба батальона «Айдар» Валентин Лихолит в ходе заседания суда по делу убийц и садистов из «Торнадо» заявил, что на Украине в тюрьмах находятся 8200 «атошников». Ещё более 20 тыс. карателей, по его данным, получили подозрения от следователей в рамках открытых уголовных дел.

«Вы понимаете, какая это машина крутится? В государстве уничтожается патриотическое движение! Сколько мы полков закопаем! Кто будет государство защищать?!», - взывал Лихолит.

Он утверждал, что воры получают приказы из Москвы (!) «опускать» «ветеранов АТО», оказывающихся в одних камерах с уголовниками.

«Если нас не смогли уничтожить на фронте, то сейчас Путин через Матиоса (главный военный прокурор Украины) уничтожает нас после фронта», — горевал Лихолит.

Но никакие ухищрения и манипуляции киевских пропагандистов и апологетов «АТО» не в состоянии скрыть того обстоятельства, что «революция гидности» и устроенная фашистско-олигархическим режимом резня в Донбассе породила десятки тысяч настоящих монстров, смертельно опасных для окружающих. Гитлер некогда говаривал: «В наших замках мы вырастим такую молодежь, перед которой содрогнется весь мир». Его украинские продолжатели обошлись без замков.

Сергей Спиридонов

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.