Новости

«Бомба была, но теракта я не хотел»

Артур Панов об аресте, пытках и освобождении

Мы встретились с 21-летним Артуром Пановым, который в субботу вместе с другими пленными прилетел в Киев из Москвы, в больнице «Феофания». В медицинском учреждении, где в основном лечатся политики и чиновники, сейчас проходят обследования и вчерашние узники.

Артур, самый молодой экс-пленный, с удовольствием согласился встретиться, говорит, что почти все его знакомые и близкие остались на родине, в Луганске. В Киеве его встречала только мама.

Артур был задержан в декабре 2015 года. Его обвинили в шпионаже и подготовке к террористическому акту. По версии российских силовых структур, он готовил взрыв. В августе 2017 года Россия приговорила его к восьми годам заключения.

— Меня задержали в Ростове. Я ехал транзитом из Луганска в Киев. Но так как там линия фронта, все автобусы пускают через территорию РФ. И чтобы пересекать эту линию, нужно получать очень много документов, разрешений. Сейчас вроде упростили, но на тот момент все было именно так.

 

 

— А зачем вы ехали в Киев?

— Я просто хотел уехать из Луганска из-за всего того п...ца, который там происходит. В том смысле, что и при Украине нельзя сказать, что там все было нормально. А сейчас вообще средневековье. В России, где я провел где-то неделю, меня задержали по подозрению в подготовке теракта.

— Вы работали в Ростове?

— Нет, просто там находился, а потом собирался ехать в Киев. Ходил по городу, гулял — особо ничем не занимался.

— Так как вас задержали?

— Я подходил к парковке и не обратил внимания, что на одной из машин не было номерных знаков. Меня окликнули, и в этот же момент из машины вылетели четыре человека и запихнули меня в авто. Люди, которые рядом стояли, попытались возмущаться, потому что все выглядело как похищение. Но человек, находившийся за рулем, показал людям корочку ФСБ, и они отступили.

— И куда вас повезли?

— В здание ФСБ, а затем в гастрольный тур по всему Ростову. Федеральная служба безопасности, центр противодействия экстремизму, МВД, следственный комитет, служба по делам несовершеннолетних... Словом, покатали меня несколько суток по всем инстанциям.

— ФСБ РФ обвиняло вас в подготовке теракта, мол, даже бомбу нашли…

— Да, бомба действительно была. Я это признал в суде. У меня обнаружили взрывное устройство, а также записи, которые, согласно экспертизам, были расценены как экстремистские. 

— Вы сами сконструировали взрывное устройство?

— Да, помог даркнет, плюс группы в соцсетях. Но на самом деле бомба была такая себе, она была сделана из селитры. А следствие приравняло радиус поражения к гранате Ф-1.

— А что вы собирались делать с этим устройством? Действительно устроить теракт?

— Нет. Теракт – это клише росСМИ, который они лепят ко всем украинским гражданам, чтобы показать, что украинцы с такими промытыми мозгами, что готовы убивать ни в чем не виновных русских. Да, я планировал в Ростове диверсию, но в самый последний момент от этого отказался.

 

 

 

— У вас были сообщники в Ростове?

— Сообщников не было. По делу проходил один местный из Ростова, Максим. Но он вообще не при делах, его загребли, потому что он, якобы знал, что готовится преступление и никому об этом не сообщил. А на самом деле мы просто были друзьями в «Контакте», была переписка, в которой пару фраз расценили будто он знал о том, что готовится. Там не было никаких предложений, там была беседа, диалог, в котором мы обсуждали политическую ситуацию на Донбассе. Каких-либо предложений совершить диверсию или тем более террористический акт там не было. Максиму предлагали подписать досудебное соглашение, но он отказался. Получил 10 лет, хотя абсолютно не виновен.

— Вы чувствуете свою вину?

— Чувствую. Но опять-таки я понимаю, что эта мысль у меня в голове появилась из-за какого-то своего отношения к России. Потому что я считал, что если это совершить, то это будет достойным воздаянием РФ за агрессию в отношении Украины.

— Что вы хотели взорвать?

— Я обдумывал места, не связанные с мирным населением, хотя мне приписали ЖД вокзал, супермаркет, театр. Но в итоге я отказался от идеи в принципе.

— Ок, что происходило после задержания в России?

— Была небольшая камера, как в СИЗО, я там провел 11 суток. Потом избрали меру пресечения и перевели в СИЗО города Таганрог. Там я успел начудить. Мне не оказывали медицинскую помощь, потому что один из сотрудников был психически невменяемым. Он меня ненавидел из-за того, что кто-то из его родных во времена второй мировой оказался в лагере смертников. И одним из комендантов этого лагеря был украинец. На этой почве он испытывал ко мне презрение. И когда я просил что-то или говорил, он думал, что я таким образом пытаюсь уйти от наказания. Он у меня постоянно забирал матрас, из-за этого я простудил почки. Они болели до такой степени, что я не мог вставать. Но они мне отказывали в медпомощи. В итоге мне пришлось вскрыться (вскрыть вены - Авт.) прямо на камеру. Сразу же получил медпомощь.

— Что было в лагере?

— В 2015 меня задержали, а приговор вступил в силу только в прошлом году. Соответственно на лагерь меня повезли только в 2018-м. Меня закрепили за отрядом, в котором было около 100 человек. Но большую часть времени я проводил не в нем, а в санчасти или штрафном изоляторе. По 205 статье там особое отношение. Общаться нельзя, учиться нельзя, работать нельзя. Даже за пределы локального участка выходить всем можно было, а мне нельзя.

— О чем вы думали, когда попали в лагерь? Как оно засыпать с мыслью о том, что тебя закрыли на 8 лет?

— Я об этом особо не задумывался. Потому что прекрасно знал: ни я первый, ни я последний. Но в целом со мной ничего страшного не произошло. В отличие от других людей, которые сильно пострадали. А сколько там еще наших сограждан, к которым применяют пытки чтобы выбить показания!

— А что рассказывают, как пытают?

— У них популярен метод «пакет на голову», кроме того, подключают к половым органам провода и ток. Есть и иголки под ногти.

— Когда вы были в лагере, вы что-то слышали об обмене?

— Да, я в первый раз слышал об этом по новостям. В лагере по телевизору постоянно крутили новости. Но тогда это вроде как в теории все обсуждалось. А потом в один прекрасный день меня разбудили посреди ночи и повезли в аэропорт.

— Вы что-то сделали, чтобы вас внесли в списки по обмену или это само собой получилось?

— Когда меня задержали, ко мне приходили консулы, поэтому информация обо мне была известна еще в декабре 2015 года. Соответственно оттуда оно перешло к уполномоченному по правам человека. Поэтому я знал, что моя фамилия фигурирует в правительственных списках.

— Встречались ли вы с освобожденными?

— Да, я их вижу практически каждый день. Не всех, но Евгения Панова, Александра Кольченко, Бекирова. А Сенцов и Гриб вроде как покинули Феофанию.

 

 

 

— Вы упоминали, что планируете создать политическую силу.

— Да, общественно-политическую платформу. Ее суть – способствовать защите прав и законных интересов украинским гражданам не только в Украине, но и в любой другой стране мира. При этом я говорю не только об украинских гражданах, я говорю об украинцах в целом. Будь они гражданами РФ, США, Канады или любой другой страны мира. Это что касается общественного направления, а политически – это продвижение своих идей в массы.

— Что это за идеи?

— Партия, которую я планирую создать, должна носить национально-консервативное направление. Если говорить откровенно, нас постоянно опускали лицом в грязь: сталинские репрессии, голодомор, депортации, будапештский меморандум. Поэтому организация должна защищать интересы именно нашей нации, нашего государства. Но пока мне нужно решить насущные проблемы, вопросы с проживанием и здоровьем. На отдых нужно съездить. Сейчас присматриваюсь куда-то на юг.

— Что планируете еще?

— До всех этих событий я учился на первом курсе в Луганске. Сейчас я хочу восстановиться, но уже в киевский ВУЗ на факультет международных отношений или политологии.

— А у вас есть куда ехать, где жить?

— Сказали, что этот вопрос будет решаться. Мол, президент обещает, что жилье будет предоставлено всем, кто вернулся.

 

Загрузка...

 

Бомба была, но теракта я не хотел - Артур Панов об аресте, пытках и освобождении - фото 3

Напомним, как сообщали "Вести", 7 сентября РФ и Украина провели взаимное освобождение удерживаемых граждан в формате "35 на 35". Освобожденные украинцы после возвращения в Украину были перевезены в медицинский центр "Феофания" и военный госпиталь в Киеве. 

 

АНТОН ДРАННИК