Новости

Формула ПЦУ

3 февраля в музее София Киевская прошла процедура т.н. «интронизации» главы Православной церкви Украины (ПЦУ) – «митрополита» Сергея Думенко (Епифания). Организация в мировом православии не признана никем, кроме затейников нового раскола – Константинопольским патриархатом, пребывающем в загадочной зависимости от американского Госдепа. По мнению раскольников, создание ПЦУ – «только начало»… Планы грандиозные. Но в действительности ПЦУ ещё не создано.

 

Те элементы, из которых политические алхимики лепят ПЦУ – анти-церковь, способную разрушить и поглотить каноническую Украинскую православную церковь (УПЦ), пока вполне различимы. Их можно рассмотреть под увеличительным стеклом, и спрогнозировать, какие реакции произойдут при смешивании этих субстанций, какого качества «продукт» окажется на выходе.

Из чего делают ПЦУ?

Во-первых, как известно, из раскольнических группировок – УПЦ КП (анафематов) и УАПЦ (самосвятов). Они считаются самораспущенными, слившимися в ПЦУ на объединительном соборе раскольников 15 декабря 2018 года. На деле же объявление о создании ПЦУ – «декларация о намерениях» даже с формальной точки зрения, не говоря уж о том, что самосвяты на дух не переносят «филаретовцев». При этом у ПЦУ нет ещё и согласованного устава, как о том на днях рассказал видный раскольник А. Драбинко.

А что же есть? 30 января 2019 года УПЦ Киевского патриархата превратилась в митрополию. «Патриархат» стал «митрополией». Ранг понижен. Теперь раскольническая контора именуется «Киевская митрополия УПЦ (ПЦУ)». Все общины и «епархии» – снизу доверху – должны зарегистрироваться по подобию киевской митрополии. Перед тем провести собрания, зафиксировать волю большинства, подготовить документы. Если кто-то считает, что это лишь проформа и неожиданностей не будет, тот не вполне прав.

Денисенко (по чётным – патриарх, а по нечётным – Михал Антоныч) неспроста вдруг заявил, что «дали томос Киевскому патриархату». Он иронизирует по поводу УАПЦ и двух митрополитов-перебежчиков из УПЦ, мол, «если бы не было церкви Киевского патриархата, то кому томос давать – этим двум московским архиереям без приходов (имеются в виду бывшие митрополиты Драбинко и Семион – О.М.)? Или автокефальной церкви (УАПЦ), в которой 500 приходов?».

 

Филарет готов выставить ультиматум Константинополю: «Мы хотим быть автокефальной Церковью – такой же, как и все остальные православные Церкви… от нас зависит, подчинимся ли мы им (Варфоломею) или не подчинимся». Не устраивает его и название – ПЦУ.

 

У Филарета, как он думает, есть пространство для шантажа. И жизненное время. На «интронизации» он отсутствовал «по состоянию здоровья». С мечтами Филарета планы закулисы и Фанара явно не совпадают. Это реальная линия конфликта между ними. Хотя Константинополь пока внешне спокоен и не обращает внимания на «чудачества дедушки ПЦУ». Мол, пусть чудит, недолго осталось. А Епифания-то потом возьмём в ежовые рукавицы.

Ещё менее Фанар обращает внимание на тихое недовольство «иерархов» УАПЦ, у которых забрали Андреевскую церковь и которые оказались в ПЦУ на десятых ролях. Недоволен и экс-митрополит УПЦ Александр Драбинко. Он, кажется, готов к борьбе за место под солнцем, занят саморекламой и созданием «своих» приходов. Он уже «благословил» несколько «переходов» из УПЦ в ПЦУ. Причём на тех территориях, которые находятся за пределами границ, описанных его «титулом». При удобном случае он, несомненно, попытается Епифания поставить под свой контроль. При этом внутри «Киевской митрополии» у Епифания изначально существует оппозиция, которая готова на место «предстоятеля ПЦУ» поставить своего «архиерея – митрополита Луцкого и Волынского Михаила».

 

Так что неожиданности возможны. Вплоть до устроения новых расколов внутри «епифаниевского». Например, при определённых условиях, могут возникнуть «драбинковский» и, скажем, «луцко-волынский»… Такова логика расколов. Так было и в 1920 –1930 годы.

 

 

Что ещё входит в состав ПЦУ?

Входят «перешедшие». Это те священнослужители и миряне канонической Церкви, которые по внутреннему убеждению или под влиянием внешних условий ушли в новый раскол. Оставили УПЦ, «перешли» в ПЦУ.

Собственно, те, о ком нелицеприятно говорит Евангелие, именуя их даже антихристами: «Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши» (1 послание Иоанна 2:19). Учителя Церкви разъясняли, для чего они были с нами, не имея внутренних связей с Церковью: «Для того чтобы иметь доверие обольщаемых».

Сортность раскольников

Кто они, которые ушли в раскол?

Их несколько видов (чтобы не сказать «сортов», в которых многим разбираться лень).

«Драбинковцы»

У нас иногда кивают на покойного митрополита Владимира, мол, он выпестовал предателя Сашу Драбинко. Сам же Драбинко к месту и не к месту всем рекомендует себя «учеником» Блаженнейшего, пытаясь в представлении окружающих слиться с ним. Конечно, их следует различать. Мы помним, например, что и у преподобного старца Серафима Вырицкого сын стал католиком.

 

Духовные полагают: «Мстит дьявол праведным в злобе своей, устраивая искушения и такого рода».

 

Драбинковцы – убеждённые автокефалисты. Об автокефалии грезят со времён оранжевой революции, с момента, когда изменилась политическая конъюнктура. Они отравлены ядом национализма.

Первой в ПЦУ оказалась церковь при Главном военном госпитале (на Печерске). Членом этой общины является видный драбинковец протоиерей Георгий Коваленко (до 2014-го возглавлявший Синодальный информационный отдел УПЦ). 17 декабря в этой церкви впервые «поминали за богослужением Вселенского патриарха Варфоломея, митрополита Киевского Епифания и митрополита Киевского Онуфрия…». Последнего, судя по всему, на всякий случай. В таком «поминовении», очевидно, присутствовал момент издевательства. Тянулось долго. И только 28 января драбинковские священники были запрещены в служении. Коваленко глумливо поделился с единомышленниками: «Наконец-то... Потому что как-то стыдно было не иметь такой «награды», которой обычно Московский патриархат награждает тех, кто стремится к независимости и единству Украинского православия…» Глумливо и цинично. Митрополит Онуфрий до крайнего предела терпел раскольнические метания некоторых епископов и священников…

Интересно отметить, как происходят «переходы» в ПЦУ.

Когда 19 декабря 2019-го Драбинко заявил о переходе «его храма» (в Киеве на Теремках) в ПЦУ, часть прихожан покинула церковь. Наблюдатель отмечает: «Те, что остались, в основном детей привели, за подарками» (был День святого Николая). Из семи клириков с Драбинко осталось двое – дьякон и священник. Последний – пылкий идеолог автокефалии.

Поэтому заявлять, что приход «перешёл» в ПЦУ даже и в этом случае нельзя! Лишь определённая группа. Вдвойне язык не повернётся, если знать «качество» прихожан митрополита Александра. Часть из них состояла из бывших самосвятов. Дело в том, что храмовое строение на Теремках изначально строилось для УАПЦ. Когда президентом стал Янукович, то бизнесмен, владелец строения, вступил в «Партию регионов» и передал храм УПЦ. Драбинко вёл службы на украинском, а не на церковно-славянском языке, чем и прельстил часть общины УАПЦ.

Надо сказать, что это вовсе не единичный случай, когда в раскольничью ПЦУ «переходят» бывшие раскольники.

Ослушники с опытом

28 января Киевский патриархат широко распространил фейковую весть: «К Православной церкви Украины присоединились два монаха РПЦ…». Оказалось, что «монахи Владимир-Волынской епархии» полгода назад в УПЦ были запрещены в служении. Один из них когда-то являлся членом УАПЦ. Но покаялся, и, пройдя определённую процедуру, был принят в УПЦ, «пострижен и рукоположен в соответствии с требованиями церковных правил». Но предал. И был изгнан.

 

Или случай в селе Ротмистровка Смелянского благочиния – в центре Украины. Там местный священник Стефан громко заявил о своём переходе в ПЦУ. Оказалось, что он «начинал пастырское служение в Киевском патриархате», покаялся, был в УПЦ. Чуть ветерок дунул – гниль наружу вышла. Предал.

Теперь Стефан рассказывает СМИ о своём очередном «переходе». При этом, открывая свой «уровень», отступник говорит о реакции прихожан: «Конечно, были и церковные люди, которые живут в мире собственных убеждений, навязанных российской пропагандой. У нас тоже нашлись такие, что поют с «чужого голоса». Но абсолютное большинство людей отнеслись к этому выбору сознательно, понимая, что несут ответственность за судьбу как украинского православия, так и государства». Интересно будет его послушать, когда прихожане вспомнят, что несут ответственность и за свою душу. Но и так видно: в отдалённом селе народ не очень-то жалует «новораскольного попа ПЦУ».

К этому роду отступников стоит отнести и тех, кто повреждён глубоко. Человек ослушался старца…

В православном мире почитаемо имя прозорливого старца Серафима (Тяпочкина).

Печальная история! В своё время его внук Александр получил благословение от деда ехать в Киев. А в Черкассы – не ехать. Но ослушался. В Черкассах сделал карьеру, стал профессором, был рукоположен в дьякона, затем в священника. При университете устроил церковь в честь св. мученицы Татианы… Когда он объявил, что переходит в ПЦУ, от него ушли прихожане и клирос; староста вернул ему ключ. В День памяти св. Татианы 25 января 2019-го, «в праздник всех студентов», на двери церкви висел замок…

Ситуационные

Это те, которые и конфуцианство б приняли, случись в Киеве власть китайцев. Но и администраторы нынешней власти стараются, вгоняют людей в искушение. Мол, «какая разница: просто смена вывески, Бог один, а где двое, там и Христос между…».

Христос, разумеется, рядом, но говорит Он, как учат Отцы, о том, что и мученической кровью не смывается грех раскола.

Не мытьём так катанием власти «отжимают» приходы в пользу ПЦУ. Методы различные.

 

Одесский губернатор Максим Степанов, не мудрствуя, взялся «скупать приходы». Сообщают, что платит от 2 до 5 тысяч евро настоятелям за их переход в ПЦУ. Успехи пока не очевидны. Но евроинициатива объяснима: в Одесской области у Порошенко самый высокий антирейтинг – около 80%.

 

Активность карьеристов во власти особенно заметна в Западной Украине. Но успехи и там относительны. Вот самый победный. Глава Сокальского райсовета Львовской области 29 января рапортует: «Во всех девяти приходах нашего района так называемой «московской церкви» принято решение о переходе под управление родной канонической украинской церкви. Сокальский район полностью очистился». Какой молодец, – наверное, думают в администрации президента. – Надо, чтобы поделился опытом. Ведь общая картина на Львовщине не так уж и хороша: лишь 13 приходов из 60 «перешли» к ПЦУ.

В дело идут шантаж, фейки, угрозы, подкуп, прямое рейдерство.

Классикой жанра стал захват храма 16 января в селе Оленовка в Черниговской области. Настоятель и община не пожелали переходить в ПЦУ. Местная администрация созвала «собрание местных граждан», в том числе с участием «гостей» далёких от церкви, голосованием перевели храм в ПЦУ. За ним последовали другие по этой же схеме. В Винницкой области мэр Могилев-Подольского лично возглавил попытку захвата храма в с. Солнечное…

Захваты поощряет лично Порошенко. 28 января он подписал очередной закон, который эксперты называют «законом о церковном рейдерстве». «Всему свое время», – сказал Порошенко о грядущем штурме Лавр.

Заметно и сопротивление бандитизму властей. Протест принимает порой яркие формы. 30 января в Черновицкой области прошёл массовый крестный ход во главе с правящим архиереем – митрополитом Мелетием. Люди несли не только хоругви и иконы, но и плакаты: «Мы УПЦ», «Должность временна – душа вечна», «Прекратите захваты храмов»… Владыка Мелетий громогласно у стен администрации заявил: «Мы пришли, чтобы напомнить вам, что в вашем районе совершается открытое, циничное беззаконие. В селах Боянчук, Горошовцы незаконно захвачены церкви УПЦ. Какие-то люди, неизвестно какие, которые представляются территориальной громадой, собрали свои собрания в селах Задубровка и Васловивцы. Это беззаконие».

Однако при всём при этом скажем: власти просчитались.

 

Устроители раскола прогнозировали, что процесс «перехода» примет «лавинообразный характер». Не принял. Более того, процесс крепко забуксовал. Из 12 тысяч о «переходе» заявили менее ста, что недотягивает и до одного процента!

 

Капля в море. «Массовый переход» явно провалился. История расколов учит, что после острой фазы начинается обратный процесс: люди перестают слушать раскольников, священники и епископы, оказавшиеся в расколе, начинают каяться, проситься обратно. Таким образом, не факт, что и этот ничтожный количественный показатель перешедших из УПЦ сохранится. Тем более что все элементы, из которых наши и не наши алхимики создают ПЦУ, – с гнильцой: порченые, повреждённые. При смешивании друг с другом они выделяют газ, который ядовит и взрывоопасен. Получаемый продукт опасен для жизни.

 

 

+++

Мы неслучайно вспомнили здесь старца Серафима Вырицкого. Провидец говорил о том, что настанут времена, когда гонения будут принимать непредсказуемый характер. Он видел: «Придёт время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога, и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества.

 

С одной стороны, будут воздвигать кресты, и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла.

 

Истинная Церковь всегда будет гонима, а спастись можно будет только скорбями и болезнями, гонения же будут принимать самый изощренный, непредсказуемый характер. Страшно будет дожить до этих времен».

Похоже, эти времена на Украине уже наступают…

 

Специально для «Столетия»

Олег Миклашевский