Новости

Цветы эмиграции. «Вторая власть» Белоруссии уехала за границу

Светлана Тихановская во вторник, 29 сентября, встретилась с президентом Франции Эммануэлем Макроном. Слов о признании эмигрантки президентом Белоруссии не прозвучало

Тихановская же озвучила, что хочет перевыборы в этом году, под наблюдением ОБСЕ. Светлану пригласили выступить в парламенте Франции, ожидается встреча с Ангелой Меркель. При всей неоднозначности личности Тихановская — единственный беглый вождь протеста, который обозначает себя в эмиграции не только словами.

Литературная героиня

В понедельник, 28 сентября, последний член президиума Координационного совета «по передаче власти» на территории Белоруссии, нобелевская лауреат по литературе Светлана Алексиевич покинула страну. Отправилась в Германию, в том числе на лечение. В Белоруссии она также лечилась. Самоизолировалась в условиях пандемии коронавируса, так что в президиум КС попала заочно.

На Беломайдан Алексиевич не ходила ни одного дня, не посещала и заседания президиума революционного органа. В Следком ее все равно вызвали, но на вопросы она не отвечала на основании права не свидетельствовать против самого себя. Впрочем, дело против нее у СК и на тот момент было. Было против всего Координационного комитета — по статье №361, предусматривающей наказание до пяти лет.

Каковы планы нобелевской лауреатки за границей, пока неизвестно. При этом ярко проявляется важная особенность белорусского протеста, именуемого «Беломайдан». Люди, имея на знаменах сбежавшую Светлану Тихановскую, ежедневно подставляются под реальные уголовные дела, сознательно жертвуют своим благополучием, а бежать им некуда и незачем — не обижаются на не очень храбрых вождей. Возможно, это мужество. Но больше похоже на элементарную неопытность и напуганность.

Литература и жизнь

Карта протеста рисует среднего протестующего молодым человеком до 30 лет, который еще не был под судом-следствием и даже не представляет, что за самый популярный на протестах аттракцион (отбивание задержанных у силовиков) во вторник в Молодечно Минской области двое фрондеров получили первые реальные сроки.

Владислав Евстигнеев (25 лет) и Павел Песков (31 год), признанные виновными по ч. 2 ст. 363 УК РБ, «Сопротивление сотруднику органов внутренних дел», были осуждены к 3 и 3,3 года заключения в колонии общего режима. Причем осудили их даже не за события дня выборов и после них: это суд добрался до участников протестов во время предвыборной кампании.

19 июня 2020 года Евстигнеев и Песков пытались отбить задержанного на акции Сергея Тихановского (мужа Светланы) у милиции. 29 сентября оба получили три года тюрьмы. Это четкий сигнал тем, кто каждые выходные демонстрирует храбрость, отбивая задержанных и снимая это на мобильные телефоны, размещая ролики на интернет-площадках.

Можно возразить, что те, кого задерживали на таких деяниях, отделались сутками админареста и штрафами. Но оба обвиняемых, Евстигнеев и Песков, тоже вначале попали под административную ответственность. Павел Песков заплатил штраф в размере 50 базовых величин — 514 долларов. А Владислав Евстигнеев получил семь суток административного ареста.

Одновременно против них возбудили уголовные дела и совсем не держали их до суда в СИЗО. Нужно знать и то, что потерпевшие — сотрудники ОМОН Вячеслав Яковенко и Евгений Баранов — отказались от претензий к обвиняемым. Однако реальные сроки. У тех, кого задерживают на протестах, точно такая же схема, просто до суда их уголовные дела еще не дошли.

Эмигранты внешние и внутренние

Руководящий орган КС, президиум, прекратил свое существование на территории Белоруссии. Протестами никто не руководит. Единственные, кто может отправлять Беломайдану сигналы о поддержке, — действующие чиновники, на которых возлагали большие надежды, и телеграм-каналы.

Первые подвели, сохранив верность действующему президенту. Правда, были перебежчики или «переобувшиеся». Все они делали громкие заявления на своих постах, после чего или уходили сами, или их увольняли. Все они так или иначе принадлежат ведомству МИД Владимира Макея.

Первым стал Павел Павлович Латушко. Правда, на момент впадения в ересь он уже не служил в МИД, а был брошен на «низовку» — возглавлял Театр им. Янки Купалы. Не будем повторять историю чиновника, лишь напомним, что он быстро вписался в президиум КС, но хватило его ненадолго. 17 августа был уволен, 18-го вошел в КС, 19-го «избран» членом президиума, а 2 сентября Павел Павлович — уже в Польше.

Силовики утверждают, что его вывезли в багажнике дипломатического автомобиля. Сам чиновник-активист с негодованием разоблачает это. В интервью оппозиционному изданию Tut.By Латушко пообещал вернуться в Белоруссию после деловых поездок, но не вернулся. Чем конкретно он занят — неизвестно, однако именно он на втором после Светланы Тихановской месте по инфоповодам в СМИ.

В частности, Латушко стал автором заявления о том, что может создать «МИД Белоруссии в изгнании», выражал намерение возглавить переговорный процесс на территории РБ, если его безопасность будет гарантирована Россией и ЕС, а также уверял, что ухода Лукашенко тайно ждут 85% белорусских чиновников. Все это слова, никаких действий Павел Латушко за рубежом не предпринимал.

Что же касается ведомства Владимира Макея, то после выборов МИД покинуло несколько дипломатов. Глава департамента Северной Америки и Западной Европы Андрей Бушило, первый секретарь управления Европы МИД Павел Слюнькин. Лишились должностей после соответствующего поведения послы в Испании, Словакии и Латвии. Последний, Андрей Авраменко, о своём уходе сообщил в Инстаграм словами: «17 лет в дипломатии — всё. Всем спасибо!»

Наконец, 29 сентября стало известно и о том, что посол Белоруссии в Аргентине, Чили, Парагвае и Перу Владимир Астапенко подал в отставку в день инаугурации Александра Лукашенко.

«23 сентября я подал заявление об освобождении от занимаемой должности по соглашению сторон в соответствии с п. 1 части второй статьи 35 Трудового кодекса Республики Беларусь. Жду принятия соответствующего указа, до этого момента формально остаюсь на службе. Верю в лучшее будущее для белорусского народа!» — прокомментировал дипломат.

Никаких громких заявлений он не делал, дал понять, что поводом стала «тайная» инаугурация, хотя вслух это не озвучил. Других перебежчиков, кроме МИД, ни одно ведомство не дало. Протестные дипломаты никак не звучат в СМИ, не озвучивают своих планов на будущее. В контакт с бывшим коллегой, Павлом Латушко, не вступают, как и с КС, как и со Светланой Тихановской.

Никаких поводов говорить о том, что эмигранты намерены организовать за рубежом «правительство в изгнании», нет. Причина проста: коллективный Запад занял в отношении Лукашенко выжидательную позицию, ничем не нарушая архитектуры выстроенных к выборам 2020 года отношений. Весь инфошум производят исключительно «буферные» страны: Прибалтика, Польша и Украина. А вот США вообще подозрительно спокойны. Посол в Белоруссии, первый за 12 лет, Джули Фишер, неделю назад утверждена сенатским комитетом по международным делам.

Похоже, что слова президента Франции Эммануэля Макрона в адрес Тихановской — это камуфляж. Дальше — больше.

Трещина инфокрыши

В дополнение к новости о бегстве из Белоруссии Светланы Алексиевич прозвучала невеселая для Беломайдана информация о расколе руководства главной информационной площадки протеста — ведущегося из Польши телеграм-канала Нехта с миллионами подписчиков.

В понедельник слухи о том, что основатель Nехты Степан Светлов (Путило) и бывший главный редактор Роман Протасевич «не сошлись во мнении относительно будущего проекта», опровергались площадкой. Следовали общие слова, которые должны были доказать, что это не так. Как и любое опровержение, это стало лучшим доказательством правдивости слухов.

27 сентября Роман Протасевич отказался от должности главного редактора в связи с грядущими изменениями в структуре каналов Nехты. А с 1 октября вместе с Протасевичем площадку покидает некая Катя.

Сам Протасевич написал в своем Твиттере: «С воскресенья я больше не имею никакого отношения к проекту Nехта. Решение об уходе было принято мной и не является спонтанным».

То есть раскол все же есть. Деталей участники не раскрывают, но редакция допустила утечки информации. Версия белорусских силовиков такова: Роман Протасевич повышен в должности на другом проекте. Это центр анализа европейской политики (СЕРА, Center for European Policy Analysis). Ранее он перевез в Польшу свою семью, в том числе родителей. Степан Светлов продолжит заниматься тем, чем занимался раньше, — корректировкой маршрутов и координацией акций.

Есть и другая версия. В команде и правда случился конфликт, который привел к обвинению основателя Нехты в связях с КГБ и уходу главреда. Якобы Степан Путило считает «Нехту» инструментом революции, а Протасевич пытался сделать его менее ангажированным. Это косвенно подтверждается тем, что политика ресурса остается неизменной. Но именно это и не нравилось Протасевичу.

Он считал, что Светлов сотрудничает с КГБ, раз хочет и дальше информировать режим о планах Беломайдана, чем ставит его в заведомо проигрышное положение. Наблюдатели не согласны с такой трактовкой, так как белорусская оппозиция печально известна взаимными обвинениями в сотрудничестве с КГБ. Что не всегда неправда.

И наконец, третья, самая жизнеспособная версия. Раскол Нехты — следствие выхода из этого проекта американского инвестора в лице Госдепа, через Радио «Свобода». Кураторы держат курс на сворачивание Беломайдана и урезают финансирование.

Максим Максимов