Новости

Бить или не бить: украинская журналистика пробивает дно

Вот уже несколько дней на Украине полыхает громкий журналистский скандал. Часть украинских журналистов поддержала коллегу, выступающего за физическую расправу с сотрудниками «неправильных» СМИ

 

Скандал начался с призыва одного из сотрудников Hromadske.ua Богдана Кутепова расправляться с коллегами.

 

«Я считаю так: чтобы не было потом визга об ущемлении свободы слова, журналистов должны пиз**ть сами же журналисты. А журналисток — журналистки. Тех, которые ставят тупые вопросы, просто сажать на место или выводить из зала. А тех, кто под видом журналистов приходит провоцировать от Шария, Медведчука или из кремлевских помоек типа Страны.юа — нещадно пиз**ть. С — Саморегуляция», — написал он в Facebook по мотивам пресс-конференции с Олегом Сенцовым и Александром Кольченко.

 

 

 

Помимо этого Кутепов назвал андрогином журналистку издания «Страна» Юлию Корзун.

Его слова вызвали бурную реакцию.

 

«Раньше избивали на митингах, во дворах домов, просто на улицах. Кутепов предлагает не тратить время и бить прямо на пресс-конференциях. Кроме того, он прямо оскорбил журналистку «Страны». «Громадское ТВ» финансируется государственными структурами стран Запада, международными фондами. Финансируют они, вероятно, эту структуру под продвижение неких ценностей. Как соотносятся с этими ценностями призывы работников «Громадского ТВ» к избиению журналистов? За это им платят зарплату?» — заявил главный редактор «Страны» Игорь Гужва.

В итоге на Hromadske.ua собрали редакционный совет и осудили высказывание своего сотрудника. Сам же Кутепов дополнил запись, отметив, что заявление делал от своего имени. Но это не помогло. Скандал набирал обороты и включал все большее количество журналистов.

 

 

 

Стыдные оправдания

Некоторые украинские журналисты поведением коллеги возмутились.

«Тут один «журналист» призвал бить других журналистов. Правда потом он дал заднюю, мол, не это имел ввиду, и вообще это его личная позиция…. Радует, что медиаресурс, где он трудоустроен, отреагировал быстро», — заявил журналист, телеведущий канала NewsOne Василий Голованов.

А ведущая авторской передачи на телеканале ZIK, украинская журналистка Наталья Влащенко припомнила скандал с тем, как нардеп Максим Бужанский назвал одну из журналисток «тупой овцой».

 

«Вообще-то коррида с Кутеповым началась у меня лет пять назад. Света Залищук обиделась на меня смертельно, что я рискнула спросить ее во время Харда: как на 5 тыс. зарплаты Сергей Лещенко умудрился купить квартиру? В течение суток после выхода интервью грантоеды подвергли меня остракизму и проклятью. Самым непристойным был пост нетрезвого Кутепова. Пост убедил меня в собственной правоте. Скажу больше: 90% проклявших впоследствии извинились и сказали: ох, а ведь ты была права. Они не знали одного: мне пофиг кампании и истерики, если я знаю, что права. А Кутепов… ну что Кутепов… обычный баран. Или овца. Не проверяла», — отметила она.

Казалось бы, такая же реакция будет и у других журналистов. Все-таки призывы к насилию нельзя оправдать.

Но не тут-то было. Часть коллег вступилась за Кутепова. В частности, бывший нардеп и журналистка Ольга Червакова заявила: Кутепов не призывал к расправам.

«Я не большой сторонник акций прямого действия и большой противник любых физических атак. Но мне кажется, что ни о каком насилии в посте Кутепова речи не шло. Вот чего бы я на его месте точно не делала — не использовала бы в данном контексте слово «пи*дить. Ведь оно действительно может восприниматься как «бить», хотя часто используется в значении «воспитывать», «делать замечание» и т.п.», — на голубом глазу заявила она.

 

 

 

 

При этом к тому времени сам Кутепов максимально кокретизировал свою точку зрения, процитировав классика современной украинской литературы Леся Подервянского.

«Сказать же вам по правде, не люблю я
Тех б**дских пустословий, ведь не верю
В силу слова я, а верю в силу п**дюлей», — привел цитату Кутепов перед тем, как порассуждать о реакции на его первую запись украинских и российских СМИ.

Оправдывая Кутепова, Червакова обратилась к Влащенко, попеняв ей за то, что та назвала Кутепова бараном и овцой, и призвав сплотиться против политиков и не раздувать журналистские войны. В этом Червакову поддержала и журналистка Михайлина Скорик-Шкаровская.

А юрист Института медиаправа, эксперт Реанимационного пакета реформ Игорь Розкладай и вовсе заявил: Кутепов прав.

«Вижу там единственный предмет для рассмотрения — тот, о котором пишет Богдан. Пока журналистика не очистится от ходячих микрофонов, пока не будет ответственности медиа и попыток очиститься от всяких знайстранстодвенадцатыхньюзванов, до то этого момента не будет изменений в публичном дискурсе, политике и в целом изменений в стране», — отметил он.

Такая поддержка, по сути, призывов к расправам с инакомыслящими журналистами впечатляет и может иметь далеко идущие последствия.

«Нельзя думать, что это шутки и просто слова. Мы все помним, как травили Бузину, а потом его убили. Мы все помним, как травили Страна.UA — Новости Украины, а потом Игоря Гужву бросили в тюрьму. С таких вот призывов в соцсетях, вроде бы несерьезных, ну знаете, типа сгоряча ляпнул, началась бойня на Майдане. Помните, как Аваков тогда написал свое знаменитое «Менты — не люди»! Тогда это могло восприниматься как такая себе творческая гипербола, написанная в состоянии аффекта. Но таких постов были тысячи. А потом утром 20 февраля 2014 года начали стрелять на Майдане по вот этим вот «ментам-не людям», и началась бойня», — напомнила журналистка «Страны» Олеся Медведева.

Вместе с тем, за этим скандалом постепенно забылась причина выступления Кутепова. А ведь она тоже свидетельствует о кризисе в украинской журналистике.

«Вы любите борщ?»

Кутепов написал свою заметку после пресс-конференции Сенцова и Кольченко, которая вызвала оторопь даже у украинских журналистов. На ней их коллеги продемонстрировали, куда скатилась журналистика на Украине.

 

«Пресс-конференция Сенцова и Кольченко была очень полезной. Ведь раньше заявление «абсолютное большинство наших журналистов — не просто профнепригодны, а и чисто по-человечески дебилы» хотелось сделать только после прессух Порошенко. Но тогда обвиняли в политической ангажированности, и начинался обычный срач «зрадофилы-порохоботы». А тут прямо так выпукло все видно и в неполитическом контексте», — отметил бывший журналист, член «Демократической секиры» Виктор Трегубов.

 

 

Даже его — сторонника Порошенко — проняло то, как себя вели украинские журналисты и какие вопросы они задавали.

Так, среди заданных вопросов: что вкусного Сенцову и Кольченко передавали в тюрьму и чего бы они хотели поесть, как Сенцов переживает расставание с женой и занимался ли Сенцов спортом в тюрьме. Один раз Сенцову задали даже «вопрос от простого народа», что его удивило.

 

«А вы считаете себя не простым народом?» — спросил он журналиста.

 

 

Загрузка...
 
 

 

Но были и острые вопросы. Так, Сенцова спросили о его отношении к Геннадию Афанасьеву, который дал на него показания, а Кольченко — о том, знал ли он, что офис «Единой России», при поджоге которого он присутствовал, находился в жилом здании. Кроме того, Сенцова попросили конкретизировать: занимался ли он чем-то из того, что ему вменяли российские следователи, в Крыму. Именно ответы на эти вопросы сейчас во многом и обсуждаются в СМИ.

Одна беда — задавали их не журналисты мейнстримных украинских СМИ, а журналисты из окружения того же медиаэксперта Анатолия Шария, что вызвало ненависть у таких украинских журналистов, как Сергей Гришин и Кристина Бердинских. Собственно, на «шариевцев» попытался переложить вину за позор украинских СМИ на пресс-конференции и такой журналист, как Осман Пашаев, заявив, что те тоже ставили много вопросов.

Тем не менее, пресс-конференция Сенцова и Кольченко показала: именно мейнстримные украинские медиа переживают сегодня глубочайший кризис. Заявление Кутепова и реакция его украинских коллег это лишь подтвердили. Агрессивное меньшинство, которое готово «пи**ть» других журналистов только за то, что в их корочке работодателем записан кто-то, кто им не нравится, вызывает всё большую оторопь у значительной части украинского общества.

И все больше украинцев задают журналистскому сообществу булгаковский вопрос: «Но позвольте, как же он служил в очистке?»

Георгий Лучников