Новости

Хрупкий мир на пороге войны

К 80-летию со дня подписания договора о ненападении между Германией и Советским Союзом Министерство обороны России опубликовало подборку рассекреченных документов из фондов своего Центрального архива, в которых раскрываются неизвестные подробности мировой политики накануне и в первые месяцы Второй мировой войны.

Среди них особое внимание привлекает Докладная записка начальника Генерального штаба РККА командарма 1-го ранга Бориса Шапошникова от 24 марта 1938 г. народному комиссару обороны СССР Маршалу Советского Союза Клименту Ворошилову, касающаяся военно-политической обстановки в Европе и на Дальнем Востоке ровно за полгода до глобального военного конфликта. А обращает она внимание потому, что дает дополнительную и весьма убедительную аргументацию в опровержение все более распространяемым за рубежами России тезисам о равной ответственности СССР и нацистской Германии за развязывание Второй мировой войны, о советско-германском договоре о ненападении как её «спусковом крючке».

Представители западных стран и лидеры лишь сравнительно недавно вошедших в НАТО и Евросоюз Прибалтийских стран и Польши активно продвигали эти тезисы в ходе памятных мероприятий, состоявшихся 1 сентября в Польше. Так, британский премьер Борис Джонсон, размещая в Twitter 1 сентября видеообращение, заявил: в то время как поляки защищали страну от нацистского нападения, «советские войска атаковали их с востока», и, дескать, Польша оказалась «между молотом фашизма и наковальней коммунизма».

Президент Польши Анджей Дуда, в свою очередь, заявил: «Адольф Гитлер и Иосиф Сталин в пакте Молотова–Риббентропа договорились об уничтожении Польши».

При этом возражения российской стороны против такой постановки вопроса однозначно оцениваются как попытки исказить события тех далеких уже лет. Именно этим Варшава объяснила отказ пригласить на мероприятия 1 сентября российского президента: как заявил заместитель министра иностранных дел Шимон Шинковский вель Сенк, «мы хотим отметить эту дату в духе исторической правды», Россия же «в этом не заинтересована».

Следует учитывать, в какой непростой исторический период был подготовлен этот документ. В марте 1938 г., за считаные дни до его подписания, Германия присоединила к себе Австрию. Осенью того же года предположения руководства РККА о сближении Германии и Польши нашли яркое подтверждение во время Мюнхенского сговора. Варшава приняла участие в разделе Чехословакии, присоединив к себе Тешинскую область и согласившись с территориальными претензиями Германии.В этой связи вернемся к упомянутой выше докладной записке начальника Генерального штаба РККА. Степень секретности и важности документа подчёркивает тот факт, что Б. Шапошников не прибегает к помощи секретаря-машинистки, а пишет 31-страничную докладную самостоятельно от руки.

В записке начальника советского Генштаба содержится оценка военной угрозы, которую могут представлять для Советского Союза различные государства как самостоятельно, так и в составе военных союзов и блоков. У начальника Генштаба нет ни малейших сомнений в том, кто является для СССР наиболее вероятным противником, это государства фашистского блока Германия и Италия и поддерживающие их Япония и Польша. При этом Советский Союз мог оказаться перед реальной перспективой одновременно воевать на два фронта – на Западе и Востоке.

Процитируем документ дословно: «Советскому Союзу нужно быть готовым к борьбе на два фронта: на Западе против Германии и Польши и частично против Италии с возможным присоединением к ним лимитрофов и на востоке против Японии. Италия, весьма вероятно, в войне будет участвовать   своим флотом, посылку его экспедиционного корпуса к нашим границам вряд ли возможно ожидать».

Б. Шапошников дает оценку вооруженных сил вероятных противников, их возможные планы военных действий, приводит расчет имеющихся у них сил и средств. «Итак, при войне на два фронта, – резюмирует он, – СССР должен считаться с сосредоточением на его границах от 157 до 173 п(ехотных) дивиз(ий), 7780 танков и танкеток, 5136 самолетов». При этом подчеркивает начальник Генштаба РККА, «главные противники и главный театр военных действий на Западе, поэтому здесь должны быть сосредоточены и главные наши силы».

Фрагмент докладной записки начальника Генерального штаба РККА Б. Шапошникова

Забегая вперед, скажем, что и в новом плане стратегического развертывания Вооруженных сил СССР на случай войны, составленном осенью 1940 г. уже при новом начальнике Генштаба генерале армии Кирилле Мерецкове (т.е. после освободительного похода Красной армии на Западную Украину и Западную Белоруссию и войны с Финляндией), содержались столь же реалистичные оценки, правота которых была подтверждена 22 июня 1941 г. А именно: «Советскому Союзу необходимо быть готовым к борьбе на два фронта: на западе против Германии, поддержанной Италией, Венгрией, Румынией и Финляндией, и на востоке против Японии».

В докладной записке рассматриваются действия армий вероятных противников и в соответствии с этим приводятся варианты развертывания войск РККА в случае проведения крупномасштабных действий. По оценке советских военных специалистов, наиболее вероятной угрозой для СССР в этот период является не только военный союз Германии и Италии, но и Польша, находящаяся «в орбите» фашистского блока. Из документа следует, что объединенные силы Германии и Польши в канун войны насчитывали более 160 пехотных дивизий, более 7 тыс. танков и 4,5 тыс. самолетов.

Б. Шапошников считал, что «Германия и Польша могут сосредоточить свои главные силы к северу или к югу от Полесья. Этот вопрос указанными государствами будет решен в зависимости от положения в Средней Европе и, наконец, от того, насколько договорятся оба этих государства в украинском вопросе. Остается неизменным одно, что как бы немцы ни гарантировали полякам действия своих главных сил к северу от Полесья, там же мы найдем и часть польских сил, так как трудно представить себе, чтобы Польша оставила свою территорию без своих войск.

То же самое будет и при развертывании главных сил польско-германских армий к югу от Полесья – часть германских сил обязательно развернется к северу от Полесья».

Соответственно этим направлениям возможных ударов вероятных противников должны были развертываться и войска Красной армии для отпора агрессии.

Говоря о планах стратегического развертывания Советских вооруженных сил, мы не можем забывать о влиянии на них колеблющейся политики в отношении СССР ряда других государств, в первую очередь Великобритании и Франции. Такой подход западных демократий, по мнению высшего военного руководства РККА, позволял им вступить в договорённости с нацистской Германией и её союзниками в случае войны с СССР и направить против Советского Союза ещё большую военную силу.

Опасения полностью подтвердились в результате откровенного саботирования Лондоном и Парижем шедших в Москве весной и летом
1939 г. их переговоров о заключении военной конвенции с СССР, которая могла бы поставить заслон гитлеровской агрессии. Не исключалась договоренность западных демократий с Гитлером за спиной СССР.

Чтобы выскочить из расставленной ему ловушки, Советский Союз пошел на заключение договора с Германией о ненападении, что позволило ему на какое-то время остаться в стороне от вскоре разразившейся мировой войны.

Иное дело, что расчет советского руководства, надеявшегося получить необходимый резерв времени для подготовки к обороне за счет того, что Великобритания, Франция и Германия втянутся во взаимную изнурительную борьбу, не оправдался. Западные союзники, хотя и объявили войну нацистской Германии, от ведения реальных боевых действий устранились, надолго ограничились «странной войной». Руки Гитлера для подготовки агрессии против СССР оказались, таким образом, вполне свободными.

Георгий Багин

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.