Новости

Байдена спас… маразм?

Прокуратура США не будет выдвигать Байдену обвинения в ненадлежащем обращении с секретными документами, заявил специальный прокурор Роберт Хур. По его словам, следствие не нашло доказательств того, что дед Бидон осознанно нарушил правила обращения с такими материалами, так что состава преступления в его действиях нет. 

Напомню, Байден, будучи еще частным лицом, хранил у себя в офисе, расположенном в Центре дипломатии и глобального взаимодействия при Пенсильванском университете имени Байдена в Вашингтоне, секретные документы, к которым имел доступ в бытность вице-президентом США в 2009—2017 гг. В документах речь идет о военных операциях в Афганистане, а также информация о политике США по Украине, Ирану и Великобритании. Многие документы имели гриф «Совершенно секретно», и, конечно же, пребывание их в руках частного лица, пусть даже и бывшего вице-президента и будущего президента, является нарушением закона. Совершенно аналогичная история приключилась с Трампом, хотя и с меньшим количеством документов, но ему, в отличие от Байдена, обвинения предъявлены. 

Почему же Трамп обвинения получил, а Байден отделался легким испугом за хранение существенно более чувствительных в плане национальной безопасности США материалов? А все просто: по словам прокурора, Байден на допросах предстал как «пожилой человек с сильно ограниченной памятью», которая «становилась все хуже». Байден якобы не помнил, когда он стал вице-президентом и когда перестал им быть, путался в воспоминаниях о своем общении с чиновниками в бытность вице-президентом и даже не мог вспомнить, когда умер его сын. 

В общем, получается, Байдена освободили от уголовной ответственности по причине невменяемости. Основание, конечно, достаточно веское. Хотя, справедливости ради, следователям надо было бы доказать, что он был невменяем тогда, когда забирал секретные документы — но кого волнуют такие мелочи? Правда, тогда возникает вопрос: как получается так, что человек, недостаточно вменяемый, чтобы нести ответственность за свои поступки, в то же самое время считается достаточно дееспособным, чтобы руководить наиболее влиятельным государством планеты? 

Вопрос, конечно, риторический, но мы для себя в скобках ответим: в отношении Байдена термин «старый маразматик» — отныне не оскорбление, а юридически установленный самими же американцами факт.

Татьяна Монтян