Новости

Чей Вильнюс? Какие территории Литва получила от Сталина и «советских оккупантов»

10 октября 1939 года в Москве был подписан Договор о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между СССР и Литвой. Территория прибалтийской страны выросла на четверть.

Подавляющее большинство людей уверено, что Вильнюс всегда являлся столицей Литвы. Но в ХХ веке был период, когда этот город под славянизированным названием «Вильно» находился за границами Литовской республики, а это государство даже отказалось от претензий на него. Исправил ситуацию лишь товарищ Сталин.

Первое упоминание о Вильне относится к 1323 г. — к тому времени город уже был столицей Великого княжества Литовского. Вследствие польско-литовских уний Вильна (позже Вильно) становится одним из важнейших городов первой Речи Посполитой. Вершины развития Вильно достиг в правление короля польского и великого князя литовского Сигизмунда Старого, обосновавшегося здесь со своим двором в 1544 г.

В ходе русско-польской войны 1654-1667 город взяли русские войска, в составе которых были и запорожские казаки Ивана Золотаренко, они разграбили город и перебили многих его обитателей. А после третьего раздела Речи Посполитой в 1795 г. Вильно вошло в состав Российской империи, хотя русские войска стояли в городе ещё с 1793-го.

Россия потеряла контроль над 1,5-миллионной Виленской губернией еще в начале Первой мировой, когда регион оккупировала Германия. 16 февраля 1918 г. в занятом немцами Вильно «Совет Литы» провозгласил восстановление Литовского государства, а его столицей — город Вильнюс. 23 марта 1918 г. император Германии Вильгельм II признал независимость Литвы.

Однако после ухода немецких войск с занятых позиций Вильно и окрестности в январе 1919-го заняла Красная армия. В этот город из Двинска переехало и советское Временное революционное рабоче-крестьянское правительство во главе с Винцасом Мицкявичюсом-Капсукасом. На Первом съезде Советов Литвы 18-20 февраля 1919 г. была принята Декларация об объединении Советской Литвы и Советской Белоруссии, а 27 февраля провозглашено образование Литовско-Белорусской Советской Социалистической Республики (Литбел).

Однако уже 19 апреля 1919 г. город заняли польские части, и Литовско-Белорусская СССР была ликвидирована. 20 июля 1920 г. в Вильно вновь вошли большевистские войска, но после поражения в битве за Варшаву отступающая Красная Армия передала город Литве — в соответствии с подписанным ещё 12 июля 1920 г. договором между Советской Россией и Литовской Республикой.

Польша также признала суверенитет Литвы над Вильнюсом и Виленским краем по Сувалкскому договору, подписанному 7 октября 1920 г. Но это было чистой формальностью. Уже 9 октября 1920 г. «взбунтовавшиеся» части генерала Люциана Желиговского с негласной санкции «начальника Польского государства» Юзефа Пилсудского заняли Вильнюс и часть современных Литвы и Белоруссии. В 1920-1922 гг. Вильно был столицей марионеточного государственного образования Срединная Литва, фактически подконтрольного Польше.

20 февраля 1922 г. «Виленский сейм» принял постановление о присоединении города и края к Польше. На территории бывшей Срединной Литвы и части прилегающей западнобелорусской территории было сформировано Виленское воеводство Польши. Однако и во Временной конституции Литвы (1918), и в Конституциях 1928 и 1938 годов Вильнюс именовался столицей Литвы, а Каунас, в котором разместились власти республики, — лишь «временной столицей».

При этом, если Антанта сочла адекватной компенсацией за потерю Виленской области передачу в 1923 г. Литве отобранной у Германии Клайпеды (Мемеля), то СССР признавал принадлежность Вильнюса и Виленского края Литовской республике.

Чтобы закрепить свои территориальные завоевания, Польша пыталась восстановить дипломатические отношения с Литвой, но на протяжении десятилетий этого не удавалось. Ситуация изменилась лишь в 1938 году, когда Варшава стала одним из самых близких европейских союзников нацистской Германии, у которой были свои территориальные претензии к Литве.

В марте 1938-го на польско-литовской демаркационной линии был обнаружен труп польского пограничника. Литва предложила Польше создать смешанную комиссию для расследования случившегося. Поляки от предложения наотрез отказались, объявив виновной литовскую сторону. 17 марта 1938 г. Варшава предъявила Литве ультиматум с требованием восстановить дипломатические отношения и убрать из Конституции упоминание о Вильнюсе как столице государства. В противном случае Польша готова была применить силу. Литва была вынуждена принять настойчивое предложение Польши.

А год спустя, 20 марта 1939 г., Литва получила ультиматум Германии с требованием вернуть ей Клайпедский край — что также без промедлений было сделано.

Зато осенью того же года литовцы получили возможность вернуть Вильнюс, причём первые предложения об этом прозвучали не из Москвы, а из Берлина.

Вскоре после начала Второй мировой войны нацисты начали настойчиво предлагать руководству Литвы занять Вильнюс и окрестности.

«Если бы литовское войско выдвинулось к Вильнюсу, из Кёнигсберга вышли бы переодетые в литовскую униформу немецкие части — на помощь в борьбе с поляками. Литва сразу же стала бы союзником нацистов. Руководство Литвы это понимало, прежде всего Антанас Сметона, категорически этому сопротивлявшийся, но была часть литовских политиков, которые полагали, что Вильнюсский край и Вильнюс нужно занять как справедливо принадлежащие Литве территории», — утверждает литовский историк Чесловас Лауринавичюс.

Нацисты не только призывали литовцев занять Вильнюсский край, но и передавали данные разведки, из которых следовало, что на пограничье с Литвой войск нет: вся польская армия воевала с Германией.

Однако о последствиях сотрудничества с гитлеровцами Литву недвусмысленно предупреждали западные страны. Ещё одной причиной, по которой литовцы не воспользовались удачным моментом, директор Института истории Литвы Альвидас Никжентайтис считает потерю Клайпедского края, породившей недоверие к гитлеровской Германии.

В начале сентября 1939 года Германия рассматривала Литву как сферу своих интересов — это было зафиксировано в секретном протоколе к советско-немецкому договору от 23 августа 1939-го, известному как «пакт Молотова-Риббентропа». А вот Вильно и Виленский край в ходе раздела территории Польши должны были отойти к СССР.

18 сентября регион заняли советские войска, и он был административно подчинён Белорусской СССР.

Белорусскоязычная «Віленская праўда» (срочно созданный печатный орган Временного управления Виленского округа) в №1 от 22 сентября 1939 г. сообщила о «несостоятельности и явной недееспособности» Польши в условиях войны с Германией. Газета опубликовала приветствия сотрудников польского и еврейского драматического театров Вильно в адрес «героической Рабоче-Крестьянской Красной Армии, которая освободила Западную Белоруссию и её рабочих белорусов, поляков, евреев и трудящихся других национальностей от гнёта клики господствовавших классов, от национального насилия и порабощения».

Однако белорусским Вильно побыл недолго.

25 сентября 1939 года СССР инициировал переговоры об отказе Германии от претензий на Литву в обмен на территории Варшавского и Люблинского воеводств Польши. 28 сентября 1939-го СССР подписал с Германией Договор о дружбе и границе. В секретном приложении к нему было оговорено, что для компенсации Советскому Союзу оккупированных немцами польских территорий Германия передаст Литву, за исключением небольшой территории в Сувалках, в советскую сферу влияния.

Обмен территориями также был мотивирован желанием СССР контролировать Литву, которая вновь объявила Вильнюс своей столицей де-юре. В секретных протоколах и Советский Союз, и Германия четко признавали литовский интерес к Вильнюсу.

На следующий день после заключения Договора о дружбе и границе с СССР Германия отменила запланированные переговоры с Литвой, а Советский Союз сообщил Литве, что хочет начать переговоры о будущих отношениях между двумя странами и о статусе Виленского края.

Министр иностранных дел Литвы Юозас Урбшис прибыл в Москву 3 октября 1939 г. Во время встречи Иосиф Сталин лично проинформировал Урбшиса о советско-германских секретных протоколах и показал карты сфер влияния. Он потребовал, чтобы Литва подписала три отдельных договора, согласно которым будут созданы советские военные базы, и в Литве будет размещено до 50 000 советских солдат (первоначальный пакт о взаимопомощи), литовская территория к западу от реки Шешупе будет передана нацистской Германии, а населённая литовцами часть Виленского края и город Вильнюс будут присоединены к Литве.

Урбшис протестовал против советских баз, утверждая, что это будет означать фактическую оккупацию Литвы. Советская сторона настаивала на том, что защитит Литву от возможных нападений со стороны нацистской Германии и что аналогичный договор уже был подписан с Эстонией. Урбшис стоял на том, что Литва желает сохранить нейтралитет, и предлагал усилить литовскую армию.

Чей Вильнюс? Какие территории Литва получила от Сталина и «советских оккупантов»

© commons.wikimedia.org, Public Domain

Подписание советско-литовского договора о передаче Литве города Вильно. Договор подписывает Министр иностранных дел Литовской республики Юозас Урбшис. В зале присутствуют члены правительств Литвы и СССР, в том числе Вячеслав Молотов, Владимир Потёмкин, Иосиф Сталин, Клим Ворошилов, Андрей Жданов. 10 октября 1939 года

По словам литовского бригадного генерала Мустейкиса, Урбшис даже заявил, что литовцы отказываются от Вильнюсского края, а также от советских гарнизонов, на что начавший нервничать Сталин ответил: «Независимо от того, возьмёте вы Вильнюс или нет, русские гарнизоны всё равно войдут в Литву».

В результате торгов была уменьшена численность советских войск, которые должны были разместиться в Литве. Урбшис также выторговал большее количество территорий в Виленском регионе, особенно в окрестностях Друскининкая и Швенчёниса, где жило много литовцев. СССР согласился, что демаркация границ по мирному договору 1920 года была неточной, хотя белорусы также претендуют на эти территории. Предварительно советская сторона согласилась с тем, что все территории края с преобладающим литовским большинством будут переданы Литве.

Урбшис вернулся в Литву, чтобы проконсультироваться с правительством. Литовцы в принципе согласились подписать договор о взаимопомощи, но делегации на переговорах было дано указание максимально сопротивляться советским базам. Взамен предлагались удвоение литовской армии, обмен военными миссиями и строительство укреплений на западной границе с Германией, аналогичной «линии Мажино» во Франции.

7 октября 1939-го литовская делегация в составе Урбшиса, генерала Стасиса Раштикиса и вице-премьера Казиса Бизаускаса вылетела в Москву. Сталин отказался от предложенных альтернатив, но согласился сократить численность советских войск до 20 000 человек — примерно до размера всей литовской армии.

В Москве хотели подписать договор немедленно, чтобы отметить 19-ю годовщину мятежа Желиговского и потери Литвой Вильнюса. Массовые митинги, организованные в Вильнюсе с требованием включения города в состав Белорусской Советской Социалистической Республики, оказали дополнительное давление на литовцев, и подталкивали их к сговорчивости.

Тем не менее, Урбшис отказался подписывать договор, переговоры были снова прерваны, а литовская делегация вернулась в Каунас.

В Литве президент страны Антанас Сметона сомневался в целесообразности приобретения Вильнюса за такую цену, и обсуждал с делегацией возможность прервать переговоры. Бизаускас утверждал, что отказ от договора не помешает Советскому Союзу осуществить свой план, тем более что советские войска уже были сконцентрированы на востоке Виленского края и возле северной границы Литвы. Правительство Литвы решило потребовать от СССР как можно больше территории в обмен на базы.

Однако, когда литовская делегация вернулась в Москву, атмосфера изменилась: советская сторона стала негибкой, отказывалась от дальнейших переговоров. Москва представила новый проект договора, который объединил пакт о взаимопомощи и передачу Вильнюса. У литовской делегации не осталось выбора, и 10 октября 1939 года «Договор о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой» был подписан.

Непосредственными подписантами документа стали министр иностранных дел Литвы, бывший военнослужащий Русской императорской армии Юозас Урбшис, 22 марта того же года подписавший в Берлине договор о передаче Клайпедского края в состав Германии, и его советский коллега, наркоминдел Вячеслав Молотов. При заключении соглашения также присутствовали Иосиф Сталин, Климент Ворошилов, Андрей Жданов и другие советские руководители. После подписания договора Сталин пригласил литовскую делегацию отметить это событие и посмотреть вместе с ним два фильма.

Вследствие этого договора Литовская республика получила 6739 квадратных километров (около одной пятой Виленского края, признанного территорией Литвы по Советско-литовскому мирному договору 1920 г.), с населением около 430 000 человек, в результате чего население Литвы достигло 3,8 миллиона человек. 24 октября 1939 г. управление городом и уездом было окончательно передано Литве.

«С утра временная столица Каунас украшен национальными флагами, всюду играла музыка, люди обнимались и поздравляли друг друга. К вечеру готовились праздничные манифестации», — сообщал в своем донесении представитель дипмиссии США в Литве.

27 октября в Вильнюс вошли части литовской армии, а на следующий день состоялся торжественный парад.

Литовский историк Чесловас Лауринавичюс так описывает ситуацию в Вильнюсе после его перехода Литве: «Если литовцы рассчитывали, что поляки, как утратившая свою государственность сторона, смиренно подчинятся их господству, то поляки, напротив, надеялись, что литовцы добровольно уступят инициативу именно полякам — и не только потому, что считали себя более цивилизованной нацией, чем литовцы».

Историк констатирует, что «все авторы, изучающие литовское правление в Вильнюсе, характеризуют его как националистическое, причём весьма жёсткое».

«Литвинизация Вильнюсского края насаждалась, прежде всего, полицейскими средствами, в частности следили за тем, чтобы на улицах Вильнюса люди не разговаривали по-польски. Те, кто не владел литовским языком, увольнялись с работы.

Жестокость правления проявлялась и в высылке из края не только военных беженцев, но и так называемых «приезжих», то есть тех, кто по литовскому пониманию, не был коренным жителем. При этом они высылались не только в другие районы Литвы, но также в Германию и СССР, по договорённости с последними… В результате на практике гражданства лишились не только военные беженцы, но и многие из тех, кто проживал в крае в период польского правления» — отмечает Лауринавичюс.

Вскоре Департамент государственной безопасности МВД Литвы и гестапо заключили секретное соглашение, по которому литовские спецслужбы стали передавать в руки германских коллег польских подпольщиков и тех поляков, от которых литовские власти хотели избавиться. Старые жители Вильно одномоментно были лишены свободы передвижения, права покупать недвижимость, устраиваться на работу и участвовать в политической деятельности. Десятки тысяч поляков были уволены, все польские школы — закрыты.

Кроме того, литовская администрация начала создавать для поляков… концлагеря.

«Такие лагеря, как в Жагаре, стали предметом, компрометирующим Литву. У правительства возникла обеспокоенность из-за того, что, например, английское радио сообщило, что Литва обещает запихнуть всех польских беженцев в концентрационные лагеря», — писал научный сотрудник университета Ноттингема Томас Балкелис в статье «Война, этнический конфликт и кризис беженцев в Литве; 1939-1940», вышедшей в 2007 году в журнале Кембриджского университета «Современная европейская история».

Остановить эту вакханалию полонофобии смогла только «преступная», по утверждению нынешних литовских политиков, советская власть.

В день парада литовской армии в Вильнюсе, 28 октября 1939 г., было подписано и соглашение о размещении в Литве четырёх советских военных баз.

В то время среди литовцев ходила поговорка «Vilnius mūsų, o mes — rusų» (Вильнюс наш, а мы — под русскими). Поговорка оказалась пророческой: 14-15 июля 1940 г., после принятия советского ультиматума и ввода дополнительного советского военного контингента, в Литве были проведены выборы в Народный сейм, к участию в которых был допущен лишь просоветский «Блок трудового народа».

21 июля Народный сейм провозгласил образование Литовской ССР, 3 августа 1940 г. она была принята в состав СССР. В 1940 году, уже в составе СССР, Литва получила часть территории Советской Белоруссии — курорт Друскеники (ныне Друскиникай), город Свенцяны и железнодорожную станцию Годутишки (Адутишкис) с окрестными деревнями. А в 1945 году Литовской СССР была передана и Клайпеда.

Таким образом, «советская оккупация» для Литвы обернулась увеличением территории республики на треть. Литва, использовавшая сделку со Сталиным для сведения старых счетов, наряду с Белоруссией и Украиной, стала одним из главных выгодополучателей «пакта Молотова — Риббентропа».

Вопрос о принадлежности Вильнюса и его окрестностей вновь актуализировался спустя полвека после присоединения этих территорий к Литве. Когда в конце 1980-х республика взяла курс на независимость от СССР, в высших эшелонах советской власти зазвучали предложения об отделении Вильнюсского края от Литвы и включении его в состав Белоруссии.

29 марта 1990 г. Президиум Верховного Совета БССР принял заявление, в котором утверждалось, что «Белоруссия в случае выхода Литвы из состава СССР будет требовать вернуть ей белорусские земли — город Вильню и Виленскую область, Швянченский и части территории пяти других районов Литвы». Это заявление фактически поддержал президент СССР Михаил Горбачёв, который на пресс-конференции в Вашингтоне 3 июня 1990 г. отметил, что территория Литвы включает в себя ряд регионов, которые ранее принадлежали Белоруссии.

Кстати, это была далеко не первая попытка Белоруссии получить Вильнюс — естественно, чужими руками.

В письме делегации Белорусской народной республики послу Германии при правительстве УНР от 25 апреля 1918 г. было не только прошение признать независимость Белоруссии.

«…Относительно г. Вильно мы должны напомнить, что этот город сейчас — это умственный центр Белоруссии, наиболее сознающий идею белорусской государственной самостоятельности» — писали делегаты.

Однако распад СССР поставил точку в «территориальных претензиях» Белоруссии на Вильнюс. А польское население Виленского края, которое требовало предоставить ему автономию в уже независимой Литве было фактически предано Варшавой.

26 апреля 1994 г. в Сейме Литвы президенты Литвы и Польши, Альгирдас Бразаускас и Лех Валенса, подписали соглашение о дружеских и добрососедских отношениях между двумя странами, в котором обязались не иметь территориальных претензий и устанавливать уважительные и равные отношения.

Хотя с тех пор прошло уже больше 25 лет, поляки в Литве до сих пор не имеют права написать свою фамилию на польском языке — в отличие от литовцев, живущих в Польше. На польском языке в Литве запрещены также таблички, указатели и т.п. И Европейский Союз, в отличие от Советского, бороться с подобной дискриминацией не спешит.

Олег Хавич