Новости

Если бы коронавируса не было, его следовало бы придумать: инфекция спасла мир от войны

Мы ругаем коронавирус и боимся его. И, наверное, обоснованно… Но, возможно, это меньшее из двух зол? Возможно, этот микроскопический агент спас нас от большой войны?

Нынешний кризис – это кризис всей евроатлантистской цивилизации в ее нынешнем виде. Если попросту: бездумно выбрав "возвращение в европейскую семью", Латвия вступила в клуб самоубийц. Хорошо хоть теперь, благодаря тому же вирусу, есть время посидеть и подумать.

Итак, "черная бабочка" Апокалипсиса махнула крылышком – и начался ураган. За считаные дни мир изменился до неузнаваемости. Перекрыты границы, кое-где введено что-то вроде комендантского часа. Например, во Франции за "необоснованный выход" на улицу могут оштрафовать на 138 евро. В магазинах эконом-класса дефицит самого необходимого, как и в соседней Германии. В Латвии люди, даже собравшись на частной территории, обязаны разойтись в 23-00. Люди обязаны соблюдать между собой двухметровую дистанцию.

Запрещены все публичные мероприятия. Запрещены все собрания в помещениях (например, коллективная молитва) с количеством участников более 50 человек. Наказания за нарушения карантинного режима: от административных (штраф до 350 евро) – до уголовных (тюремный срок до 3-х лет). В Эстонии после 22-00 фактически введен "сухой закон". В Литве запрещено собираться в парках и на улицах числом более пяти человек, а в Германии вводится запрет "собираться группами, больше двух человек". Короче, всем, кто поверил лет 30 назад в "конец истории", пламенный привет из "эпохи ГУЛАГа"…

"При "чрезвычайке", оно, может, и получше будет…"

Конечно, это все – лишь бледное отражение не очень далекого прошлого, в котором жили наши деды и прадеды. Но для тех, кто всю сознательную жизнь привык считать нормой "глобальный диснейленд", происходящее кажется "нереальным". А для тех, кто чувствовал, что "диснейленд" на самом деле – просто декорация массового шоу, ничего страшного пока не произошло.

Выражения "гнетущая тишина" и "депрессивное "похмелье" – это из лексикона "успешных менеджеров". Рижские "спальные микрорайоны" живут своей обычной жизнью. Разве что покосятся на тебя с подозрением, если закашляешься в публичном месте… А так – даже находят, что "при вирусе" стало лучше, чем в "нормальной" жизни.

Вот, например, Latvenergo пообещало, что не будет отключать должникам электричество до конца чрезвычайного положения. Глядишь, и по каким другим долгам послабление выйдет. Понимаем, что так думать нехорошо, но уж пусть этот вирус подольше гуляет. А то устали уже от "нормальной жизни". При "чрезвычайке", может, получше будет?

Это – "привет от простого народа". Офисный люд, как уже сказано, страдает в растерянности "тяжелым "похмельем". Репатрианты и реэмигранты мысленно все еще в своем "диснейленде". Они пока не поняли, куда попали… Нет, вот сейчас речь как раз не о вирусе. Просто вчера была одна историческая эпоха – а сегодня уже другая. Впрочем, этого до конца еще не понял никто.

Лучше вирус, чем война…

Военный сценарий кризиса, описанный в одной из предыдущих статей, был вполне реален. Но превращение китайской эпидемии в пандемию позволило сработать альтернативному варианту. Как говорят в таких случаях на Западе, "открылось окно возможностей". Невиданное за последние 17 лет падение цен на нефть, которое вдруг сменил невиданный взлет (за один торговый день +24%). Хотя многие специалисты считают, что это лишь временная "ремиссия"… Обвал на фондовых рынках.

Эти довольно абстрактные для рядового обывателя вещи значительно усугубляются мерами карантина. Почти полным прекращением международных пассажирских перевозок, коллапсом туристической, гостиничной отрасли и шоу-бизнеса. Закрытием муниципальных учреждений, предприятий общепита, ограничениями в розничной торговле.

Но сущность "эффекта бабочки" в том, что сама по себе бабочка не создает ураган, она его всего лишь "актуализирует". И главное отличие наступившего кризиса от всех предыдущих: он носит цивилизационный характер. Попросту это кризис всего нынешнего "Запада+".

Так вот: если у всех, предыдущих кризисов был некий "детонатор", то нынешний возник как бы сам по себе. Например, рецессия 2008–2010 годов началась с кризиса сферы ипотечного кредитования США. Часто подобные события начинаются с кризиса на каком-то регионально-отраслевом рынке и так далее… Такая схема стала уже чем-то привычным. Даже коронавирус – это "бабочка", но не "детонатор". К его появлению все предпосылки для кризиса были уже налицо – и грозили разрешиться большой войной. Как говорится, если бы коронавируса не было – его бы стоило выдумать.

И вот – подчеркиваю – когда это все уже случилось, только тогда было объявлено, что в США начался полномасштабный финансовый кризис. Но раньше всех, еще 11 марта, об этом заявила, как ни странно, Эстония.

"Два мира – две Системы"

Уже давно подмечено, что сегодня существует как бы два Запада. Первый – это Запад небольших муниципалитетов, коммун, ремесленных мастерских и лавочек. Это Запад "третьего сословия", родившийся когда-то в итоге великих буржуазных революций. Пусть так и не достигнутый, но идеал этого Запада можно выразить лозунгом Великой французской революции: Liberté, Égalité, Fraternité (Свобода, равенство, братство).

Второй Запад – это мир, где правят транснациональные банки и корпорации, а у него уже совсем другие "идеалы". Это и есть тот самый Запад глобального ростовщика. И вся беда в том, что Латвия и ей подобные территории, "уверенно встав на путь западной интеграции", интегрируется именно в этот "Запад №2".

Запад, рожденный под лозунгом прежних революций, медленно, но верно проигрывает Западу банков и корпораций. Более того, он проигрывает "сам себе". Когда лет 20 назад я (автор Александр Шамров – прим. Baltnews) старался ввести в обиход термин "либерал-тоталитарный", рафинированные филологи рекомендовали "пойти и выучить, что такое "оксюморон". Сегодня чуть ли не каждый второй не либеральный автор пишет, что современный либерализм выродился в абсолютно тоталитарную, наполненную нелепой обрядовостью, "секту".

Правда, есть у "Запада №1" и позитивная идея: развитие новой, "сетевой" промышленности. Однако для того, чтобы она стала определяющим фактором экономики, для вовлечения в процесс мастерового, но современного инженерно-технического творчества значительной доли населения, надо слишком многое менять. Как в области своего миропонимания, так и, например, в сфере массового образования. Поэтому "Запад №1" реагирует более элементарно. Набирают обороты консервативные, националистические, даже неонацистские идеи.

Хотя точно так же дошел до предела своей "подъемной силы" и уже начал "проигрывать сам себе" и Запад глобального ростовщика. Действительно, его краеугольный принцип – это перманентный рост массового потребления. Но естественные человеческие потребности достаточно стабильны. Поэтому новые потребности искусственно создаются. Главное, этот процесс не должен выходить за рамки реального. Именно поэтому "Запад №2" нуждается в постоянной экспансии.

Однако "порабощенные народы", которые он "должен "освободить", уже практически закончились… Можно, конечно, понастроить супермаркетов для аборигенов Амазонки, Океании или пигмеев. Результат, скорее всего, будет близким к нулю. Дело в том, что "дикие" народы как раз потому и "дикие", что на генетическом уровне лишены гипертрофированного хватательно-соревновательного инстинкта и синдрома гиперактивности, свойственных "цивилизованным" этносам. "Дикие" умеют жить в рамках необходимого – и достаточного.

Еще можно сознательно снизить качество выпускаемой продукции, чтобы она служила, в идеале, ровно срок гарантии – и ни дня больше. Можно выпускать "одноразовые" смартфоны с незаменяемыми батареями. Можно разрабатывать программное обеспечение, которое просто не будет нормально функционировать на прежнем, прекрасно работающем "железе".

И то, и другое, и третье уже давно делается. Этой же цели служит искоренение наличных денег и снижение до нуля ключевых процентных ставок европейских центробанков. Что интересно, они были "обнулены" во время предыдущего кризиса (2008–2010) якобы для выхода из рецессии. Но так и остались на нулевых значениях. Следовательно, на самом деле преследуется иная цель?..

Точно так же еще в сентябре прошлого года американский президент Дональд Трамп предлагал сделать нулевой или даже отрицательной процентную ставку Федеральной резервной системы США. Никаких "коронавирусов" тогда "в открытом доступе" не наблюдалось, даже о грядущем кризисе заговорили позже. В свете вышесказанного совсем иначе воспринимается рекордное падение мирового ВВП. Уже не как тактическое, а как стратегическое поражение.

Потому что все вышеназванные "выходы" не решают концептуальных проблем Системы. Они лишь оттягивают ее неизбежный финал.

Есть лишь один подход, который позволяет по крайней мере, законсервировать Систему в ее нынешнем виде на какое-то время. А за это время, как говаривал хитрый Ходжа Насреддин, или падишах помрет – или ишак…

Достаточно провести профессиональный и непредвзятый контент-анализ рекламного массива, прежде всего на ТВ, чтобы увидеть: там уже давно не рекламируются товары как таковые. Конкретный товар – это просто повод для рекламы идей и жизненных ориентиров определенного сорта. Попросту там идет выращивание "нового человека".

"Родина там, где ласковый шопинг"

Уже много лет евроатлантистская цивилизация переживает контрреволюцию (или регресс, кому какой термин более по душе) таких масштабов, по сравнению с которыми даже крах социалистического лагеря, а с ним и временная "отмена" многополярности мира – это не более чем "склока в коммуналке". Сегодня в гуманитарном плане цивилизация стремительно откатывается назад лет на 300.

Одной из основных тенденций развития общества со времен эпохи Просвещения и Великих буржуазных революций было: "массовый человек" превращался из объекта в субъект истории. Это давало знать о себе не только на улицах и площадях, но и, например, в литературе.

Фактически "маленький человек" начинал жить с мыслью, что все вокруг, начиная от жизни его семьи и заканчивая судьбой его города и страны, зависит от него, от его активности и выбора. Именно из этой идеи родились в итоге как западная демократия, так и социализм. Они просто решали по-разному ряд тактических вопросов…

Разумеется, этот процесс порождал множество новых проблем, иногда принимал и уродливые формы. Это прекрасно описано, например, в рассказах Михаила Зощенко – или в социально-философском трактате Хосе Ортеги-и-Гассета "Восстание масс". Действительно, когда что-то, прежде бывшее элитарным, становится достоянием всех, то поначалу неизбежно падает уровень этого "чего-то". Уже в наши дни мы видим, как упал уровень публичного слова – именно из-за того, что, благодаря Интернету, оно стало общедоступным. Но в целом это всегда был позитивный процесс: без него то же самое "гражданское общество" практически невозможно.

Но такие люди, если их количество в обществе достигает некой критической массы, для цивилизации глобального ростовщика похуже любого коронавируса! Ей нужна прямо противоположная особь. Если коротко, это особь, которая самым странным образом любит свои вещи так, как надо любить своих близких, друзей, домашних питомцев. И наоборот, которая ко всем ним относится так, как к своим вещам.

Поэтому сегодня, на фоне множащихся интеллектуальных гаджетов и чудес виртуальной реальности, в области понятий, представлений о мире и мотиваций, "массовый человек" скатывается обратно, куда-то в позднее Средневековье, хоть и отлакированное "общечеловеческой моралью". "Ты и такие, как ты, ничего не решают, – говорит ему пропаганда, – от тебя и таких, как ты, не зависит вообще ничего!" Как вариант (слышал недавно в одном из рижских баров): "Да есть люди, которые могут купить целиком всю Латвию!". Вопрос о том, а выставлена ли Латвия на продажу, уже как-то не ставится…

Свет в конце тоннеля

Вспомним еще раз начало активной фазы событий. Начинается история с коронавирусом, которая быстро превращается в международную истерию. В ее основе новая, но по сути банальная инфекция… Относительно недавно были и птичий, и свиной грипп, и атипичная пневмония, а еще раньше – русский, гонконгский, азиатский. Смертность от них была выше, чем сейчас. Но ничего подобного в мире не происходило… Поэтому многие из опрошенных автором простых латвийцев считают, что за всем этим кроется некий "проект" с непонятными целями.

Однако истерия начинается. Это обваливает цены на нефть. Россия "хлопает дверью" на площадке ОПЕК, не только стремясь обозначить себя, но и, видимо, понимая, что с этого поезда надо сходить, впереди ждут совсем нехорошие события. Возможно, речь идет о глубокой и длительной экономической депрессии, с развалом большинства международных связей и, в итоге, прекращении существования нынешней глобальной экономической модели как единого целого.

Одновременно с этим нынешнее status quo перестает устраивать и Саудовскую Аравию: 9 марта Эр-Рияд "обрушил" цены на нефть, объявив о резком увеличении добычи. Но главное, основную массу нефти (подсчеты показывают, что должны быть задействованы все нефтяные мощности Королевства) планируется продавать на азиатских рынках, фактически по демпинговым ценам. Зачем? Чтобы начать доминировать в своем регионе? Но зачем такая спешка, себе в убыток? Опять же, из-за понимания, что "с этого поезда надо сходить" и как можно быстрее?

Итак, все больше фактов свидетельствует, что нынешний кризис – это системный кризис проекта под условным название "Глобальный ростовщик" в его нынешнем виде. Разумеется, смена ролей и сфер влияния глобальными игроками сама по себе не решит всех проблем "цивилизованного человечества".

Более того: она добавит новые и поначалу до предела обострит прежние. Как не решила бы ни одной из проблем Латвии сама по себе смена географических приоритетов. Но, по крайней мере, вместо тупика вновь появится вариантность путей развития.

Хотелось бы закончить этот материал цитатой из своей статьи, которая была написана 3 октября 2007 года в самолете, по дороге из Брюсселя. Я возвращался с 1-го Европейского русского форума, под свежим впечатлением от общения как с россиянами, так и русскими ближнего и дальнего зарубежья.

"История нас учит тому, что "идеологические" общества всегда оказываются сильнее "либеральных". Коллективизм, верность своему народу, способность ради этого к самоорганизации и самоограничению всегда оказываются сильнее возведенного в ранг "религии" индивидуализма и упования на максимальный комфорт.

Если пример шагнувшего за несколько десятилетий почти что из феодализма в космос СССР не вдохновляет, можно вспомнить Японию. На словах приняв ценности западной демократии и открыв страну для западной "отверточной сборки", на деле Япония сохранила верность своим исконным традициям коллективизма и служения обществу. Результат мы сегодня видим. То же самое постепенно происходит с понятиями mаde in China и так далее.

Вслед за "отверточной сборкой" в идеократических странах Востока начинает расти уровень образования, развиваться наука и собственное производство. И вот как поведут себя диаспоры всех этих стран в Европе, когда их историческая родина достаточно поднимется, не знает никто. Как и то, на какие ответные меры пойдет тогда "либеральная" Европа…

Россия и "русский мир" оказываются меж двух огней. С одной стороны – теряющая свою национальную идентичность Европа. Исторически проигрывающая, в ее нынешнем виде, "либеральная" цивилизация. Которая будет до последнего цепляться за "идеологию тотального шопинга".

А с другой стороны – встающие вровень с развитыми "либеральными" странами "идеократии" Азии. И ответ на риторический вопрос, почему Запад боится Россию, прост.

Запад боится всего русского, кроме водки и матрешек, не "потому что", а абсолютно иррационально, несмотря на все свое желание сблизиться с "русским миром". Боится, ощущая в русских генетическую, неистребимую верность "идеократическому" устройству мира. Несмотря на всю страстную увлеченность России и русских "западными ценностями".

Недаром президент в России – это почти что царь. Потому что для большинства русских это отнюдь не чиновник очень высокого ранга, а некий объект коллективной медитации. Что-то такое, что находится вне нас и наших сугубо личных интересов, но чему мы служим, чтобы служить своей Родине.

При этом все русские, кто ненавидит Россию и ее президента, ненавидят его точно так же. Не как определенного руководителя, который их не устраивает, а как демона, которому они не хотят поклоняться. Все это и роднит русскую цивилизацию с азиатскими идеократиями.

Но в то же время – мы явно не Азия. Мы не можем слепо хранить верность – и не страдать при этом сомнениями. Мы не можем не рассуждать. Поэтому для нас очень важна личная свобода, возможность самому выбрать зависимость от нашей "идеократии", даже если ответ нам заранее известен. Именно это – и больше ничего – роднит нас с либеральным Западом".

Александр Шамров

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.