Новости

Человек, который не дал бы развалить Союз

30 лет назад, 16 февраля 1990 года, перестало биться сердце Владимира Васильевича Щербицкого, который дольше других стоял во главе Украины в ХХ веке. Его годы жизни (1918–1990) почти совпали с существованием советской Украины. Он тридцать два года входил в состав высшего руководства УССР, свыше четверти века – в узкий круг высших руководителей Советского Союза и в течение семнадцати лет де-факто являлся главой Украины.

«Все мы родом из детства», – писал Антуан де Сент-Экзюпери. Действительно, ключевые черты личности, ее ценности, характер и мировосприятие закладываются еще в детские годы, в семье. Так и было в случае Владимира Васильевича.

Малая Родина будущего лидера Украины – небольшой городок Верхнеднепровск Днепропетровской области, расположенный при впадении реки Самоткани в Днепр. Сейчас он имеет статус районного центра Днепропетровской области с населением чуть более 16 тысяч жителей.

Семья Щербицких вероятно ведет истоки из казацкого рода, который после ликвидации казачества окрестьянился. Фамилия Щербицкий, очевидно, происходит от слова «щерба», что означает уху или любой отвар, жидкий суп. Она указывает на род занятий предков Владимира Васильевича – рыбный промысел. В семье хранился портрет Тараса Шевченко и иллюстрированное издание «Кобзаря». Владимир Щербицкий всегда вспоминал: «Мы выросли под Кобзарем» и мог наизусть цитировать немалые отрывки из творчества Тараса Шевченко.

Отец Владимира Васильевича, Василий Григорьевич Щербицкий, работал сначала механиком, а затем заведующим небольшой электростанцией, которая обслуживала районную больницу. В период немецкой оккупации Верхнеднепровска (август 1941 – октябрь 1943 гг.) в его доме находилась партизанская явка. Он рано ушел из жизни в тяжелые послевоенные годы в результате несчастного случая на электростанции.

Определяющее влияние в семье на формирование личности детей имела мать – Татьяна Ивановна. Она происходила из крестьянской семьи, имела четырехклассное начальное образование, писала печатными буквами. Занималась домашним хозяйством и всегда ходила в простом белом платочке. Всю жизнь она прожила в Верхнеднепровске, и каких бы высот не достигал ее старший сын, земляки о первом лице республики судили по скромной старушке, жившей в невзрачном одноэтажном доме, состоящем всего из двух комнат.

Татьяна Ивановна и Василий Григорьевич Щербицкие

У Владимира Васильевича было двое младших братьев. Один из них, Георгий, в 1940 году был мобилизован, а в самом начале войны попал в окружение. Избежав плена, он остался воевать в партизанском отряде на территории Беларуси, где и погиб в бою в 1943 году.

1920-е годы для Владимира Щербицкого – это классическое провинциальное «босоногое» детство: игры, купание в Днепре, помощь по хозяйству, школьные занятия. Родители с детства приучали детей к труду. Все лето Володя, Георгий и Борис заготавливали на зеленых днепровских островах сено и дрова на зиму. Определенный уровень достатка семьи и наличие у отца твердой зарплаты позволили Владимиру Васильевичу окончить среднюю школу, не работая в подростковом возрасте. В 1931 или 1932 году он вступил в комсомол, а с 1934 года, еще будучи школьником, стал инструктором и агитатором райкома комсомола.

В 1936 году В. Щербицкий поступил в Днепропетровский химико-технологический институт (ныне – Украинский государственный химико-технологический университет) на механический факультет по специальности «Оборудование химических заводов». Студенческие годы не были сытыми. Приходилось подрабатывать чертежником, конструктором, машинистом компрессоров на заводах Днепропетровска. Выручали продуктами родители. Денег не хватало даже на проезд. И однажды, уезжая в Верхнеднепровск без билета, пришлось скрываться от контролера, перелезать из вагона в вагон через крышу. К несчастью ветром сдуло фуражку, а покупка новой стала целым событием для семьи. На последнем курсе, в апреле 1941 года, В. Щербицкий стал членом ВКП(б).

В. Щербицкий – участник духового оркестра (второй слева во втором ряду)

Военное лихолетье положило конец беззаботной юности. Вчерашнего студента в июле 1941 года мобилизовали в Красную Армию. Как выпускник высшего учебного заведения химического профиля, он был направлен на краткосрочные курсы при Военной академии химической защиты имени К. Ворошилова. Служил на Кавказе, участвовал в оккупации Ирана, которую совместно осуществляли советские войска и западные союзники. В октябре 1944 года, уже в звании капитана, был удостоен медали «За оборону Кавказа». Последняя армейская должность будущего первого секретаря ЦК КПУ – помощник начальника химического отдела штаба округа по боевой подготовке. Военные испытания, строгий армейский быт повлияли на формирование характера Владимира Васильевича, но оставляли место для лирики. Всю войну В. Щербицкий носил с собой томик Константина Симонова, который затем хранил до конца жизни.

В декабре 1945 года Щербицкий был демобилизован как специалист народного хозяйства. В родной Верхнеднепровск Владимир Васильевич вернулся накануне нового 1946 года с молодой женой – Ариадной, которую все и всегда называли Радой. Свадьба состоялась 13 ноября 1945 года, и с тех пор Владимир Васильевич считал 13-е число счастливым. В ЗАГС капитан Щербицкий пришел в военной форме, а его невеста взяла пиджачок у подруги. Роспись прошла без обручальных колец, которые были приобретены через 40 лет после свадьбы.

В начале 1946 года Владимир Щербицкий устроился начальником бюро планово-предупредительных ремонтов на Днепродзержинский коксохимический завод имени Орджоникидзе. Работать приходилось очень много: с 6 утра он шел на завод и оставался там до вечера. В 1950 году у супругов родился первенец – сын Валерий и они получили свое первое жилье – угловую комнату в коммунальной квартире. Владимир Васильевич сам выбирал ее и гордился, что она светлая и просторная. Молодожены называли свою квартиру «мансардой на семи ветрах». Из мебели в комнате были железная армейская кровать и стол. Но в условиях, которые сегодня кажутся спартанскими, супруги были вполне счастливы. Щербицкий любил город тружеников Днепродзержинск и восторженно рассказывал молодой жене, как хорошо, когда посреди ночи вдруг все небо заливает красным – это пошел металл на «Дзержинке».

В послевоенные годы особенно ощущалась нехватка образованных кадров. Естественно, что молодого коммуниста, который к тому же имел определенный опыт комсомольской работы в предвоенные годы, выдвинули на работу по линии партии. Так, в возрасте 28 лет началась стремительная партийная карьера В. Щербицкого – он был избран секретарем партийного бюро Днепродзержинского коксохимического завода.

Владимир Щербицкий принадлежал к первому послевоенному поколению политических и государственных деятелей, которым выпало возрождать разрушенную тяжелейшей в истории человечества войной страну. Сама тогдашняя обстановка обусловливала ускоренное движение талантливых организаторов по открытым для всех социальным лифтам. Этим объясняется и быстрый карьерный рост Владимира Васильевича, который выгодно отличался на фоне руководителей тех суровых времен. Многие из них не имели надлежащего образования, опыта работы, война приучила их к командным методам. Уровень послевоенных кадров оставлял желать лучшего, как и знание экономики, истории, философии. Некоторые руководители не утруждали себя необходимостью вникать в насущные проблемы людей, позволяя себе оскорблять подчиненных. Об одном из секретарей обкомов ходил слух, что все совещания он проводил в генеральской форме, и самому И. Сталину пришлось привести его в чувство словами: «генералом может быть каждый секретарь обкома, а секретарем обкома – не каждый генерал».

Для поколения Щербицкого революционные события 1917 года были далекой историей. Определяющее влияние на их формирование оказала Вторая мировая война. Недаром В. Щербицкий просил сохранить как семейные реликвии ордена, медали, военный ремень, полевую сумку и фуражку. Военный опыт, мучительные потери и триумф были своего рода мандатом этих людей на лидерство в политической системе. Отсюда огромное внимание к торжествам 9 мая, и отсюда же – стремление к миру, разрядке международной ситуации. Слова о «мирном небе над головой» не были для них пустым звуком.

 День Победы, 9 мая 1985 года

Вероятно, в те годы Щербицкий попал в круг общения Леонида Брежнева (первый секретарь Днепропетровского обкома в 1947–1950 годах), с которым долгое время соединяли его рабочие и дружеские отношения. Общались они всегда очень тепло и доверительно.

В тот же период, когда проходило активное восстановление разрушенного войной народного хозяйства города,В. Щербицкому пришлось познакомиться с трудной фигурой в истории Украины – Лазарем Кагановичем, который с марта по декабрь 1947 года возглавлял ЦК КП(б)У.

Впоследствии Владимир Васильевич вспоминал обстоятельства той встречи: «Сообщили, что спецпоездом направляется к нам Каганович. Зная его крутой нрав, готовились серьезно. Встречаем на вокзале. Подходит поезд, состоящий из нескольких вагонов, впереди паровоза – платформа с мешками, заполненными песком. Чуть затормозил, высыпала охрана, оцепила вокзал. Ну точно во враждебную страну приехал. Долго нас мучил Лазарь Моисеевич. Дотошно и тщательно расспрашивал, скрупулезно проверял то одно, то другое. Под конец подобрел.

И вдруг заявляет: хочу искупаться в Днепре! А были уже холода: вода ледяная. Но воля начальства – закон. Искупаться, так искупаться, у каждого свои странности. Каганович потребовал, чтобы подали два махровых полотенца...

– Вот так вот и узнал я, вместе с другими днепродзержинцами, что это за штука такая – махровые полотенца».

В августе 1948 года Щербицкого избрали вторым, а в августе 1952 года – первым секретарем Днепродзержинского горкома КП(б)У.

Смена власти после смерти И. Сталина привела к существенным кадровым перестановкам и изменениям руководства на местах. Украинские кадры начали активно выдвигаться на высокие должности. В феврале 1954 года В. Щербицкого выбирают вторым, а в ноябре 1955 года в возрасте 37 лет – первым секретарем Днепропетровского обкома КПУ. В частности, он занимался заводом № 586 (ныне – «Южмаш»), который начал серийный выпуск межконтинентальных баллистических ракет стратегического назначения. Благодаря этому Щербицкий считается одним из пионеров советской ракетостроительной техники, а в 1982 году даже стал в связи с этим лауреатом Ленинской премии. Тогда же началось освоение нового угольного бассейна – Западного Донбасса, расположенного вблизи города Павлограда. Особое внимание уделялось развитию Криворожского железорудного бассейна, росла добыча марганцевой руды, велось строительство заводов, шахт и карьеров.

В конце 1950-х – начале 1960-х годов наметился курс на омоложение советских номенклатурных кадров высшего звена, и В. Щербицкий по праву считался одним из самых перспективных региональных руководителей, достойных работы всесоюзного уровня. На XVIII-м съезде КПУ (1954) он был избран кандидатом в члены, а на XIX-м съезде (1956) – членом ЦК КПУ. В начале 1956 года В. Щербицкий как делегат с решающим голосом участвовал в работе XX съезда КПСС, слушал знаменитый доклад Никиты Хрущева о культе личности. Тогда же, на XX съезде, его избрали членом Центральной ревизионной комиссии КПСС и у партийца из Украины произошло личное знакомство с Хрущевым.

В сентябре 1957 года Днепропетровщина второй раз подряд собрала богатый урожай зерновых, значительно вырос прирост валового объема промышленности. Тогда и состоялся в ЦК Компартии Украины обстоятельный разговор первого секретаря А. Кириченко с В. Щербицким, которому была предложена новая работа. 4 декабря 1957 года 39-летний первый секретарь Днепропетровского обкома стал секретарем и одновременно членом Президиума ЦК Компартии Украины (без кандидатского стажа, что случалось на практике очень редко). В его ведении оказались вся промышленность (в том числе оборонная), а также все строительная отрасль советской Украины. То есть – ключевой сектор, на который в СССР всегда делалась наибольшая ставка.

Владимир Щербицкий зарекомендовал себя принципиальным и требовательным руководителем. Он хорошо понимал значение научно-технического прогресса, был одним из инициаторов его внедрения в экономику и повседневную жизнь. «Надо объявить войну консерваторам и бракоделам! Не щадить никого, когда этого требуют интересы государства», – призывал В. Щербицкий. Вскоре по его предложению были пересмотрены проекты строительства новых предприятий на предмет соответствия уровню современной техники и технологий, оснащенности оборудованием, средствами механизации и автоматизации. Устаревшее оборудование снималось с производства, намечались меры по модернизации и созданию новых типов машин. Большое значение для народного хозяйства имело развитие химической промышленности. На ХХ съезде КПУ (1960) секретарь ЦК КПУ мог констатировать, что за два года в химической промышленности произошли значительные качественные и количественные изменения, освоено более 50 наименований новых видов химической продукции.

Параллельно с успехами народного хозяйства Украины стремительно росло и политическое влияние В. Щербицкого. 28 февраля 1961 года он был назначен председателем Совета Министров УССР. В октябре 1961 года на XXII съезде КПСС 43-летний председатель правительства Украины стал членом ЦК КПСС и кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС, что делало его одним из самых перспективных руководителей союзного уровня.

Два конфликта сыграли едва ли не определяющую роль в судьбе В. Щербицкого: хрущевская опала 1963 года и победоносное завершение длительного противостояния с первым секретарем ЦК КПУ Петром Шелестом в 1972 году.

Владимир Щербицкий, Петр Шелест и украинский советский космонавт Павел Попович

Летом 1963 года В. Щербицкий неожиданно потерял все высокие посты и был переведен в Днепропетровск, где возглавил промышленный обком партии. Из мемуарной литературы известно, что причиной хрущевской «опалы» было выступление против разделения партийных комитетов на промышленные и сельские. Историкам пока не удалось найти в партийных документах это критическое выступление. Вероятно, речь шла о непубличных, кулуарных высказываниях.

После отставки Н. Хрущева и избрания первым секретарем ЦК КПСС Л. Брежнева в 1965 году Владимир Васильевич во второй раз возглавил украинский Совмин. С того времени началась подковерная борьба между ним и П. Шелестом за лидерство в республике. Семь лет их сосуществования во главе ЦК КПУ и Совета Министров УССР (1965–1972) были своеобразной тандемократией: традиционное для СССР всевластие первого секретаря уравновешивалось относительной автономностью Совета Министров, председатель которого имел прямой выход на Брежнева.

Открытие памятника «Легендарная тачанка», Херсонская область, 1967 год

 

Проводы Президента Франции Ш. де Голля в Борисполе, 1966 год

Этот вынужденный тандем был сосуществованием политических конкурентов, которые относились друг к другу с подозрением и ревностью. П. Шелест и В. Щербицкий были разными людьми по темпераменту, стилю управления, а главное – имели глубоко неприязненные личные отношения. Однако, несмотря на все различия, никаких свидетельств об их идейных спорах нет. Оба были верны коммунистическим идеям, владели острым умом и политическим чутьем, активно отстаивали интересы республики в союзных органах власти.

Встреча премьер-министра Канады П. Трюдо в Киеве, 1971 год

При этом, Щербицкий извлек урок из судьбы Шелеста, которого обвиняли в «местничестве» и заигрывании с национализмом, и всегда, по собственному выражению, стоял в отношениях с центром «на позициях Богдана Хмельницкого».

Статус Украины в Советском Союзе был достаточно высоким – недаром ее неофициально называли «второй среди равных». На съездах КПСС руководитель Украины во время обсуждения доклада генсека традиционно выступал вторым после лидера московских коммунистов. УССР была единственной республикой, где существовало свое Политбюро (в других республиках эти функции выполняло Бюро). На первого секретаря ЦК КПУ «выходил» с крупными вопросами исключительно сам генсек. Но реальная власть республиканских партийных органов была ограниченной, а главные кадровые решения принимались в Москве. И хотя В. Щербицкий стремился сосредоточить в своих руках все рычаги власти в республике, пытался устранять потенциальных конкурентов, даже мелкие кадровые вопросы приходилось согласовывать в Кремле. В частности, ему понадобилось почти пять лет, чтобы заменить управляющего делами ЦК КПУ.

Президент США Р. Никсон в Симферополе, 1974 год

 С Фиделем Кастро на Кубе, 1974 год

 

 В Белом доме с Президентом США Р. Рейганом, 1985 год

Визит в Киев премьер-министра Индии И. Ганди, 1982 год 

Главной заботой В. Щербицкого было народное хозяйство – прежде всего, стремительно развивавшаяся промышленность. За годы его пребывания на высших руководящих должностях в Украине в 5 раз выросли объемы промышленного производства, почти удвоилась сельскохозяйственная продукция. В начале 1980-х годов Украина производила промышленной продукции в 3,7 раза больше, чем весь Советский Союз в довоенном 1940 году. Она давала около 1/5 промышленной и сельскохозяйственной продукции СССР, добывала 27% угля, 52% железной руды, производила 35% стали, 45% металлургического оборудования, более 95% магистральных тепловозов, 24% тракторов, 21% зерна, 23% мяса и молока, более 50% сахара.

Открытие паромной переправы Ильичевск – Варна, 1978 год

Однако над страной висела тяжелым бременем милитаризация экономики. Холодная война с гонкой вооружений во имя достижения военно-стратегического паритета с США истощала СССР. Военно-промышленный комплекс оттягивал самые качественные ресурсы – лучшее оборудование, наиболее квалифицированную рабочую силу, – а достижения в этой сфере не всегда внедрялись в гражданское производство из-за секретности. Экстенсивные факторы развития промышленности исчерпывались, темпы роста экономики в 1970-е годы стали падать. Износ основных фондов в черной, цветной металлургии, ТЭК, химической промышленности достигал 40–60%. Менее трети предприятий работало на потребительский рынок, а рост доходов населения опережал рост производства товаров, что порождало товарный дефицит. Постоянно возрастала централизация производства.

 На военных учениях с командующим Киевского военного округа И. Герасимовым, 1980 год

Неоднозначной была кадровая политика В. Щербицкого. С одной стороны, был взят курс на омоложение кадров. На руководящие должности выдвигались люди 35–40 лет с высшим образованием, после окончания партшкол, с производственным или научным опытом. С другой стороны, первый секретарь ЦК КПУ часто оценивал людей по первому впечатлению, которое трудно было изменить. Слишком большим доверием пользовались кадры, сформированные на Днепропетровщине. Часто предпочтение отдавалось лояльным исполнителям, что приводило к нехватке ярких лидеров среди руководителей обкомов. Особенно это проявилось во время перестройки, когда среди партийных работников немногие решались выступать публично, вести полемику с оппозиционерами. Отсутствие в Компартии ярких харизматичных лидеров, специалистов по идеологии, философии, СМИ, способных вести публичные дискуссии, убеждать людей, зацикленность партийной верхушки на экономических и производственных вопросах в условиях гласности приближали ее быстрый коллапс.

На сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Нью-Йорк, 1967 год

В «эпоху Щербицкого» значительно повысилось благосостояние населения, количество горожан превысило количество сельских жителей, произошла индустриализация быта, насыщение его бытовой техникой, увеличилась сеть больниц, санаториев и домов отдыха. Численность населения возросла с 43,1 млн. человек в 1961 году до 52 млн. в 1991 году; уровень урбанизации с 45,7% в 1959 году – до 66,7% в 1989 году.

В 1970-е годы потребление мяса и мясопродуктов в расчете на душу населения в Украине увеличилось на 47%, молока и молокопродуктов – более чем на треть, яиц – почти вдвое. Существенно возросло потребление овощей, фруктов, масла, сахара, рыбы и рыбных продуктов. Хотя спрос не на все продукты удовлетворялся, существовал дефицит и продуктовые очереди, а уровень потребления овощей и фруктов оставался недостаточным.

За период с 1961 по 1980 годы было построено 379 608 тыс. кв. м жилья, новые квартиры получили 34,4 млн. человек. Масштабы строительства поражали – в Киеве ежедневно в среднем возводился стоквартирный дом. Обеспеченность жильем выросла с 9,9 кв. м. на человека в 1960 году до 14 кв. м в 1980 году (а на момент выхода В. Щербицкого на пенсию составляла 17,6 кв. м). Но и этого было недостаточно: в 1981–1985 годах очередь на жилье насчитывала 1,5 млн. человек. Бывали случаи, когда она растягивалась на 10–15 лет.

По состоянию на 1960 год в Украине на 1000 человек приходилось 7 холодильников и морозильников, в 1972 году – уже 107, а в конце «эпохи Щербицкого», в 1989 году – 288; стиральных машин – 13, 155 и 205 соответственно; электропылесосов – 5, 37 и 144; телевизоров – 17, 192 и 322. По инициативе В. Щербицкого заводы тяжелой промышленности в Украине были обязаны выпускать домашнюю утварь. Как-то на совещании в ЦК директор Харьковского тракторного завода заикнулся, мол, зачем нам эти сковородки. «Конечно, тракторы важны, – сказал ему первый секретарь. – Но людям надо и еду в чем-то готовить».

 С рабочими ДнепроГЭСа

 С рабочими Харьковского тракторного завода

Встреча с иностранными студентами

Медицинское обслуживание было бесплатным, а сеть лечебных учреждений одной из самых широких в мире. В Украине с 1970 по 1985 годы численность врачей выросла на 60%. На 10 000 населения в СССР приходилось 38,9 врача (1985). В то время в Японии эта цифра составляла 17,5 врачей, во Франции – 17,9, в Великобритании – 18,3. Кстати, в «эпоху Щербицкого» никто из руководителей Украины в Москве не лечился: предпочтение отдавали киевским медикам. О загранице и речи не шло. Когда к первому секретарю ЦК доходила информация, что кому-то предлагают оперироваться в Белокаменной, Владимир Васильевич всегда спрашивал: «А что, у нас некому оперировать?»

Украина (особенно Крым) покрылась сетью санаториев, пансионатов, домов отдыха, где стоимость отдыха составляла чисто символическую сумму. Члены профсоюза платили от 10 до 30%, где-то 18-24 руб. за 21 день. Стоимость отдыха детей в пионерских лагерях колебалась от 4 до 12 руб. В 1975 году количество лиц, проводивших отпуск и каникулы за пределами постоянного места жительства, достигала в СССР 140–150 млн. человек – это около половины населения страны – и на тот момент составляло 20% от всего количества туристов в мире. Но отдых за рубежом для советских людей был малодоступен. Чаще всего его возможности сводились к туристическим поездкам в страны соцлагеря.

О высоком культурно-образовательном уровне населения свидетельствовал тот факт, что к середине 1970-х гг. книжный фонд библиотек Украины превышал 600 млн. томов. Ежегодно в республике издавалось около 140 млн. экземпляров книг, разовый тираж периодических изданий составлял 35 млн. экземпляров. Каждая семья в среднем выписывала 5–6 газет и журналов. В середине 1970-х годов разными формами обучения было охвачено 16,5 млн. человек, в начале 1980-х годов – уже 19 млн., то есть треть населения.

Много внимания В. Щербицкий уделял спорту. В Украине было открыто 10 училищ олимпийского резерва, 19 факультетов физического воспитания при педагогических институтах. По инициативе «первого лица» в республике была разработана программа развития физкультуры и спорта. Целенаправленный комплексный подход к развитию физической культуры позволял спортсменам успешно выступать на всесоюзных и международных соревнованиях. А в 1980 году Киев принимал футбольный турнир Олимпийских игр.

С «эпохой Щербицкого» часто ассоциируют усиление русификации, а также репрессии против диссидентов и правозащитников. Это вызывало очень острую реакцию в диаспоре, где пресса именовала первого секретаря ЦК КПУ «мясником Украины». Действительно, с 1960 по 1977 годы доля учащихся русскоязычных школ в Украине возросла с 30,4 до 41,3%. Русский язык занял ведущие позиции в науке, высшем образовании, даже объявлялся «вторым родным». Росла доля книг, изданных на русском языке, но газеты и журналы оставались преимущественно украиноязычными. По состоянию на 1989 год тираж украиноязычных и русскоязычных книг соотносился как 50 на 50. Годовой тираж журналов на украинском языке составил более 87%, а разовый ежедневный тираж газет выходил в соотношении 2/3. И хотя эти процессы начались задолго до того, как ЦК КПУ возглавил В. Щербицкий, и проходили во всех советских республиках, многие представители интеллигенции воспринимали 1970-е годы особенно болезненно. Ходили слухи, что для того, чтобы успокоить интеллигенцию, первый секретарь даже пообещал не быть для Украины «вторым Кагановичем».

В музее народной архитектуры и быта, Пирогово 

После отставки П. Шелеста была усилена борьба с национализмом, следствием чего было повышение контроля над работой издательств, редакций журналов и газет, радио и телевидения, пересмотр планов издания общественно-политической и художественной литературы, производства фильмов, репертуара театров. Произошли замены редакторов ряда газет, руководства гуманитарных институтов АН УССР, ряда высших учебных заведений, творческих союзов. Продолжились преследования диссидентов, которых в атмосфере холодной войны рассматривали, как «агентов влияния». Председатель КГБ УССР В. Федорчук информировал В. Щербицкого о ходе этих дел, но Владимир Васильевич вмешивался только в том случае, когда кто-либо из осужденных был готов раскаяться и осудить свою «антисоветскую деятельность».

С середины 1970-х годов с прогрессированием болезни генсека В. Щербицкий рассматривался как один из возможных преемников Л. Брежнева. Однако первому секретарю ЦК КПУ, который находился в Киеве, было трудно конкурировать с другими членами Политбюро ЦК КПСС. В итоге он решил не вмешиваться в борьбу за власть, заявив помощнику, что в московские игры не играет.

В. Щербицкий был настоящим трудоголиком, который редко мог переключиться на что-нибудь, кроме работы. «Меньше громких слов, пышных, стереотипных фраз, больше деловитости, конкретной практической работы ...», – призывал он подчиненных. На работу приходил в 9 утра, уходил перед или после просмотра программы «Время» (начиналась в 21.00). Но после 19.00 старался не беспокоить подчиненных. Даже традиционные совместные обеды членов Политбюро и секретарей ЦК КПУ использовались для согласования рабочих вопросов. Из 45 дней отпуска он отдыхал месяц – но и во время отдыха практиковал поездки и встречи. Будучи довольно жестким руководителем, Щербицкий любил держать подчиненных «в тонусе», часто критиковал – хотя, в отличие от предшественников, избегал «крутых» разговоров и «накачек», редко повышал голос, не сквернословил, – но всегда поддерживал тех, кто хорошо справлялся с работой. Член ЦК Иван Дробот отмечал, что он не встречал в своей жизни более вежливых и интеллигентных людей, чем Щербицкий, который никогда не позволял себе унижать людей.

В рабочем кабинете

 

С президентом Академии наук УССР Б. Патоном 

За годы управления республикой В. Щербицкий стремился избавиться от обременительных партийных ритуалов. В частности, он отменил встречи первого секретаря на границе областей с традиционным застольем, встречу Нового года руководителями республики. На совместные празднования члены Политбюро, секретари ЦК, заместители председателя Совета Министров с женами собирались лишь 1 мая и 7 ноября в Залесье. В. Щербицкий был против того, чтобы руководители обзаводились частными домами, дачами, машинами. Из-за этого можно было потерять не только должность, но и партбилет. Не одобрял лидер КПУ и стремление чиновников учиться в аспирантуре и защищать диссертации, хорошо зная цену таким «ученым». Абсолютное большинство мемуаристов свидетельствуют о личной скромности В. Щербицкого и неприхотливости в быту. Как все люди, пережившие военное лихолетье, он был очень экономным и даже следил, чтобы в квартире не горел зря свет. Его жизненный принцип гласил: «А что скажут люди?». Другим емким выражением Щербицкого были слова: «Есть члены партии, а есть коммунисты. Так вот я – коммунист».

На субботнике

В. Щербицкий был страстным болельщиком киевского «Динамо», регулярно посещал стадион, знал внутреннюю «кухню», тончайшие нюансы игры. Очень любил классическую музыку, особенно духовые оркестры, и сам когда-то играл на трубе. Страстью всей жизни Владимира Васильевича еще со школьных лет были голуби. Любовь к этим дворовым птицам пронес он через всю жизнь. В Киеве имел голубятню и каждое утро перед тем, как отправляться на работу, заходил к своим любимцам. Возвращаясь после командировки или насыщенного трудового дня, прежде всего, заходил к голубям, и только потом шел в квартиру.

Первый удар по мячу на реконструированном Республиканском стадионе, 1980 год

Финальный этап жизни и деятельности В. Щербицкого пришелся на эпоху перестройки. Начальный этап горбачевских реформ назывался «ускорением», и речь шла, прежде всего, о качественном скачке за счет научно-технического прогресса. Публикация в 1983 году книги лидера КПУ «Научно-технический прогресс – забота партийная», в основу которой был положен доклад на республиканском собрании партийно-хозяйственного актива в апреле 1982 года, свидетельствует о приоритетах этого руководителя и объясняет его реакцию на начало перестройки: «Да мы такую перестройку в республике уже давно осуществляем». В. Щербицкому импонировали призывы М. Горбачева к ускорению социально-экономического развития страны, интенсификации экономики, коренным изменениям управления и планирования, структурной и инвестиционной политики, укреплению организованности и дисциплины. По словам Бориса Патона, лидер КПУ «не просто ждал перемен. Он инициировал их, прилагал усилия – и немалые, чтобы они наступили. Щербицкий с надеждой воспринял идеи перестройки, пытался помочь новому руководству страны найти правильные выходы из положения, выбрать верные ориентиры».

Впоследствии, когда ускорение не дало быстрых результатов, М. Горбачев перенес реформаторские акценты в политическую сферу. Основной задачей перестройки генсек считал политические процессы, а В. Щербицкий – экономику и научно-технический прогресс. Первый секретарь ЦК КПУ не воспринимал второго этапа перестройки, и со временем пришло разочарование в М. Горбачеве. «Необходимо помнить, что невидимая рука рынка – это слепая рука», – говорил он своим помощникам.

Несмотря на утверждения, якобы в Украине «тормозились перестроечные процессы», что республика была «заповедником застоя», здесь динамично развивалась экономика, решались острые социальные проблемы. Ситуация в УССР оставалась стабильной, даже когда в некоторых республиках уже лилась кровь, происходили столкновения на межнациональной почве. Украина – одна из немногих постсоветских стран, избежавших кровавого сценария в конце 1980-х – начале 1990-х годов. И в этом состоит огромная недооцененная заслуга ее руководства. «Нет ничего проще, чем взбудоражить общественную атмосферу, когда речь идет о таких тонких, деликатных чувствах, как национальные», – говорил В. Щербицкий. И, безусловно, делал все, чтобы не допустить этого.

Чернобыльская катастрофа нанесла В. Щербицкому удар, от которого он не смог оправиться, стала незаживающей раной на сердце. Он очень переживал, стремился локализовать последствия планетарной трагедии. На заседаниях Политбюро ЦК КПСС ставил вопросы о вывозе детей из загрязненной зоны, о качестве воды, требовал прекращения дальнейшего расширения ЧАЭС, прекращения строительства новых АЭС. Рада Щербицкая вспоминала о тех днях: «одна ночь была особенно страшной: домой он пришел совсем поздно и, не раздеваясь (обычно переодевался), сразу пошел к телефону. За столом просидел до утра – рука постоянно лежала на трубке ». Стоял вопрос об эвакуации Киева.

И все же партийный лидер Украины сначала явно недооценил масштабы катастрофы и не принял адекватных мер, чтобы предупредить население. В. Щербицкий не был специалистом-атомщиком. Принимая решение, он опирался на сведения научных консультантов. А московские академики убеждали, что опасности нет. Возмущение людей вызвало замалчивание катастрофы в первые дни после нее и очень дозированная, успокаивающая информация в последующие месяцы. Не велась ежедневная разъяснительная и просветительская работа, было мало доступных материалов об атомной энергетике, гигиене и т. п., не хватало дозиметров. Власти, очевидно, боялись паники – тем более что в некоторых зарубежных СМИ уже распространялись слухи, что Киев завален трупами. Но население получало информацию из неофициальных источников, и это нанесло колоссальный удар по имиджу руководства. Распространялись слухи, сплетни, самые фантастические выдумки, люди бросились скупать и пить йод, что могло привести к химическим ожогам.

Хотя советская командно-административная система позволила быстро мобилизовать все силы на ликвидацию аварии, организовать переселение, построить жилье для переселенцев, вывезти из зоны радиационного поражения 250 тысяч школьников, Чернобыль достаточно быстро превратился в политический фактор, дал старт не одной успешной и долгосрочной политической карьере и стал восприниматься как следствие существования советской политической системы с порожденной ею абсолютной властью и идеологической монополией центра, игнорированием альтернативных мнений, сокрытием информации от граждан.

В. Щербицкого обвиняли в проведении первомайской демонстрации и велогонки мира, когда ветер изменил направление и понес радиоактивную пыль в сторону Киева. Первый секретарь ЦК КПУ поддался давлению М. Горбачева, угрожавшего ему за срыв демонстрации исключением из партии. Любопытно, что представители т. н. «патриотической общественности», усматривающие за каждой реальной или придуманной «зрадой» руку Кремля, в отношении Чернобыльской катастрофы и первомайской демонстрации упорно не желают ее замечать и валят все обвинения на Щербицкого, который и сам не имел полного представления о масштабах трагедии.

В Чернобыле с воинами-ликвидаторами, 1986 год.

Беседа с эвакуированными из 30-километровой зоны, Макаровский район Киевской области, 1986 год 

28 сентября 1989 года пленум ЦК КПУ с надлежащими почестями освободил В. Щербицкого от обязанностей первого секретаря и члена Политбюро ЦК Компартии Украины – «в связи с заявлением о выходе на пенсию». В заключительном слове он сказал: «Все эти годы я стремился проводить в жизнь линию нашей партии, работал не жалея сил и здоровья. И сделано немало. Но решить много задач нам, как и другим республикам, по известным причинам не удалось. Проблем, причем серьезных, накопилось много. Однако при всех обстоятельствах я могу с чистой совестью сказать, что интересы партии и благо народа всегда были для меня прежде всего».

 

 Цветы для мамы

После отставки Владимир Васильевич прожил пять месяцев и не дожил всего лишь один день до своего 72-го дня рождения.

За прошедшие 30 лет над «эпохой Щербицкого» смыкаются воды исторического забвения. Политика декоммунизации направлена на то, чтобы вычеркнуть ее из памяти людей. И только слово «Первый», которым по привычке подчиненные льстецы называют президентов независимой Украины, показывает неосознанное желание равняться на В. Щербицкого.

Юрий Латыш

 Мемориальная доска В. Щербицкому в Киеве на доме по адресу Десятинная 10. Установлена в 2013 году. Разбита в 2014 году

 

Демонтированные в 2016 году мемориальные доски Л. Брежневу и В. Щербицкому на Аллее Славы в Днепре

Мемориальная доска В. Щербицкому на здании областной государственной администрации в г.Днепре. Установлена в 2003 году. Демонтирована в 2015 году

Бюст В. Щербицкому в Верхнеднепровске. В 2016 году признан не подлежащим внесению в Государственный реестр недвижимых памятников Украины и снят с коммунального баланса

Памятник на могиле В. Щербицкого на Байковом кладбище

В статье использованы иллюстрации из книг: «В. В. Щербицький у пам'яті народній» (2013) и «В. В. Щербицький. Життя, присвячене Україні» (2018).

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.

Комментарии

моя жизнь мои достижения. 30 лет в строю.мои университеты и воспоминания ивана чонкина один день ивана денисовича вот все что можно сказать об украине и то что там где собралось 2 хохла там три гетьмана. реально с царских времен украина живет лучше россии из за большей компактности лучшего климата и водки. да да горилка с салом это огромное преимущество украины. иисус то христос воду не в лимонад превращал.ну вот возьмем наш соломенский район. три крупных предприятия ремточмеханика депо с ремонтом национальная библиотека и киевский витаминный завод. ну или фармак он сейчас называется.и старый оптический завод закрытый в 1992 году на котором делали что то настолько секретное что мой пес содрогнулся. так вот уровень жизни приблизительно на 30-40 процентов выше на украине. в уг город Киев начал скатываться когда открыли лимит на сельских жителей и с незалежностью когда вобще с системой творил черт и что.собственно этот девиз что мол дркаина понад усэ пошел от сельских жителей. городские например знают про сони и панасонник и что это типа японцы а жители окрестных деревень Троекуровки она же Троещина она же затрещина не очень понимают в географии так как свыню надо годувать.В целом ну смотри как доверяли украинцам и южмаш и арсенал и харьковский турбоатом и ракетные шахты и пороховой завод в шостке.а мы никак не обращаем внимания на то что скажем 80-90 процентов украинцев кроме профессиональных украинцев говорит на русском языке. у 30 процентов украинцев есть родичи в россии. лучшая аналитическая газета украины зеркало недели выходило на русском языке.вместо этого мы тыкаем мордой в собственные фекалии кучу ублюдков ботов. а зачем?

спецносс развития роисси