Новости

Глава МИД Украины: мы не отказались от Крыма (DN)

В интервью шведской газете глава МИД Украины Вадим Пристайко сетует, что США втянули Украину в политические игры, выражает надежду, что Украина скоро нарастит мускулы и даст России отпор, однако признает, что пора заканчивать войну на востоке. Что касается Крыма, Киев «пока откладывает окончательное решение».

Министр иностранных дел Украины: мы должны как-то выйти из войны (Dagens Nyheter, Швеция)

Ожидается, что впервые за несколько лет Украина начнет мирные переговоры с Россией. Но вероятность, что она вернет потерянные территории, невелика.

«Мы должны найти какое-то решение с Россией путем переговоров, а значит, уступки неизбежны», — сказал министр иностранных дел Вадим Пристайко журналисту Dagens Nyheter Микаэлю Виниарски.

Дело усложняет то, что Украина оказалась рычагом давления в американской внутриполитической игре.

«У нас своих проблем хватает, так, пожалуйста, нельзя ли нам оставаться в стороне от вашей внутренней политики?»

Эта тихая мольба в адрес другого берега Атлантики исходит от министра иностранных дел Украины Вадима Пристайко.

Когда 49-летний дипломат, возглавивший МИД два месяца назад, принимает меня в центральном отеле Стокгольма, чтобы дать интервью, я замечаю, что за его улыбкой скрывается легкое раздражение.

По словам министра иностранных дел, в последнее время Украине уделяют много внимания, но чаще всего ей это совсем не в радость.

Все это, конечно, из-за нашумевшего телефонного разговора, который состоялся летом между Трампом и президентом Украины Владимиром Зеленским. Трамп пытался заставить коллегу найти «компромат» на своего политического соперника Джо Байдена.

В той беседе как Трамп, так и Зеленский предстали в довольно невыгодном свете. С нее и началось нынешнее государственное расследование против президента США.

Я спросил, беспокоит ли этот инцидент Киев.

«Начнем с того, что мы совершенно не хотим, чтобы нас постоянно упоминали в этом контексте. Мы об этом говорили много раз: парни, если возможно, не втягивайте нас в вашу внутреннюю политику. Сначала они утверждали, что мы вмешивались в выборы 2016 года на стороне демократов. А теперь заявляют, что мы помогаем республиканцам копать под Байдена. Но они нас не слушают, и эта тема постоянно всплывает, в том числе в Твиттере президента».

По словам Вадима Пристайко, ежегодная помощь от США — оружием, не денежная — это очень важно. И он отрицает, что на Украину оказывали давление по тому поводу, который сейчас обсуждают в Конгрессе, разбирая дело против Трампа.

В Швецию он приехал по другой причине — для участия в праздничных мероприятиях в связи с десятилетием так называемого Восточного партнерства.

Восточное партнерство появилось по инициативе Швеции и Польши. Оно подразумевает, что шесть бывших советских республик — Украина, Молдавия, Грузия, Армения, Азербайджан и Белоруссия — должны сблизиться с ЕС.

Я довольно быстро понял, что украинское правительство относится к этому проекту весьма сдержанно.

«Мы приехали в Стокгольм, чтобы оценить, что уже сделано, и прикинуть, что будет дальше. Конечно, кое-чего в результате нашего сотрудничества с ЕС мы добились, но каждый раз, когда мы встречаемся с европейскими партнерами, мы напоминаем им, что на самом деле хотим стать членами ЕС».

— А когда Украина теоретически может стать членом ЕС?

«Может, лет через десять», — осторожно отвечает Пристайко.

Более остро стоит вопрос с войной на востоке Украины, в Донецкой и Луганской областях, контролируемых сепаратистами. Этот замороженный конфликт унес уже почти 14 тысяч жизней.

Президент Владимир Зеленский начал новый процесс переговоров с Россией. Вновь вспомнили о прежних неудачных попытках найти решение: «Минские переговоры», «нормандский формат», «формула Штайнмайера».

Выше всего на повестке дня стоит последний из пунктов, названный в честь идеи бывшего министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера.

Когда Зеленский одобрил этот план, по всей Украине начались протесты, а президента обвинили в капитуляции перед Москвой. Формула Штайнмайера — это компромисс, она подразумевает местные выборы в областях, которые сейчас удерживают сепаратисты при поддержке россиян, а также автономию этих областей в составе Украины.

— Решение Зеленского вызвало масштабные демонстрации. Поддерживает ли вас по этому вопросу народ?

Вадим Пристайко: Мы думаем, что подавляющее большинство людей хотят мира, и они готовы пойти на переговоры с россиянами, чтобы убедить их уйти. Простых компромиссов не бывает. Когда твоя страна оккупирована, невозможно получить все, что хочешь.

— Когда может пройти встреча в «нормандском формате» (с участием Украины, России, Франции и Германии)?

— Позвольте вернуться в 2016 год и напомнить, что тогда предлагалось сначала отвести войска с некоторых участков фронта. Сейчас мы именно этим и занимаемся, и когда это будет сделано, можно будет устраивать встречу.

— Российские военные, которые сейчас размещаются на территориях сепаратистов, не станут проблемой?

— Это так, и мы об этом твердим уже несколько лет. Но, к сожалению, европейские страны говорят, что мы должны соглашаться на то, что есть, что они уже испробовали санкции и не могут повлиять на поведение Путина. Так что давайте по крайней мере разрядим обстановку и облегчим жизнь тем людям, которые все эти пять лет страдали.

— Санкции как-то повлияли на позицию Путина?

— Нет, но они заставили его остаться за столом переговоров. Иначе бы он вообще ушел. Путин может сколько угодно говорить, что санкции его не волнуют, но это не так.

— Путин когда-нибудь уйдет с Украины?

— Начнем с того, что ничто не вечно. В какой-то момент положение изменится. Изменится ситуация в России, и Украина нарастит мускулы. С помощью Запада мы купили себе немного времени. Но мы не можем атаковать большую державу, у которой есть ядерное оружие. Вместо того чтобы воевать до последнего солдата, мы смогли остановить русских и обеспечить демаркационную линию. Наша экономика растет, и нам удалось укрепить вооруженные силы, поэтому теперь мы лучше умеем давать отпор при агрессии. Сейчас цена, которую придется заплатить тому, кто на нас нападет, гораздо выше, чем пять лет назад.

— Как же может идти речь о свободных выборах, если на территории Украины находятся российские солдаты?

— Россия формирует новую реальность со своими «маленькими зелеными человечками» в Крыму, и многие в Европе убедили себя в том, что эти «зеленые человечки» появились ниоткуда, что это не российские военные. Иначе им сразу же пришлось бы признать, что Россия оккупировала Украину. Таким образом они (русские) создают новую реальность, говоря: «Нас там нет. Почему вы не проводите выборы, это же ваш внутренний конфликт, вы можете его решить».

— Перед выборами вы поставите условие, что российские войска должны уйти?

— Да, но тогда Путин скажет: «Конечно, но там ведь нет российских войск». А у нас много и других проблем. Что делать с внутренними беженцами, которых у нас сейчас примерно полтора миллиона? Как им голосовать? И как будут участвовать в выборах все украинские партии?

— Почему муниципальные выборы играют такую важную роль в этом плане?

— Очень хороший вопрос! Честно говоря, это был не наш план. Мы уже два раза пропустили муниципальные выборы. Это Путин говорит своему народу и мировым лидерам, что суть конфликта заключается в политических проблемах Украины, которые усугубляются тем, что в Донбассе нет избранного лидера. Лично я не думаю, что местное руководство какой-нибудь деревеньки сможет помочь разрешить этот конфликт.

— Но ведь изберут пророссийских сепаратистов?

— Конечно. Все останется по-прежнему. После пяти-шести лет конфликта мы знаем, что хороших решений нет. Но люди устали от войны, и мы должны как-то из нее выйти.

— Скоро исполнится шесть лет с тех пор, как Россия аннексировала Крым. Во время переговоров это никогда не упоминается. Украина отказалась от Крыма?

— Это болезненный, но резонный вопрос. Об этом наше правительство спрашивают и сами украинцы. Официальное объяснение гласит, что Минск, Нормандия и Штайнмайер не касаются этой темы. По Крыму есть другой пакет санкций, и я должен признать, что он неэффективен. В то же время правительство сейчас уделяет все свое время Восточной Украине. Но мы не отказались от Крыма, просто пока откладываем окончательное решение.

«Маленькие зеленые человечки»

Вооруженный конфликт на Украине начался в феврале 2014 года, после того как народные протесты в Киеве заставили пророссийского президента Виктора Януковича бежать в Россию.

В конце февраля российские спецвойска без опознавательных знаков — «маленькие зеленые человечки», как их стали называть, — захватили стратегические объекты на полуострове Крым. В марте 2014 года Россия его аннексировала.

В последующие недели пророссийские сепаратисты попытались повторить крымский сценарий в восточных Донецкой и Луганской областях. Но в этот раз киевское правительство оказало сопротивление, и началась война между Украиной и поддерживаемыми российскими регулярными войсками сепаратистами. Несмотря на несколько перемирий, эта война уже унесла жизни почти 14 тысяч человек.

Микаэль Виниарски (Michael Winiarski)

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.