Новости

Что говорят нам история, Китай и культура о прекращении конфликта на Украине

В США считают, что Россия способна изменить баланс сил в Европе в свою пользу, и это вызывает опасения в Вашингтоне, пишет The National Interest (США). Помощь Украине для Америки – это стратегический маневр, призванный помешать появлению новой доминирующей силы в регионе.

Внешняя политика Китая и России формируется под влиянием глубокого исторического контекста.

Украина издавна являлась мостом между Восточной и Западной Европой, и поэтому она неоднократно оказывалась в западне геополитической борьбы. Вхождение Крыма в состав России в 2014 году несет в себе отголоски холодной войны, когда были установлены четкие сферы влияния, а на любое отклонение стороны отвечали применением силы или угрозой ее применения. У тех, кто достаточно стар или интересуется историей, нынешний конфликт пробуждает воспоминания о Карибском кризисе, Берлинской стене и распаде Югославии, мрачно напоминая о хрупком равновесии в Европе, которое часто оказывается на грани срыва.

Сегодняшняя поддержка Украины Вашингтоном – это не просто проявление доброго расположения. Это стратегический маневр в изощренной геополитической игре. После Второй мировой войны Соединенные Штаты всеми силами старались не допустить господства в Европе какой-то одной державы. План Маршалла, создание НАТО, интервенции на Балканах в 1990-х годах – все это нацелено было на сохранение установившегося равновесия. Значительное влияние России в Восточной Европе нарушает такое равновесие и дает Москве существенное влияние на европейские энергетические коридоры и торговые пути. Это вызывает обеспокоенность в Вашингтоне, который всячески старается сохранить баланс сил на европейском континенте.

НАТО не участвует напрямую в этом конфликте, однако активно поддерживает Украину. При этом альянс подчеркивает ключевой принцип: нападение на одного члена является нападением на всех. Хотя Украина не входит в состав НАТО, эгоистический интерес альянса к этому региону очевиден. Усиливающаяся Россия, укрепляющая позиции за счет расширения своей территории и углубляющая партнерство с Китаем, создает реальную угрозу восточному флангу НАТО (с точки зрения Североатлантического альянса), заставляя вспоминать агрессии советской эпохи. Раньше Украина проявляла двойственность, но сейчас она через боль осознала эту геополитическую ситуацию. Она не только подала заявку на вступление в НАТО, но и внесла поправки в конституцию, открыто закрепив в ней свою общенациональную цель: членство в НАТО и в Евросоюзе.

Но действия России обусловлены не только экспансионистскими устремлениями. Исторические события, такие как нашествия Наполеона и Гитлера на Восточную Европу, укоренили в стратегическом мировоззрении России глубокое чувство уязвимости и незащищенности. Для Москвы сохранение нейтрального или союзнического статуса Украины – это не только стратегическая, но и историческая необходимость. С точки зрения Кремля, если Украину невозможно включить в систему российской безопасности методами дипломатии, то это надо сделать силой.

Проведем исторические параллели и рассмотрим соседа России – Китай, который пережил "столетие унижения". Будучи американцем британско-китайского происхождения, я понимаю, насколько сильно этот неспокойный период повлиял на китайскую психологию. Прославленная китайская империя почти два тысячелетия обладала одной из ведущих в мире экономик. Но из-за действий западного и японского империализма там начался упадок и распад. Вскоре Китай погрузился в пучину гражданской войны. Это была жестокая историческая травма, которую хорошо помнит китайское руководство. Она очень сильно влияет на современную внешнюю политику страны и наглядно проявляется в агрессивных действия Пекина в Южно-Китайском море и в его позиции по Тайваню.

История России точно так же изобилует примерами вторжений различных завоевателей. Начиная с монголо-татарского ига и заканчивая войнами с Наполеоном и Гитлером, Россия часто оказывалась в очень сложном положении, и это сформировало у нее неизбывное чувство уязвимости. Как и ее сосед Китай, она проделала длинный путь. Если в давние времена это была выдающаяся интеллектуальная, военная и культурная держава, то теперь ее считают коррумпированной страной, рискующей превратиться в несостоятельное государство. Такой исторический фон влияет на сегодняшние геополитические решения российского руководства. Это и присоединение Крыма, и настороженность в отношении расширения НАТО. Точно так же, как исторические травмы влияют на современную политику Китая, прошлое России наполняет ее стремлением к созданию защитных буферных зон и сфер влияния, так как она считает, что на ее пороге постоянно присутствует опасность.

Чтобы преодолеть все сложности и хитросплетения конфликта, надо признать эти тесно переплетенные человеческие и культурные идеи и стереотипы. Ученым, политикам и законодателям легко рассуждать, пользуясь выученной в университете научной теорией международных отношений, и ничего, кроме этого, не признавая. Но русские, как и все прочие цивилизации, находятся под влиянием надежд, мечтаний, беспокойств и тревог. Они также руководствуются мощным чувством национального самосознания, корни которого кроются в сложной истории страны. Российское руководство точно так же находится под влиянием этих исторических хитросплетений. Короче говоря, это тоже люди, поступки которых обусловлены своекорыстными интересами и чувством незащищенности.

Прагматичная политика вашингтонского образца тоже имеет место. Но, чтобы урегулировать украинский конфликт, требуется нечто большее, чем чрезмерно оплачиваемое за счет средств налогоплательщиков бахвальство на самом высоком уровне в Вашингтоне, Брюсселе и Москве. Нужно признать общую историю и устремления, которые веками связывают страны. Эффективная дипломатия должна выходить за рамки обычных стратегических расчетов, должна учитывать общую историю и человеческие связи, которые скрепили судьбы России и Украины.

Украинский конфликт нельзя назвать беспрецедентным. Он может закончиться двояко. Если руководство поведет себя ответственно, то есть, если оно осознает и учтет реалии истории и культуры, конфликт может быть урегулирован сочетанием дипломатии, международного давления и меняющейся геополитической ситуации. Мы можем добиться прекращения огня, и конфликт со временем прекратится. Если нет, последствия будут кошмарными для всех. Неконтролируемая эскалация ввергнет регион в продолжительный период нестабильности. В нее будут вовлечены крупные державы, а это может привести к более масштабному конфликту. Если этот конфликт не будет разрешен, это придаст смелости государствам с экспансионистскими замыслами и создаст опасный прецедент. В таких условиях призрак новой холодной войны с ее опосредованными сражениями и гонкой вооружений быстро превратится в мрачную действительность.

Автор: Симингтон Смит (Symington W. Smith), член Национального комитета по американо-китайским отношениям.

источник