Новости

Чем грозит закон о капелланской службе

В армии больше всего прихожан УПЦ. В то же время капелланов канонической Церкви там почти нет, их туда не пускают. Почему в ВСУ так откровенно нарушают права верующих?

23 сентября в Верховную Раду Украины был подан законопроект «О военном капелланстве в Вооруженных силах Украины». Попытки законодательно урегулировать деятельность капелланов в армии проводились уже не раз и сталкивались с серьезными трудностями, которые обусловлены необходимостью соблюсти баланс интересов государства и религиозных организаций. Для Украинской Православной Церкви этот вопрос является особо важным, так как именно УПЦ стараются вытеснить из многих сфер общественной и государственной жизни и, в частности, из Вооруженных сил. Чем грозит нынешний законопроект о капелланской службе? Давайте разбираться.

В данной статье не будут обстоятельно рассматриваться вопросы о том, как будет устроена капелланская служба, каково будет ее финансовое и материальное обеспечение и так далее. Мы затронем только то, что вызывает наибольшие опасения для прав и свобод верующих и для деятельности УПЦ в армии.

То, что нахождение священника в армии (а тем более участвующей в военных действиях) необходимо, согласны как религиозные организации, так и государство. Но при этом они ставят перед такими священниками, капелланами разные задачи и ожидают от их деятельности разного результата.

Задача священника в армии

Для Церкви целью ее деятельности везде и в частности в армии является соединение людей с Богом.

Святитель Тихон Задонский писал: «Что госпиталь для больных, то Святая Церковь для христиан, больных духовно. В госпиталь больные входят через дверь; в Святую Церковь больные духовно входят верою и святым Крещением. В госпиталь ради того входят больные, чтобы исцелиться от болезни и стать здоровыми; в Святую Церковь ради того входят больные духовно, чтобы исцелиться от душевных болезней и так спастись. В госпитале есть врач, который больных посещает, осматривает и лечит; в Святой Церкви Врач есть Христос, Который христиан, духовно больных, посещает и исцеляет».

Делает это Господь наш Иисус Христос через преосвященных Духом Святым епископов и священников. Жизнь христианина проходит в Церкви, а значит в тесном общении со священниками. И это общение должно продолжаться и тогда, когда христианин идет на службу в армию. Точнее, в армии это общение должно быть особенно тесным. Ведь служба сопряжена с особыми трудностями, с ситуациями, когда возникает опасность для жизни, когда нужно проявлять особое мужество, когда на поверхность выходят сокровенные качества человека, неведомые, может быть, и для него самого в спокойной жизни «на гражданке». И тогда человеку особо необходимо общение со священником, получение от него Благодати Божией в Таинствах, духовное укрепление и наставление.

Боевые действия подразумевают возможность ранения человека или его гибели и крайне важно для его загробной участи, чтобы рядом был священник, и в такие трудные, а возможно, последние минуты жизни, человек мог покаяться и принять последнее напутствие перед переходом в иную жизнь.

Но цель такого общения, цель жизни в Церкви при этом не меняется, она остается той же: спасение души, единение человека с Богом. Боевые действия подразумевают также возможность ранения человека или его гибели и крайне важно для его загробной участи, чтобы рядом был священник и в такие трудные, а возможно последние минуты жизни, человек мог покаяться и принять последнее напутствие перед переходом в иную жизнь. Ведь, повторимся, спасение души военнослужащего – главная цель Церкви.

Чего хочет от священника армия?

Какова же цель государства и, соответственно, его ожидания от деятельности капелланов? Это повышение боеспособности армии, боевого духа военнослужащих и в конечном итоге эффективное выполнение задач, стоящих перед Вооруженными силами. И достигается эта цель путем «удовлетворения религиозных потребностей», психологической помощи, воспитания патриотических чувств, религиозной мотивации военнослужащих при исполнении ими своих обязанностей.

Эта разница в понимании капелланского служения присутствует во всех странах, но в Украине на нее накладывается наша местная специфика, которая заключается в том, что при нахождении у власти П. Порошенко против УПЦ была на государственном уровне развязана кампания по дискредитации Церкви и выдавливании ее из всех сфер общественной и государственной жизни. В особенности из Вооруженных сил.

Сегодня капелланское служение несет всего лишь один (!) священник УПЦ. Остальные – это представители Православной церкви Украины (более 50%), греко-католики (примерно 30 %) и другие конфессии.

Подобная политика, к сожалению, во многом присутствует и сегодня. Если еще три года назад можно было говорить о том, что священники УПЦ на равных с другими конфессиями присутствуют в украинской армии, то сегодня капелланское служение несет всего лишь один (!) священник УПЦ, замглавы Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами протоиерей Вячеслав Яковенко. Остальные – это представители Православной церкви Украины (более 50%), греко-католики (примерно 30 %) и другие конфессии. Поскольку законодательных запретов на служение священников УПЦ в армии нет, то военное командование приводит такой аргумент: мол, среди военнослужащих нет верующих УПЦ, а соответственно нет и потребности в привлечении священников УПЦ.

Это является заведомой неправдой.

Даже такая заангажированная (в сторону ПЦУ) социологическая служба как «Центр Разумкова» показывает результаты опроса (конец 2019 г.), в котором к верующим УПЦ себя относят 10,6% респондентов (ПЦУ – 13,2%; УПЦ КП – 7,7%). Если экстраполировать эту цифру на личный состав Вооруженных сил, который составляет примерно 250 тысяч человек (данные из открытых источников), то получается, что в армии служат 25 тысяч солдат и офицеров, которым необходимо духовное окормление УПЦ. Реальных же цифры, наверняка, гораздо больше.

Верующие УПЦ в армии есть и их очень много. Об этом можно судить хотя бы по тому, что молодые люди, уходящие на службу в армию, массово приходят в храмы УПЦ за благословением на службу и молитвами об их здравии. Да и элементарный здравый смысл подсказывает, что так не бывает, чтобы у конфессии, насчитывающей более 12,8 тысяч общин по всей Украине никто бы ни служил в армии. Вдумаемся в эту цифру: почти 13 тысяч приходов по стране и один капеллан в армии! Настолько откровенная дискриминация УПЦ в армии просто шокирует.

Вдумаемся в эту цифру: почти 13 тысяч приходов по стране и один капеллан в армии! Настолько откровенная дискриминация УПЦ в армии просто шокирует.

Архимандрит Лука (Винарчук), зампредседателя Синодального отдела Украинской Православной Церкви по взаимодействию с Вооруженными силами и другими военными формированиями Украины, говорит об этом так: «И в армии, и в прочих силовых структурах служит большое число чад Украинской Православной Церкви, которые лишены духовного окормления. На сегодняшний день практически все капелланские должности отданы либо представителям ПЦУ, либо униатам. Даже баптистских пасторов в армии больше, чем священников УПЦ, коих всего лишь один. Исходя из этого, вполне допустимо поставить проблему таким образом: если государство призывает своих граждан к исполнению долга перед Родиной, но при этом лишает их законного права на религиозную свободу, то пусть тогда отменит призыв тех, чьи права будут заведомо нарушены».

Новый закон закрепит дискриминацию верующих УПЦ в армии?

И вот в Верховную Раду вносится законопроект 4148 «О военном капелланстве в Вооруженных силах Украины», который может подвести законодательную базу под такую дискриминацию. Просматривается это по нескольким направлениям.

Во-первых, это создание вертикально подчиненной структуры капелланской службы. Все капелланы, которые находятся в Вооруженных силах по трудовому договору и получают за это денежное вознаграждение из госбюджета, входят в единую структуру капеланской службы, к каким бы конфессиям они бы ни относились. Согласно статьи 6 Законопроекта: «Службу военного духовенства (капелланскую службу) в Вооруженных Силах Украины составляют:

  • Структурное подразделение (должностные лица) Департамента военного образования, науки, социальной и гуманитарной политики Министерства обороны Украины.
  • Структурные подразделения (должностные лица) Главного управления морально-психологического обеспечения Вооруженных Сил Украины и органов военного управления Вооруженных Сил Украины.
  • Структурное подразделение (должностные лица) Центра морально-психологического обеспечения Вооруженных Сил Украины.
  • Военные священники (капелланы) воинских частей, военных учебных заведений, учреждений и организаций Вооруженных Сил Украины (далее - воинские части), других военных формирований».

Следует заметить, что несмотря на то, что одним из принципов капелланской службы является «невмешательство командования и военнослужащих (сотрудников) воинских частей (подразделений) в профессиональной деятельности военных капелланов» (ст.5), этот принцип нивелируется возможностью структурных подразделений Вооруженных сил, указанных выше, влиять на армейских священников.

Если государство призывает своих граждан к исполнению долга перед Родиной, но при этом лишает их законного права на религиозную свободу, то пусть тогда отменит призыв тех, чьи права будут заведомо нарушены.

Архимандрит Лука

Например, организацию и проведение мероприятий по пастырской опеке возложено на должностных лиц Главного управления морально-психологического обеспечения и органов военного управления ВСУ. А должностные лица Центра морально-психологического обеспечения ВСУ участвуют в мероприятиях по пастырской опеке личного состава. В силу того, что их полномочия при этом четко не прописаны, эти положения законопроекта создают возможность злоупотреблений, слежения за деятельностью капелланов и создания препятствий для такой деятельности.

Во-вторых, это категорический запрет для церковной иерархии контролировать военного священника и влиять на его деятельность. Ст. 20 законопроекта: «Религиозным организациям и их представителям, запрещается любое прямое и косвенное вмешательство в деятельность военных капелланов <…> Виновные в таком вмешательстве <…>, несут дисциплинарную, административную или уголовную ответственность…». Это положение фактически выводит капеллана из подчинения иерархии своей конфессии и подчиняет его военному руководству. Ст. 15 законопроекта прямо об этом и говорит: «Военный капеллан (военный капеллан резерва) подчиняется командиру своей воинской части (подразделения) в пределах своих обязанностей».

Это является явным нарушением как Конституции и Закона «О свободе совести», так и канонического права Церкви.

В-третьих, это положение о том, что решать, нужны ли им капелланы УПЦ или нет, должны не сами военнослужащие, а армейское начальство. Так законопроектом предусмотрено, что «заказывает социологические опросы по обеспечению реализации права на свободу мировоззрения и вероисповедания в Министерстве обороны Украины и Вооруженных Силах Украины» Департамент военного образования, науки, социальной и гуманитарной политики Министерства обороны (ст.6). Как известно, социологические службы в Украине проводят опросы таким образом, чтобы их результаты максимально понравились заказчикам.

А о том, как в реальности это происходит, рассказал в одном из интервью глава Юридического отдела УПЦ, протоиерей Александр Бахов: «У них в частях проходит "анонимная" система голосования. На деле — строят личный состав и задают вопрос: "Вы хотите ходить в "церковь Московского патриархата?" Вы думаете, после того, как вопрос ставится именно таким образом, много найдется желающих подвергнуться насмешкам, буллингу и предвзятому отношению со стороны администрации?»

Если законопроект будет принят Верховной Радой в таком виде, то дискриминация священников УПЦ, а также верующих солдат и офицеров будет узаконена, а СБУ и военное руководство получат все необходимые рычаги давления на капелланов.

В-четвертых, это согласование кандидатур капелланов с СБУ и военным руководством. Ст. 8 законопроекта предусматривает: «Кандидатуры лиц, принимаемых на работу на должность военного священника (капеллана), в обязательном порядке согласовываются с органами Службы безопасности Украины (Центральным управлением или региональными органами Службы безопасности Украины, органами военной контрразведки)». Это положение может эффективно использоваться для вербовки будущих капелланов спецслужбами, контроля их деятельности, а также для давления на них. Кроме того, ст. 6 законопроекта предусматривает, что «…в отборе и назначении военных священников (капелланов)» участвуют Департамент военного образования, науки, социальной и гуманитарной политики Министерства обороны, а также Главное управления морально-психологического обеспечения Вооруженных Сил.

Все это позволяет сделать вывод, что если законопроект будет принят Верховной Радой в таком виде, то дискриминация священников УПЦ, а также верующих солдат и офицеров будет узаконена, а СБУ и военное руководство получат все необходимые рычаги давления на капелланов. А возвращаясь к тем разным задачам, которые ставит перед капелланами Церковь и государство (описаны выше), можно сказать, что законопроект в целом направлен именно под выполнение задач государства, во многом превращая капелланов в некую разновидность политруков, существовавших в армии при Советском Союзе.

Кирилл Александров