Новости

Эксперимент Запада с «Мечтой» в Грузии близится к логическому концу

Очередной эксперимент Запада со сменой власти в Грузии мирным путем близится к своему логическому концу, а на смену ему, судя по текущим событиям и сложившейся в стране ситуации, грядет новый эксперимент, один из тех, начало которым было положено в конце 80-х годов прошлого века созданием «национально-освободительного движения». Затем последовали события 9 апреля 1989 г., как следствие – «громкий» выход из состава СССР, формирование собственного «независимого» правительства, которое из-за его же стремления к реальной независимости очень скоро свергли руками бывших соратников в результате кровопролитной гражданской войны 1991-1992 годов. Потом были завязаны «внутренние конфликты» в Абхазии и Южной Осетии.

Далее, после длительного и наскучившего стране правления Эдуарда Шеварднадзе, которого почему-то считали ставленником России, хотя при его правлении эти отношения продолжали стремительно ухудшаться, а Грузия двигалась путем, начерченным на Западе, случилась первая «бархатная» революция, одна из той череды «цветных революций», идентичные сценарии которых были явно написаны в одной и той же экспериментальной лаборатории. И в итоге к власти в стране пришла «четко прозападная» политическая сила, первоначально состоявшая из нескольких политических партий, но позднее объединившаяся под крылом «Единого национального движения».

Спокойно, под чутким контролем из Вашингтона и Брюсселя, своевольно для грузинского народа, но послушно для Запада, она правила целых 9 лет, устраивая всевозможные спектакли в виде презентаций, провокаций, терактов, спецопераций и иных подобных зрелищ. Правила до тех пор, пока за бугром не решили, что для «блага» грузинской демократии пора эту партию на время отправить в оппозицию.

Замену ей нашли легко. Олигарх Бидзина Иванишвили, который доселе спокойно занимался распоряжением собственными капиталами и оставался в тени, «решился» на создание политической силы с целью «отстранения» от власти «Единого национального движения» Михаила Саакашвили. И у него это «получилось», что оказалось крайне неожиданным для грузинского общества, запуганного давлением правительства Саакашвили. Учрежденная олигархом коалиция «Грузинская мечта» с солидным преимуществом «выиграла» парламентские выборы 2012 года и «сумела» сформировать правительство.

«Оппозиционность» Иванишвили правительству «Единого национального движения» подчеркивалась с самых первых его шагов на политической арене Грузии, начиная с его первого политического заявления и продолжая масштабными, хотя непродолжительными, неагрессивными и достаточно мирными акциями протеста, а также отдельными столкновениями с представителями тогдашней власти и некоторыми санкциями против бизнеса Б. Иванишвили в Грузии, в частности против его банка «Карту», который правительство М. Саакашвили обвинило в незаконной транзакции и у которого конфисковало крупную сумму. После «победы» на выборах правительство «Грузинской мечты» это конкретное незаконное решение отменило и деньги банку «Карту» вернуло.

Попытки самодеятельности правительства Б. Иванишвили пресекались западными партнерами с самого начала его политической карьеры. Стремление к нормализации отношений с Россией, которое в интересы Вашингтона и Евросоюза никак не входило, в конечном итоге ограничилось лишь форматом Абашидзе–Карасин, возобновлением торговли и восстановлением на определенный период авиационного сообщения между двумя странами.

Править «Грузинской мечте» поначалу пришлось в продиктованном Западом режиме строгой «коабитации» с партией М. Саакашвили, которая после поражения на выборах быстро переориентировалась на оппозиционную деятельность и успешно освоила новую для себя форму политической активности. Лидеры «Грузинской мечты» утверждали, что режим «коабитации» закончится после президентских выборов 2013 года, когда в отставку уйдет Саакашвили, но и после победы «ставленника» партии Иванишвили режим сосуществования двух якобы противоборствующих политических сил продолжился. И – главное – остается в силе до настоящего времени.

«Единое национальное движение» никуда с политической арены Грузии не исчезло, хотя это так уверенно обещали населению и Б. Иванишвили, и все его соратники. Оно лишь распалось на отдельные течения и направления, каждое из которых со своей стороны оппонировало властям, а в сумме все эти направления создавали у Запада впечатление многочисленности и разнообразия оппозиционного спектра Грузии. А это считается одним из неотъемлемых признаков уже не очень молодой, хотя все еще незрелой грузинской демократии.

Не будем углубляться в подробности многолетнего противостояния «Грузинской мечты» и «Единого национального движения», которое, несмотря на распад на отдельные составляющие, по духу и идейному содержанию остается одной сплоченной политической силой. Саакашвили и его соратники все эти годы буквально не давали спуска «Грузинской мечте», отслеживали каждый ее шаг и диктовали ей свою повестку дня, составленную явно по согласованию с западными идеологами и политиками. Члены «Национального движения» и отпочковавшейся от него «Европейской Грузии» до сих пор входят в парламент и на законодательном уровне определяют политическое направление страны. При этом пользуются уверенной поддержкой как в США, так и в ЕС, где у экс-президента Грузии Саакашвили и его соратников немало лоббистов и болельщиков.

* * *

Событие, которое случилось на днях, 15 мая, у многих сторонников «Грузинской мечты» (а их ряды за годы правления партии олигарха Б. Иванишвили значительно поредели «благодаря» обильно розданным, но так и не выполненным обещаниям) вызвало возмущение и разочарование. Президент Саломе Зурабишвили заявила, что решила помиловать отбывающих заключение за различные преступления двух бывших соратников Саакашвили – одного из лидеров «Европейской Грузии» Гиги Угулаву и учредителя партии «Победившая Грузия» Ираклия Окруашвили. Первый в период правления М. Саакашвили долгие годы был неизменным мэром Тбилиси, второй занимал пост министра обороны, после отстранения от которого «решился» перейти в оппозицию к М. Саакашвили, что закончилось его арестом и высылкой из страны. А сегодня И. Окруашвили действует совместно с соратниками Саакашвили в Грузии с целью отстранения от власти партии Б. Иванишвили.

Совсем недавно, 10 февраля, Г. Угулава решением суда был отправлен отбывать второй срок лишения свободы за растрату средств Фонда муниципального развития Тбилиси на сумму 48 миллионов лари. 13 апреля И. Окруашвили был осужден за участие в насильственном штурме парламента Грузии 20 июня 2019 года. Заключение продлилось, как видим, недолго, до 15 мая.

Освободили обоих политиков в тот же день вскоре после заявления президента С. Зурабишвили, и они спокойно покинули тюрьму и направились домой, хотя стоял поздний вечер и действовал комендантский час, что также вызвало возмущение и недоумение у сторонников «Грузинской мечты».  Покидая тюрьму, Г. Угулава достаточно скабрезно выразился о решении президента Грузии, а Окруашвили иронично заявил: «Иванишвили дал единственное легко выполнимое обещание, что еще многих оппозиционеров засадит в тюрьму на долгие годы, но и это обещание, как видите, не выполнил».

* * *

Еще до того, как Грузия из-за пандемии коронавируса перешла в режим чрезвычайного положения, в посольстве США состоялась заключительная встреча представителей правящей партии и оппозиции, которой предшествовало несколько раундов переговоров по вопросам изменения избирательной системы. Случилось это 8 марта. Но вначале несколько слов о сути вопроса.

Нынешняя оппозиция, которая правила страной долгих 9 лет, в период своего правления была категорически против отмены смешанной пропорционально-мажоритарной системы выборов парламента и перехода на пропорциональную систему. За пропорциональные выборы парламента тогда ратовали оппозиционные политики, многие из которых сегодня входят в ряды правящей «Грузинской мечты». Сейчас ситуация коренным образом изменилась, и соратники экс-президента М. Саакашвили и сгруппировавшиеся вокруг них другие оппозиционные партии требуют перехода на пропорциональную систему, а правящая партия цепляется за смешанную систему.

Ускорение процессу изменения избирательного законодательства придал сам председатель «Грузинской мечты» Бидзина Иванишвили. Когда страну охватили спровоцированные оппозицией из-за визита депутата Госдумы России Сергея Гаврилова в Тбилиси акции протеста, Б. Иванишвили сделал заявление и пообещал, что парламентские выборы 2020 года будут проведены по пропорциональной системе с нулевым барьером. Его соратники в парламенте даже подготовили соответствующий проект поправок в Конституцию и вынесли его на голосование, но утвердить не смогли, так как «неожиданно» против воли лидера партии пошли избранные в парламент от этой партии мажоритарные депутаты. Провал законопроекта в ноябре прошлого года вызвал новую волну акций протеста оппозиции, но тут в дело вмешались руководитель представительства ЕС в Грузии и ряд зарубежных дипломатов, которые принудили протиборствующие стороны сесть за стол переговоров.  Каждый раунд таких переговоров оканчивался определенными уступками со стороны «Грузинской мечты» и продолжающимся недовольством оппозиции. В итоге на встрече в посольстве США 8 марта стороны «договорились» о максимально приближенной к пропорциональной системе выборов парламента.

Согласно подписанному под чутким руководством представительства ЕС и посольства США документу, правящая партия должна разработать и принять такие поправки в Конституцию и избирательный кодекс, согласно которым в парламент созыва 2020 года будут избраны 120 депутатов по пропорциональным партийным спискам и 30 депутатов по мажоритарным округам. По ныне действующей системе 77 мандатов распределяются по пропорциональной системе и 73 – по мажоритарной. Этим же соглашением было предусмотрено понижение избирательного барьера с 5% до 1% и введение 40%-го порога, преодоление которого позволит победившей на выборах политической партии сформировать однопартийное правительство. В противном случае в стране будет сформировано коалиционное правительство.

Было в этом документе еще одно положение, предусматривающее «недопущение политизации правосудия», которое каждая из подписавших его сторон трактовала по-своему. «Грузинская мечта» до последнего момента утверждала, что в стране нет лиц, которые бы преследовались по политическим мотивам. Оппозиция же придерживалась прямо противоположного мнения и категорически требовала освобождения «политзаключенных». Ими она объявила всех лиц, которые были задержаны во время событий 20-21 июня (получивших в Грузии название «ночи Гаврилова») и после них. А так как большая часть задержанных во время и после разгона акции протеста в связи с визитом Гаврилова активистов оппозиции на тот момент была уже на свободе, звание «политзаключенных» было присвоено Гиги Угулаве, Ираклию Окруашвили и еще одному явному соратнику оппозиции, соучредителю и соинвестору телекомпании «Мтавари архи» (она была основана покинувшим телекомпанию «Рустави 2» гендиректором Никой Гварамией и бывшим составом журналистов этой телекомпании) Георгию Руруа. Г. Руруа был задержан при разгоне акции протеста у здания парламента Грузии 18 ноября 2019 года по обвинению в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия.

Главным требованием большинства оппозиционных партий, которые подписали соглашение от 8 марта, было освобождение из заключения Г. Угулавы, И. Окруашвили и Г. Руруа как политзаключенных правительства «Грузинской мечты». Лидеры оппозиции заявляли, что в случае невыполнения этого требования парламентские фракции «Национальное движение» и «Европейская Грузия» продолжат бойкот парламентской деятельности, объявленный еще после событий 20 июня прошлого года, и не поддержат проект поправок в Конституцию. А учитывая возможный повторный протест мажоритарных депутатов, предсказывали, что «Грузинская мечта» и на этот раз конституционное большинство не наберет, а, следовательно, законопроект в очередной раз провалит.

Единственной партией, которая отказалась подписываться под положением о «предотвращении политизации правосудия», так как явно читала за ним требование оппозиции об освобождении своих соратников, оказался «Альянс патриотов». Депутаты от этой партии настоятельно призывали «Грузинскую мечту» к выполнению обязательства по внесению поправок в Конституцию и даже подсчитали, что фракции «Грузинской мечты» вместе с независимыми депутатами и фракцией «Альянса патриотов» набирают даже больше голосов, чем требуется для утверждения конституционных изменений.

До последнего момента не собиралась освобождать Г. Угулаву, И. Окруашвили и Г. Руруа и нынешняя власть. Лидеры правящей партии делали уверенные заявления, что никаких политзаключенных в стране нет, что лица, о которых говорит оппозиция, совершили конкретные тяжкие преступления и их преследование ничего общего с политикой не имеет.

Но влиятельные западные друзья «Национального движения» и «Европейской Грузии» и здесь сыграли свою значительную роль. Специальные недвусмысленные заявления и строгие предупреждения сделали правительству Грузии сенаторы и конгрессмены из США. Внес свой весомый вклад в это дело депутат Европарламента Андрюс Кубилюс, который напомнил правительству Грузии, что Евросоюз обещал стране финансовую поддержку в размере 183 млн евро для борьбы с пандемией и что в случае невыполнения соглашения от 8 марта Грузия этой поддержки лишится.

Отдельные заявления и обращения к правительству Грузии сделали посольство США в Грузии, представительство Евросоюза, послы-фасилитаторы переговоров в посольстве США. Содержание всех обращений и заявлений было почти одинаковым: все стороны должны в точности выполнить соглашение от 8 марта целиком, обе его части. И правительство «Грузинской мечты» пошло на очередные уступки: двое из трех «политзаключенных» были освобождены. Но оппозиция останавливаться на этом не намерена и собирается добиваться освобождения третьего «политзаключенного» – Руруа, о чем уже успела заявить после помилования Угулавы и Окруашвили.

* * *

Из обязательств «Грузинской мечты» по данному конкретному соглашению остается внесение в Конституцию изменений, которые обеспечат перекраивание ныне действующей избирательной системы по максимально устраивающему оппонентов и западных партнеров стандарту. А далее будут выборы. Учитывая, что правление конкретной политической силы более двух сроков подряд не соответствует основополагающим принципам западной демократии, можно предположить, что после выборов 2020 года власть в стране, скорее всего, поменяется. А «Грузинской мечте» либо придется согласиться с еще одним требованием западных партнеров и «добровольно, путем выборов» уступить бразды правления, либо это будет сделано уже руками радикальной оппозиции в результате очередной «бархатной» или «не бархатной» революции. Неизвестно, о чем еще могут договориться с западными партнерами лидеры ныне правящей партии.

Как справедливо заметил один из грузинских аналитиков, ситуация в Грузии все больше напоминает спектакль. Достаточно грубо скроенный, с непрофессиональными актерами в главных ролях. Но далекой от политики основной части населения Грузии подобные спектакли давно уже порядком надоели.

Нино Хачидзе

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.