Новости

ГКЧП и Акт

Пусть к сердцу мужика лежит через желудок. Путь к независимости Украины – через ГКЧП. Если бы не поражение этих чудаков с трясущимися руками, Ельцин не сверг бы Горбачева (как минимум в тот раз), Новоогаревский договор был бы подписан и Кравчук не поставил бы на голосование Акт о независимости на третий день после того, как все было решено в Москве.

Знаете, в чем парадокс поражения ГКЧП, которое определилось уже днем 21 августа, когда прокуратура РСФСР объявила, что все участники будут привлечены к ответственности, и вскоре на самом деле начались аресты? В том, что формально в руках ГКЧП была вся силовая мощь Советского Союза – милиция, спецслужбы и армия.

 

 

Вы же не забывайте, что в состав ГКЧП входили: председатель КГБ СССР Владимир Крючков (плюс несколько его замов неофициально); министр обороны СССР маршал Дмитрий Язов; первый заместитель председателя Совета обороны СССР Олег Бакланов; министр внутренних дел СССР генерал-полковник Борис Пуго; премьер-министр СССР Валентин Павлов.

Теоретически им ничего не стоило только силами КГБ («Альфа») и МВД (ОМОН и дивизия им. Дзержинского) взять «Белый дом» (Верховный Совет РСФСР, где президент России Борис Ельцин организовал центр сопротивления) еще до того, как возле него появились баррикады, а на них разношерстная компания защитников. Там были и Мстислав Ростропович, и будущий террорист Шамиль Басаев, и будущий VIP-сиделец Михаил Ходорковский. А внутри рулили заводилы путча-1993 Александр Руцкой и Руслан Хасбулатов, которые спустя два года защищали тот же «Белый дом» от танков уже не ГКЧП, а Ельцина.

Говорят, что армия вышла из-под контроля, Павел Грачев и Александр Лебедь пошли за Ельцина. Общался с людьми, которые в то время служили в Москве и в прямом смысле слова сидели в пресловутых танках. В армии не было четкого понимания, за кого надо идти. Ни у офицеров, ни у генералов. Уверен, что и Грачев с Лебедем были не за «красных» и «белых», а за «победителя».

Да, есть психологический фактор. Как сейчас Украину накрыло «зеленой волной», а до этого периодически накрывало майданами, так и тогда: Ельцин был мегапопулярен, Горбачев нет, а междусобойчик ГКЧП и вовсе вызывал геронтологическую жалость

Еще такой момент. Опять же распространенная версия, что Руцкой изначально «добазарился» с армейским командованием о лояльности к руководству РСФСР. Но еще утром десантными войсками был взят под охрану телецентр в Останкино. Отсюда и «Лебединое озеро».

Днем в Москве было полно бронетранспортеров и даже имелось несколько танков, а к обеду они расчистили подступы к Манежной площади, раскидали баррикады и перевернутые троллейбусы.

По статистике в Москву было введено около 4 тыс. военнослужащих, 362 танка, 427 бронетранспортеров и БМП. Бронетехника стояла на всех вливающихся в Манежную площадь улицах. Стояла, но ничего не делала. Солдатам нечего было есть, пить и даже, пардон, негде поссать. Они сидели в танках и потели. А части МВД РСФСР и так называемые представители российского казачества отдыхали в это время в «Белом доме», ели, пили, слушали, какие они молодцы – на стороне Ельцина. То же самое касается и ОМОНа (снайперы были на всех крышах). Нельзя сказать, что силовые органы были не готовы выполнять приказ. Просто приказа не было. В руководстве армии, КГБ и МВД оказались одни импотенты.

 

 

Да, есть психологический фактор. Как сейчас Украину накрыло «зеленой волной», а до этого периодически накрывало майданами, так и тогда: Ельцин был мегапопулярен, Горбачев нет, а междусобойчик ГКЧП и вовсе вызывал геронтологическую жалость. Понимаю, что история не имеет сослагательного наклонения, но мои собеседники, которые все это пережили по ту сторону прицела, говорят, что будь альтернативный Ельцину решительный популярный лидер, армейские разогнали бы всю «либералистическую» тусовку за считанные часы. Но такого лидера не было. У Бориса Николаевича оказался монополизм на образ героя. Все остальные автоматом стали аутсайдерами. И проиграли.

Обезумевшая от неясности армия в итоге принялась защищать саму себя. Жертвами этого стали три романтичных ботана, никогда не служившие в армии: Дмитрий Комарь, Илья Кричевский и Владимир Усов. Которые в Чайковском тоннеле на Садовом кольце (под Калининским проспектом) 21 августа 1991 года вскочили на броню и попытались набросить на приборы наблюдения брезент. Им сгоряча дали посмертно звание Героев Советского Союза. Экипаж БМП-536 судили, но оправдали.

Дальше руководство армии и вправду перешло на сторону победителей. Язова фактически помножил на ноль. Минобороны собралось и приняло решение войска из Москвы выводить. «Альфа» с ОМОНом, включая снайперов, тоже вышла из игры. Уже 22 августа начались аресты членов ГКЧП. На радостях в ночь с 22 на 23 августа по распоряжению Моссовета на Лубянской площади, напротив главного здания КГБ повалили памятник Дзержинскому.

Ельцин не стал жеманничать по поводу неприменения силы. Хотя и роспуск Верховного Совета РФ, и «ответка» в виде прекращения полномочий президента не соответствовали Конституции, он поставил точку в политическом кризисе стрельбой из танков по зданию Верховного Совета России

Из Фороса тем временем доставили Михаила Сергеевича. Он провел полную хозяйственно-партийную «самокастрацию»: расформировал Совет министров, сложил с себя полномочия Генерального секретаря ЦК КПСС и предложил ЦК КПСС самораспуститься. Все принадлежащее КПСС и КП РСФСР недвижимое и движимое имущество, включая денежные и валютные счета, становились государственной собственностью России. Так появился стартовый капитал для (пардон за тавтологию) строительства капитализма. Поначалу уж очень дикого.

 

 

А что в это время было в Киеве? В Киеве еще день героически выжидали. «Треба було подивитися, як у тій Москві все буде, хто переможе, а раптом не ті…». И только, когда сомнений кто кого уже не осталось, Верховный Совет Украинской ССР под председательством Леонида Кравчука 24 августа 1991 года принял Акт провозглашения независимости Украины. Как там написано, «исходя из смертельной опасности, нависшей было над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года…» и «продолжая тысячелетнюю традицию государственного строительства».

Я дико извиняюсь, не уверен, что такое можно писать даже в условиях очередного демократического обновления власти, но насчет «смертельной опасности», как по мне, слегка преувеличено. А про «тысячелетнюю традицию государственного строительства» я и вовсе промолчу. «Тыща», так «тыща». Нехай будет так.

Да, и чтобы, как говорится, «закольцевать» сюжет, добавлю небольшой исторический штришок. Начали мы с того, что импотенты из ГКЧП, имея в руках все силовые рычаги, не сумели ими воспользоваться. Закончим же тем, что 26 февраля 1994 года оставшиеся в живых члены ГКЧП и их пособники (Пуго застрелился, Ахромеев повесился, Кручин выпал из окна и т.д.) были освобождены из следственного изолятора Лефортово вместе с лидерами обороны здания Верховного Совета России, расстрелянного по приказу президента Бориса Ельцина из танков 4 октября 1993-го.

Вместе с ГКЧПистами вышли на свободу те, кто противостоял им в августе 1991 года – председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов, вице-президент РФ Александр Руцкой, назначенные им министр обороны Владислав Ачалов, его заместитель Альберт Макашов, министр безопасности Виктор Баранников, глава МВД Андрей Дунаев.

Ельцин не стал жеманничать по поводу неприменения силы. Хотя и роспуск Верховного Совета РФ, и «ответка» в виде прекращения полномочий президента не соответствовали Конституции, он поставил точку в политическом кризисе стрельбой из танков по зданию Верховного Совета России. Здание, не пострадавшее в 1991 году, в 1993-м изрядно попортили. Причем руководил обстрелом ставший министром обороны РФ Павел Грачев, получив письменный приказ Ельцина на применение силы. А в 1991-м такого приказа не последовало. И теперь мы отмечаем годовщину независимости. С праздничком, земляки!

 

Загрузка...

 

Егор Смирнов

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.