Новости

Готова ли Турция к империи?

От геополитических затей Анкары порой захватывает дух

Турция не стоит на месте. Страна вовлечена в военно-политические процессы в Ираке, Сирии, Ливии, Средиземноморье, на Кавказе, ведёт диалог с Украиной, с Центральной Азией. На турецком телевидении регулярно обсуждаются планы дальнейшего расширения сфер влияния. Однако имперское государство – это не только международное влияние. Это ещё и независимая внешняя политика, и крупные внутренние проекты (огромный мост, космодром, трубопровод...). Что в этом плане есть у Турции? Как выглядят отношения Турции с такими центрами силы, как США, Китай, Россия, Европейский союз? В случае с Китаем сотрудничество развивается на взаимовыгодной основе (в частности, в рамках китайского проекта «Один пояс, один путь») в том числе потому, что Турции и Китаю особо нечего делить, чего не скажешь об отношениях Турции с тремя другими центрами силы. Показателен пример недавнего визита в Анкару высших руководителей Евросоюза. Многие считают, что Эрдоган сознательно унизил ЕС в лице главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, которой не нашлось стула на переговорах. Когда-то Турция стремилась стать членом Евросоюза, но потом Анкара пошла по другому пути, и от Евросоюза Эрдогану нужны только деньги: если бы не деньги, президент Турции, наверное, вообще не связывался бы с Брюсселем, к которому относится с явным презрением.

Сфера влияния Турции в Евразии

В Европе к турецкому лидеру тоже не испытывают тёплых чувств (особенно во Франции). Однако европейцы через силу поддерживают диалог с Анкарой, опасаясь нового потока мигрантов, волнений турецкой диаспоры в Европе и ухудшения торговых связей, не говоря уже о перспективе вооружённого столкновения в Средиземном море из-за конфликта Турции с Грецией. Эрдоган понимает, что сегодня Евросоюз – не та сила, которая готова и способна его ограничить. США и Россия – другое дело, здесь «турецкий султан» действует куда осторожнее.

История со сбитым российским самолётом (в частности, её экономические последствия, когда помидорами отделаться не удалось), а также последовательная позиция Москвы по Сирии и Ливии его многому научили. Теперь в отношениях с Кремлём турецкий лидер старается не лезть на рожон, а когда видит, что могут возникнуть проблемы, пытается найти компромисс. Например, перед визитом в Анкару президента Украины состоялся телефонный разговор глав государств России и Турции, в ходе которого, как сказано в сообщении Кремля, «по просьбе Эрдогана Владимир Путин изложил российские подходы к разрешению внутриукраинского кризиса». В итоге президент Турции оценил ситуацию в Донбассе не столь антироссийски, как Запад.

Президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган

Москва важна для Эрдогана и как стратегический экономический партнёр (достаточно вспомнить проект «Турецкий поток» и АЭС «Аккую»), и как геополитический балансир в отношениях с Соединёнными Штатами, что подтверждает сделка по С-400 и разговоры о поставках в Турцию новейших российских истребителей. Было интересно, как поведёт себя с Анкарой новая американская администрация (кстати, попытка переворота в Турции в 2016 г. была совершена при президенте-демократе Бараке Обаме). Сейчас Вашингтон начал с призывов отказаться от С-400 и с символических пока санкций; видимо, полного взаимопонимания в американо-турецких отношениях не предвидится.

Турция пытается проводить, как бы это сказать, агрессивную внешнюю политику на принципах равноудалённости, сотрудничая и соперничая с ведущими силами современного мира, что, в общем, отличает «больших» (действительно суверенные государства) от «малых» (государства зависимые). Внутри страны статус державы мирового уровня должно подтвердить создание Турцией собственной вакцины от коронавируса (теперь так) и проект строительства канала «Стамбул» – новой судоходной артерии, которая свяжет Мраморное и Чёрное моря.

Сделано в Турции

Турция с каждым днём всё больше «обрастает имперским мясом», внешними и внутренними атрибутами крупной региональной державы. Видимо, это её положение будет укрепляться, хотя у турок недостаточно прочная экономическая база (проблемы с валютой, банками, государственным долгом).

Возможен ли вариант, при котором новая турецкая империя окажется колоссом на глиняных ногах, который, не рассчитав силы, ввязался в проигрышную для себя игру? Вполне возможен. Если использовать военные аналогии, сейчас действия Анкары похожи на мощное наступление по всей линии фронта с глубоким проникновением на территорию противника без должного тылового обеспечения по линиям атаки. Такие решения могут принести быстрый успех, но, если успех не закрепить, он может быть краткосрочным и закончиться отсечением, окружением и уничтожением передовых отрядов, вынужденных слишком долго действовать без поддержки основных сил. Либо где-то придётся ослабить напор и отступить.

Готова ли Турция к империи?

Западные партнёры Турции (прежде всего США), по сути, ещё не решили, что с ней делать. Пока они пытаются направить амбиции Эрдогана в нужное им русло (в том числе с помощью санкционных угроз). Однако со временем игра турецкого президента в самостоятельность может заставить атлантических партнёров надавить на Турцию всерьёз с использованием внутренних оппонентов турецкого лидера, которых у того более чем достаточно. И тогда грандиозные планы Анкары могут посыпаться как карточный домик.

Недавно Эрдоган высказал идею создания Исламского мегабанка. Муаммар Каддафи в своё время тоже вынашивал идею создания Африканского союза, который опирался бы на «золотой динар», чтобы вырваться из пут основанной на долларе западной валютно-экономической системы. Все помнят, чем это для Каддафи кончилось. Правда, и Запад уже не тот, и Россия с Китаем могут подставить Турции плечо, но за всё в этом мире надо платить.

ВЛАДИМИР КУДРЯВЦЕВ