Новости

Дом высокой культуры быта

«Ну и домик у нас! То обворовывают, то обзывают, а ещё боремся за почётное звание дома высокой культуры быта! Это же кошмар! Ужас!» — возмущался стоматолог Шпак в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Сегодня под этими словами могли бы подписаться многие конгрессмены и сенаторы США — уровень культуры на Капитолийском холме в последние годы оставляет желать лучшего.

Американская политическая культура становится всё более грубой и вульгарной. Уходят в прошлое строгие правила, регламентировавшие обсуждения законопроектов и слушания в комитетах конгресса. Церемонные джентльмены в тёмных костюмах нехотя уступают место фриковатым персонажам в толстовках и кроссовках. А дискуссии политических оппонентов всё чаще приправляются площадной бранью.

Сенатор из Пенсильвании Джон Феттерман нередко появлялся на Капитолийском холме в спортивной одежде. Поначалу на это закрывали глаза — демократы считали, что многим обязаны Феттерману, чья победа над республиканцем Озом в ноябре 2022 года помогла им удержать шаткое большинство в сенате. К тому же у Феттермана серьёзные нелады со здоровьем: он много лет страдает от депрессии, а после перенесённого в мае 2022 года инсульта у него ухудшилась речь и, как считают его недоброжелатели, значительно снизились умственные способности. Но в конце концов расхаживающий по конгрессу в шортах и мешковатом свитере двухметровый лысый гигант вынудил сенатора-демократа Джо Манчина и его коллегу-республиканца Митта Ромни разработать специальный законопроект, требующий, чтобы мужчины-сенаторы соблюдали дресс-код и носили пиджаки, галстуки и широкие брюки. Законопроект был единогласно поддержан обеими партиями, что в последние годы в Вашингтоне редкость. Под давлением сенаторов Феттерман согласился носить деловую одежду — по крайней мере в тех случаях, когда будет председательствовать на заседаниях. Растрогавшийся лидер демократов в верхней палате Чак Шумер заявил, что «глубоко признателен» Феттерману за то, что тот прислушался к мнению своих коллег. «Хотя у нас никогда не было официального дресс-кода, события последней недели заставили всех нас почувствовать, что его введение — шаг в правильном направлении», — добавил Шумер. «Ношение костюмов, — соглашается с ним газета The Washington Post, — даёт законодателям повод хотя бы на мгновение задуматься об особой ответственности, возложенной на них народом».

Но если с неформальным стилем одежды сенаторам худо-бедно удалось справиться, то с общим культурным уровнем обитателей Капитолийского холма всё обстоит гораздо печальнее. «Дресс-код, увы, не уменьшил огрубления американской политики, которое продолжает нарастать с угрожающей скоростью в конгрессе и по всей стране. Новая норма — вульгарная и жестокая риторика в адрес политических оппонентов — уничтожает фундаментальные составляющие функционирующей демократии: вежливость, сотрудничество, компромисс, доверие к честности государственных чиновников, включая «лояльную оппозицию», и верховенство закона», — констатирует профессор Корнеллского университета Гленн Альтшуллер.

Летом конгрессвумен Марджори Тейлор Грин на заседании палаты представителей назвала свою коллегу Лорен Бёберт «маленькой сучкой». Когда-то Грин и Бёберт были подругами, но потом между ними пробежала чёрная кошка, и Бёберт выступила за исключение Грин из влиятельного «Кокуса свободы» — фракции правых республиканцев в нижней палате конгресса. Грин предательства не простила, и с тех пор отношения двух облечённых доверием избирателей дам стали напоминать склоки школьниц, соперничающих за титул «Мисс колледж». После того как охрана вывела Бёберт из зала театра в Денвере, где та курила электронную сигарету, подпевала артистам, а кроме того, откровенно ласкала своего спутника, Грин прилюдно назвала её «шлюхой». Без особого, кстати, основания: Бёберт недавно развелась и вольна ходить по театрам с кем угодно.

Досталось от Грин и другому однопартийцу, Дарреллу Иссе из штата Калифорния. Исса, заседающий в палате представителей почти четверть века, упрекнул Марджори в том, что ей не хватает зрелости и опыта, чтобы организовать импичмент министра национальной безопасности США Алехандро Майоркаса.

В ответ боевая конгрессвумен обозвала его a pussy. Слово это в английском языке имеет несколько значений, но Грин совершенно точно не имела в виду «кошечку».

Мужчины-конгрессмены не ограничиваются перепалками и всегда готовы перейти от слов к делу. В середине ноября в кулуарах Капитолия столкнулись бывший спикер палаты представителей Кевин Маккарти и конгрессмен Тим Бёрчетт — один из восьми республиканцев, организовавших свержение спикера. Если верить Бёрчетту, Маккарти ударил его локтем в спину, причём очень расчётливо: «Это был точный удар по почкам». «Эй, Кевин, у тебя есть мужество?» — крикнул Бёрчетт, обозвав экс-спикера придурком и жалким хулиганом. По мнению Мэтта Гетца, главного инициатора отставки Маккарти, инцидент в коридоре стал ещё одним свидетельством «значительного роста нарушений этикета, подобного которому мы не видели со времён Гражданской войны». Сам Маккарти, впрочем, всё отрицает: он, мол, и не думал толкать Берчетта, но коридор был слишком узкий. «Наверное, наши плечи соприкоснулись или что-то в этом роде», — сказал он в интервью CNN. «Если бы я ударил его по почкам, он бы лежал на земле», — не без хвастовства заявил бывший спикер.

В сенате тоже едва не дошло до рукоприкладства. Маркуэйн Маллин, сенатор от штата Оклахома, на слушаниях в комитете по бюджету лицом к лицу столкнулся с президентом профсоюза автоперевозчиков Шоном О'Брайеном, который назвал его в сети X клоуном и мошенником. Твит О'Брайена заканчивался словами: «Ты знаешь, где меня найти. В любом месте и в любое время, ковбой». Маллин, бывший боец смешанных единоборств, обратился к О'Брайену: «Сэр, это время, это место. Мы можем закончить это здесь». Дальнейший их диалог звучал так:

О'Брайен: «Хорошо, прекрасно, отлично!»

Маллин: «Ты хочешь сделать это сейчас?»

О'Брайен: «Я с удовольствием сделаю это прямо сейчас».

Маллин: «Тогда подними свою задницу».

О'Брайен: «А ты встань!»

Берни Сандерс (председатель комитета): «Прекратите! Нет, нет, сядьте! Знаете, вы ведь сенатор Соединённых Штатов!»

После этого, как деликатно пишет NBC News, Маллин и О'Брайен стали обзывать друг друга словами, «которые обычно не звучат на слушаниях в комитете», но насилия удалось избежать. В итоге противники даже договорились вместе выпить кофе.

В статье уже упоминавшегося Гленна Альтшуллера собраны примеры неэтичного поведения исключительно законодателей от Республиканской партии, и это понятно: как верный слуга Демпартии, профессор пытается объяснить упадок политической культуры тлетворным влиянием Дональда Трампа, который «по праву заслужил титул «президента сквернословия».

Но, по правде, демократы ничем не уступают своим оппонентам из Республиканской партии. Разве что партийная дисциплина у «ослов» гораздо строже — почти как в тоталитарной секте, поэтому до потасовок между конгрессменами пока не доходит. А вот там, где демократы не чувствуют над собой жёсткой руки начальства, они пускаются во все тяжкие. Взять хотя бы Сюзанну Гибсон из Вирджинии. Эта весёлая дама, баллотирующаяся в конгресс штата, выкладывала на онлайн-платформе Chaturbate видеозаписи своего секса с мужем, призывая зрителей присылать ей донаты («собираем деньги на благое дело», расплывчато объясняла она) в обмен на совершение любых постельных трюков по желанию заказчика. Теперь из-за её фокусов демократы рискуют потерять последний округ в Вирджинии. А уж про риторику демократов и говорить нечего — например, сравнить того же Трампа с Гитлером или Муссолини для них совершенно обычное дело.

А что, если в сознание вашингтонских политиков проник вирус украинства, занесённый на Капитолийский холм одним средней руки комиком в потной футболке и мешковатых штанах? Конечно, до массовых потасовок законодателей, которые случаются в Верховной раде, в конгрессе пока не дошло, но ведь лиха беда начало. А оно уже положено.

Кирилл Бенедиктов