Новости

Как куётся победа в войне, которую нам навязали

Итак, Авдеевка пала. На очереди Угледар и вдающийся в российские позиции укрепрайон Северска, которые тоже в скором времени будут взяты. Благодаря каким факторам стали возможными наши победы и что мешает нам действовать успешнее, попробуем разобраться.

 

Слагаемые науки побеждать

Если говорить о прошлом годе в целом, то к его началу к боевым действиям было привлечено 360 тыс. военнослужащих ВС РФ. К старту так называемого контрнаступа в июне их численность возросла до 410 тыс. К 2024 году оперативная группировка войск в зоне проведения СВО насчитывала уже 470 тыс. военнослужащих. Информация взята из открытых источников.

Штурмовые или линейные батальоны обычно развёрнуты в ротные тактические группы, которые действуют небольшими рассредоточенными отрядами. Подразделение выводится в тыл, если понесёт потери до 30% (порог, за которым оно считается небоеспособным), после чего доформировывается.

Линейная пехота под лобовые атаки не заточена, так как специально не обучалась тактике разведки боем и взятия вражеских опорных пунктов. Она дробится на общевойсковые мотострелковые подразделения, которые главным образом состоят из мобилизованных резервистов, разбавленных контрактниками. На «линейщиках» лежит тяжёлая работа по строительству оборонительных укреплений и укомплектованию позиций. Они отличаются практическим опытом и тем, что в бою прикрывают штурмовиков.
 

Чему научили «музыканты»

ЧВК «Вагнер» если не научила, то подала пример, то есть показала, как можно воевать, добиваясь результата. Штурмовая пехота небольшими манёвренными группами проводит лобовые атаки, в то время как бронегруппы атакуют фланги. Базовой боевой единицей здесь служит не отделение из девяти человек, а команда примерно из трех человек с автоматическим оружием, огнемётами и/или гранатомётами.

Упомянутые команды посылаются на вражескую линию обороны противника, а группы прикрытия ведут подавляющий снайперский и крупнокалиберный стрелковый огонь. Как только пехота подходит вплотную, она забрасывает траншеи гранатами и стреляет в упор. Когда позиция нарушается и сминается, для окружения и уничтожения противника выдвигается бронегруппа.

В случае неудачной вылазки обнаруженные опорники поражаются артиллерией. Подобная довольно эффективная тактика обеспечивает ползучее проникновение пехоты в качестве основного средства прорыва обороны противника, в отличие от фронтального механизированного наступления.
 

Наша техника – наиболее неприхотливая, и поэтому самая надёжная в мире!

Боевая техника представлена примерно 4800 ствольными артустановками (из которых пятая часть – самоходные), 1130 РСЗО, 2060 танками и 7100 броневиками (МТ-ЛБ, БМП и БТР). С воздуха их прикрывают до 300 вертолётов (включая 110 разведывательно-ударных и огневой поддержки) и свыше 300 самолётов многоцелевой авиации. В 2022 году имела место ограниченность запасов 220-мм РСЗО «Ураган-1М» и перебои с поставками 152-мм снарядов для самоходок 2С3 «Акация», 2С35 «Коалиция-СВ», а также пушки-гаубицы Д-20 и гаубицы 2А65 «Мста-Б». Повторюсь, сведения взяты из открытого доступа.

Наша оборонная промышленность увеличила количество смен и добавила конвейеры на ключевых предприятиях, а также решила эксплуатировать ранее законсервированные мощности. В итоге это обеспечило годовое поступление в войска 1,5 тыс. танков и 3 тыс. боевых бронированных машин.

Вместе с тем более половины танков и прочих боевых бронемашин изготовлены сравнительно давно, хотя прошли «капиталку» и модернизацию. Да и численность техники, находящейся на хранении, уменьшается, о чём свидетельствует отправленные на передовую Т-62 различных модификаций.
 

Ракеты – наше всё!

В начале 2022 года выпуск квазибаллистических ракет «Искандер» 9М723 в среднем соответствовал шести штукам в месяц, причём готовых в наличии насчитывалось полсотни единиц. Может показаться – маленький запас, но это ошибочное мнение. Изделие достаточно дорого (по $3 млн каждое), поэтому накапливать его в большом объёме нерационально, особенно в мирное время. Так что это оптимальное количество. К текущему году, несмотря на довольно интенсивный расход, РФ за счёт изысканных резервов прирастила арсенал до 200 квазибаллистических 9М723 и крылатых ракет 9М727. То же касается и Х-101 ($13 млн) с темпами производства до 30-35 штук в месяц. «Кинжалов» выпускается по 10 штук.

Ракеты – сложное вооружение, зависящее от компонентов иностранного производства, и в этом одна из трудностей их выпуска. При сложившемся раскладе такие компоненты теперь обходятся российскому оборонному сектору на 30% дороже, и нам удалось только сбалансировать поставки, но не увеличить их.
 

Много снарядов не бывает!

По боеприпасам ситуация нормальная, однако неоднозначная. МО РФ говорит о текущей годовой потребности в 4 млн артбоеприпасов калибра 152 мм и 1,6 млн калибра 122 мм. Увы, современные темпы ведения войны требуют доселе невиданных объёмов производства. Особенно если учесть, что определённая часть боекомплекта за два прошедших года так и не дошла по назначению и не была израсходована, взорвавшись на складах в результате вражеских атак с воздуха и диверсий. Но оборонная отрасль в состоянии нарастить выпуск снарядов 152-мм с 1 млн в прошлом году до 1,3 млн в нынешнем, плюс изготовить 800 тыс. снарядов 122-мм. Для кардинального решения вопроса выход напрашивается один: привлекать дополнительные средства для создания отдельных промплощадок.

На остатке числится 3 млн хранящихся на складах боеприпасов, часть из которых в силу объяснимых причин проблемная. Имеется полуофициальная информация, что с целью покрытия дефицита Россия договорилась о поставках из Беларуси, Ирана, а также из САР (по кованым гильзам). А поставка из КНДР 2 млн 122-мм снарядов послужит нам в 2024 году неплохим подспорьем. И, скорее всего, суммарное производство установится на уровне 3 млн крупнокалиберных боеприпасов, включая снаряды для РСЗО.
 

***

Верховный главнокомандующий неслучайно на днях посетил оборонные заводы Урала – судя по всему, здесь назрела мобилизация усилий. И, видимо, наше государственное руководство что-то задумало, решив нацелить на это «что-то» отраслевой менеджмент (и трудовые коллективы).

 Ярослав Дымчук