Новости

Галина Юзефович: о советской интеллигенции в Прибалтике, слепых пятнах и Украине

Я тут написала научную статью, но поскольку академическое издание - процесс небыстрый, да и статья не про то, про что всем интересно, а про туризм в Прибалтике в позднесоветское время, я ее тут перескажу по-быстрому.

 

 

В общем, советские интеллигенты, которые ездили в Прибалтику, ужасно обижались на латышей, литовцев и эстонцев: 

те не понимали, что интеллигенты — они против советской власти, всей душой жителям Прибалтики сочувствуют и вообще хорошие и свои. 

А еще интеллигентам ужасно не нравился прибалтийский национализм — советские интеллигенты были в большинстве своем стихийными интернационалистами. Даже мудрая Людмила Алексеева, описывая в своей «Хронике текущих событий» репрессии против прибалтийских диссидентов-националистов, всегда подчеркивала, что вот, мол, вместе с литовцами или эстонцами еще и двух русских посадили, и им сроки даже больше дали, потому что мы все вместе за все хорошее и против советской гидры, а национализм — это суетное, сиюминутное и стыдноватое.

Ну, а литовцы, латыши и эстонцы, во-первых, искренне не видели тонких различий между разными породами русских (то есть совершенно по-честному не были способны отличить русского от, скажем, казаха, не говоря уж о различении либерального интеллигента и «типового советского быдла», как выразился один мой информант). Все породы русских были им примерно одинаково несимпатичны, потому что олицетворяли оккупацию, угнетение и прочие неприятные вещи, а разбираться в оттенках серого по пантону никто особо не стремился.

А во-вторых, эстонская, литовская и латышская интеллигенция была и вправду национальной и — кто больше, кто меньше — националистической, 

следовательно, не любила не только — и не столько — советскую власть, сколько все русское

 (у эстонцев даже было специальное определение для халтуры и раздолбайства — vene vark, «русская работа»).

Ну, и как результат, между русскоязычными туристами в Прибалтике и местными жителями возникало огромного размера слепое пятно, а вместе с ним — множество больших и маленьких коммуникативных разрывов. То, что туристам казалось диалогом, на самом деле было в значительной степени разговором с воображаемым собеседником — сигнал не проходил совсем или проходил с серьезными искажениями (собственно, именно об этом и рассказывает моя еще не опубликованная статья).

И вот сейчас я прочитала пост Бабченко (не спрашивайте) о том, что 

с точки зрения Украины нет сегодня ни «ватника», ни «либерала», все одним миром мазаны, и не надо ждать от украинцев благодарности за то, что ты, скажем, волнуешься за Сенцова, если при этом ты болеешь за футбол. 

А потом (нет-нет, не знаю зачем) еще почитала комментарии к этому посту. И поняла, что 

ничего не меняется в нашем районе вселенной. 

Вообще ничего.

 

 

(упреждая вопросы: каждый тезис в первых пяти абзацах настоящего поста может быть оснащен ссылками на литературу и источники, но если оно вам правда надо, то подождите лучше выхода статьи)