Новости

Бульдог

Звери с Ольгой Волковой

Накануне года любого другого животного мы с легкой душой могли бы написать что-то вроде «вот, пришло время крысы, кролика, свиньи (кого угодно, кроме, естественно, дракона) — заведите себе эту милую зверушку, и будет вам китайское счастье».

С годом Быка так не работает. Во-первых, самый маленький бык весит несколько сотен килограммов и великоват для тесного соседства. И даже если устроить ему изысканный коровник посреди самого дизайнерского из ландшафтов, он еще и удобрит все, до чего дотянется. Хуже то, что во-вторых, а именно — бычий характер, не часто располагающий к нежной дружбе. Конечно, можно с легкостью превратить быка в вола, тогда он, лишившись эротических фантазий, станет куда спокойнее — но разве восточный календарь что-то говорит нам о волах? Нет, этот вымышленный календарный бык не только страстен, он еще и мудр, благороден, силен, трудолюбив, честен, консервативен, вынослив, прагматичен, упрям, независим, обладает железным характером и несгибаемой волей… И при всем при этом очень легко выходит из себя, что роднит его с быком реальным.

Не будем, пожалуй, заводить быка. Давайте-ка мы лучше заведем кого-нибудь, кто мог бы быка для нас победить. Например, ковбоя. А еще лучше — обзавестись бульдогом, специальной «бычьей собакой», чьи предки бесстрашно сражались именно с крупной рогатой скотиной. Даже у таких милах, как французские бульдоги, прадедушка, скорее всего, тоже участвовал в кровавом кошмаре под названием «буль-бейтинг», то есть в травле быков: с XII примерно века в Англии быков чаще всего терзали специальные собаки, сейчас называемые староанглийскими бульдогами и, по-видимому, являющиеся предками большинства ныне существующих пород с «булем» — бультерьеров, питбультерьеров, английских и французских бульдогов и т. д. Откуда взялись они сами, сегодня можно только предполагать: среди их предков были, например, аланы — загадочные догообразные псы кавказских скифо-сарматcких племен, мастифы, молоссы и даже борзые. Все это как-то смешивалось и развивалось, и в результате получилась очень крепкая, мускулистая собака средних размеров (с полметра ростом), но тяжелая (под 40 кг весом), почти не чувствующая боли, не знающая, что такое пощада или отступление, и радостно кусавшая всех подряд до тех пор, пока в середине XIX века травля быков и собачьи бои не оказались вне закона. И это хорошо. Плохо, что невостребованность бойцовых собак довела породу староанглийских бульдогов до полного — буквально — исчезновения.

В наши дни на место вымершего староанглийского бульдога Old English Bulldog встает староанглийский бульдог Olde English Bulldogge — улавливаете разницу? Второе рождение породы началось в Америке в 1970-х. Задавшись целью вернуть миру собаку, внешне копирующую староанглийского бульдога, но лишенную его свирепой агрессивности, заводчики собрали лучших представителей «буль»-пород — английских и американских бульдогов, бульмастифов, питбультерьеров — и с их помощью принялись вызывать к жизни их общего почившего предка. И в конце концов это получилось: у нового староанглийского бульдога и правда те же размеры, та же мощь, та же морда с тазик, те же смехотворно маленькие ушки. Только злобность, к счастью, совсем не та. И название породы все то же, да не совсем: к современному староанглийскому бульдогу принято в скобочках дописывать «заново созданный».

У нового старого бульдога — как породы молодой — есть несколько подвидов: одни поменьше, другие побольше, одни помассивнее, другие посуше и так далее. Может, каждый из этих подвидов со временем разовьется в отдельную породу, а может, наоборот, все они придут к единому знаменателю и станут общепризнанным староанглийским бульдогом (заново созданным). Ну а пока они отнюдь не общепризнаны: многие главные кинологические организации все еще не согласны считать эту породу официально существующей.

Но, главное, собака-то уже есть! Olde English Bulldogge — короткошерстная, средних размеров собака с большой серьезной головой и крепким могучим телом. Верная, смелая и спортивная, эта порода еще и здоровее некоторых прочих бульдогов — у них редко бывают проблемы с дыханием, они способны на длинные прогулки и не утомляются от излишней активности, они вполне бодро живут лет по 10–14 и ни на что, как правило, не жалуются.

Характер у олдов вполне спокойный и уравновешенный, что не мешает им, если придется, поработать телохранителем своих людей и охранником их имущество. Что этой собаке злоумышленник, если теоретически она и сегодня перед быком не спасует, все физические данные у нее для этого есть. Вот только желания нет, ибо новый олд не особо задирист, драться он может, но не хочет. В отличие от своих суровых предков наш заново созданный бульдог считается собакой доброжелательной, веселой, общительной и счастливой. При этом есть у него некоторые черты характера, которые роднят его не только со старыми бульдогами, но и с быками.

Так, эта собака весьма упряма — если, например, она непременно желает в отместку за хозяйский уход из дома писать на ножку кровати, она будет это делать. Ее можно сколько угодно за это ругать — собака, которая во всех прочих отношениях будет вести себя образцово, все выслушает, но в следующий раз сделает то же самое.

Другие сложности характера олда — склонность к доминированию, невероятное чувство собственного достоинства и вытекающее из этих качеств несколько пренебрежительное отношение к вопросам дисциплины. То есть бульдог не очень любит слушаться. А поскольку мы имеем дело с собакой могучей, физически нам ее не переупрямить: придется убедить и победить ее морально.

Однако вдруг ни с того ни с сего начать договариваться со взрослым, закореневшим в своих заблуждениях бульдогом может оказаться поздно, его надо учить уму-разуму с юности. К малолетнему олду, несмотря на всю его умильность, следует подходить со всей мыслимой ответственностью, буквально с рождения втолковывая ему, что он тут хоть и любимый, но все же не самый главный и что ему придется уважать людей и быть им послушным. Чтобы взрослый староангличанин получился безупречным другом, хозяину потребуется уйма терпения, упорства, любви и хорошо бы еще опыта в обращении с собаками. В качестве первого в жизни питомца староанглийский бульдог — не лучшая идея, неумелого воспитателя он сам перевоспитает. Вы и глазом не успеете моргнуть, как обнаружите, что оказались в услужении у собственной собаки (купленной, между прочим, за что-то около 100 тыс. рублей). Наказывать непослушного щенка физически нельзя. И не только потому, что это жестоко и аморально, но и потому, что память у этих собак отличная, грубость и тем более побои они запомнят навсегда. В результате вы наживете себе врага. Сильного, с бульдожьей хваткой… Нет, он вовсе не обязательно вас съест, и даже, скорее всего, не съест. Но любить он вас не будет. А будет он вас игнорировать, в чем вы сами же и виноваты.

Зато правильно воспитанный заново созданный бульдог — это любящий, веселый, преданный, надежный, решительный и терпеливый друг и защитник, игривый и ласковый компаньон, обожающий не только человеческих членов семьи, но и прочих домашних питомцев и даже всяких гостей и почтальонов. Правда, для особо хрупких домочадцев его любовь может оказаться слегка травмоопасной — расшалившийся бульдог собьет с ног кого угодно и вполне может развалить хрупкую мебель и прочую несерьезную ерунду. Если вы хотите уменьшить разрушения, уделите побольше времени гулянию — сильному бульдогу нужны приличные физические нагрузки. Однако ничего сверхъестественного в этом плане он не потребует, две энергичных прогулки в день его вполне удовлетворят. Линяет он умеренно, а еженедельное расчесывание специальной рукавицей сведет последствия линьки почти к нулю. А вот складочки на физиономии лучше бы протирать почаще, они должны быть сухими и чистыми.

Взрослый староанглийский бульдог выглядит весьма суровым и даже мрачным существом, чуждым всяких пустых забав. На самом же деле он ужасно веселый и предприимчивый, и некоторые щенячьи глупости остаются с ним до глубокой стрости. Например, любовь к жеванию всякого такого, в том числе для жевания не предназначенного. Но если обсыпать этого могучего пса ворохом игрушек, он будет грызть их, и ни одна хозяйская туфля не пострадает.

Аппетит у староанглийских бульдогов хороший — и это их главная боль: эти собаки очень склонны к полноте и им, вернее их хозяевам, приходится всю жизнь бороться с лишним весом.

Как и планировалось, староанглийский бульдог (заново созданный) получился куда добрее своего предшественника. Но и он может быть опасным — если кто-то вдруг решит обидеть хозяина, олд грудью встанет на его защиту. А раз так, давайте будем надеяться, что этот чудный пес сумеет защитить людей и от грядущего Быка. И, может быть, благодаря покровительству заново созданного староанглийского бульдога наступивший год будет к нам хоть немного добрее, чем год ушедший. Который всех нас чуть не уморил.