Новости

Как потерять государство и как его сохранить

В марте 2020 года сошлись сразу две круглые даты — 15 марта 30 лет назад был учреждён пост президента СССР, а через 10 лет 26 марта главой Российского государства был избран Владимир Путин.

В марте 2020 года сошлись сразу две круглые даты. Тридцать лет назад — 15 марта 1990 года — Съезд народных депутатов СССР учредил пост президента Советского Союза, внеся соответствующие поправки в Конституцию страны. Первым и последним президентом Советского Союза стал Михаил Горбачёв. Через десять лет — 26 марта 2000 года — после досрочной отставки Бориса Ельцина Президентом России был избран Владимир Путин. И сами эти события, и оба политика, в них участвовавшие, каждый по-своему и каждый в своё время, оказали огромное влияние на судьбу государства. Но могла ли история сложиться по-другому, окажись тридцать лет назад главой СССР не Михаил Горбачёв, а кто-то другой, и двадцать лет назад высшую государственную должность России занял бы не Владимир Путин? Что думают по этому поводу эксперты?

О роли личности и идеологии в истории

И в экспертном сообществе, и на бытовом уровне Михаила Горбачёва вместе с соратниками — Александром Яковлевым и Эдуардом Шеварднадзе — считают виновниками развала Советского Союза, произошедшего в результате объявленной перестройки, помноженной на гласность и ускорение. Однако, по мнению политолога Армена Гаспаряна, ключевая проблема понимания сути событий той эпохи состоит в излишней персонификации фигуры Горбачева.

Ситуация была гораздо сложнее. Уже в конце семидесятых годов СССР испытывал большие трудности с экономикой. Необходимо было проводить реформы, а их все время «замораживали». От них отказывались и в эпоху Хрущева, и в эпоху Брежнева. Андропову и Черненко просто по состоянию здоровья не хватило на них ни времени, ни сил. Реформы взялся проводить Горбачёв.

ЛЕНИНГРАД. ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ ЦК КПСС МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ ВО ВРЕМЯ ВСТРЕЧИ С ЖИТЕЛЯМИ ГОРОДА НА ПЛОЩАДИ ВОССТАНИЯ 

Но был ли он готов по своим политическим и моральным качествам к той роли, которую уготовила ему история? Понимал ли он, что реформы надо проводить, принимая во внимание существующие сложности и опираясь на государственную идеологию? Вряд ли, ведь все экономические и политические нюансы были им отметены. Как можно было приступать к серьёзным экономическим реформам, не скорректировав предварительно идеологическую платформу существования государства? И это самое главное, считает Гаспарян. Последняя серьёзная политологическая философская работа по идеологии была написана ещё в 1920-е годы прошлого столетия Сталиным — «Вопросы ленинизма».

Секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов в буквальном смысле слова «забетонировал» советскую идеологию, превратил её в несокрушимую и неприкасаемую догму. А идеология — не догма. Её нельзя замариновать на столетия и держать в таком виде. Поэтому, считает политолог, не столь важно, что было бы, если бы не было Горбачёва. При таких составляющих кого ни поставь во главе государства, дело всё равно закончилось бы крахом.

25 МАЯ 1989 ГОДА НАЧАЛ РАБОТУ I СЪЕЗД НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ СССР, НА КОТОРОМ МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ БЫЛ ИЗБРАН ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР. НА СНИМКЕ: МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ И АНАТОЛИЙ ЛУКЬЯНОВ (ВНАЧАЛЕ ВЕРНЫЙ СПОДВИЖНИК, А ПОТОМ – ОППОНЕНТ) В ПРЕЗИДИУМЕ СЪЕЗДА

Немного конспирологии

Лидер страны действует не по своему собственному убеждению, а исходя из сложившихся условий и под влиянием тех обстоятельств, которые он считает существенными, убеждён генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. Поэтому и вопрос нужно ставить по-другому: что было и чего не было бы, если бы Горбачёв и Путин действовали не так, как они действовали.

Как полагает политолог, Горбачёв посчитал существенным разрушение Советского Союза. Многие убеждены, что это решение было принято не им самим и не его окружением, а под влиянием извне. Согласно некоторым конспирологическим теориям, Горбачев попал под влияние своих западных партнёров, превратившихся в друзей, — президента США Рональда Рейгана и премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. Они-то и реализовали возможности, которые были предоставлены им спецслужбами. Как результат — неоправданно слабое правление, которое привело к тому, что машина СССР полетела под откос, как и было задумано.

В этой связи знаковым, убеждён Алексей Мухин, выглядит отказ от компенсации за вывод советских войск из Германии. Здесь полностью проявилась неспособность Горбачёва принимать решения на пользу своей стране. Именно поэтому первый и последний президент СССР сейчас находится в крайне плачевном политическом состоянии и не обладает никаким авторитетом, за исключением узкой группы лиц, которые видят в нём чуть ли не мессию. Горбачёва можно было бы пожалеть, если бы не последствия от принятых им социально политических решений. История его осудит, как это происходило с правителями, которые делали своё дело и, как говорится, умывали руки.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ ЦК КПСС МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ (СПРАВА) И ПРЕЗИДЕНТ США РОНАЛЬД РЕЙГАН (СЛЕВА) ВО ВРЕМЯ ОБМЕНА РАТИФИКАЦИОННЫМИ ГРАМОТАМИ О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ДОГОВОРА О ЛИКВИДАЦИИ РАКЕТ СРЕДНЕЙ И МЕНЬШЕЙ ДАЛЬНОСТИ

СССР казался монолитным, но оказался колоссом на глиняных ногах. Его поразила болезнь всех империй — предательство элит. Представители власть имущих захотели в буквальном смысле слова обналичить своё политическое влияние и стать богатыми людьми. Они не захотели получать спецпайки в распределителях, пользоваться социальными благами в соответствии с номенклатурными позициями в карьерной лестнице. Им захотелось гарантировать себе, своим детям и внукам крепкое финансовое будущее.

В результате они потеряли всё. И это закон революции, которая, как известно, «пожирает своих детей». А поле битвы достаётся мародерам, в случае территорий бывшего СССР — либералам, которые появились в политике в начале девяностых годов, уверен Алексей Мухин.

Если бы не Горбачёв

Наглядным примером того, что произошло бы с Советским Союзом, не будь его развала из-за слабого правления, является, конечно, Китай, констатирует Мухин. Вот где удалось провести перестройку, о которой говорил Горбачёв. И случилось это именно благодаря сильным лидерам, которые в своё время принимали правильные решения. Прежде всего они фактически отказались от деструктивной идеологии, имевшей малое отношение к реалиям действительности. Сохранив коммунистическую форму, государственную идеологию наполнили совершенно иным содержанием, полностью соответствующим наступившей эпохе и смене технологических укладов.

Алексей Мухин

Вот что было бы, если бы Советский Союз не развалился и Горбачёв не принял бы смертельные для советской экономики и общества решения. Пример Китая показывает, что уже Россия в лице руководства, принимавшего неправильные решения, потеряла в девяностые годы исторический шанс на перезагрузку гражданского общества. А оно, как любой организм, тоже нуждается в перезагрузке. К концу 90-х годов российская экономика оказалась настолько обессилена, а политическая система настолько измучена, что стало понятно: не уйдёт Ельцин — произойдёт госпереворот, а общество ожидает тотальное социальное неповиновение, к чему имелись уже все предпосылки. Пусть и слабая, ещё советская, но всё же действовавшая система социального обеспечения оказалась разрушена. Государство, по сути, отказалось от своих социальных обязательств и, надо сказать, по объективным причинам. В либеральной идеологии такие обязательства в государственной системе просто не предусмотрены, и, кроме того, на них банально не было денег — всё разворовали. Наши западные партнёры уже потирали руки в преддверии распада России на десятки государственных образований, которые будут воевать друг с другом, у которых надо обязательно отобрать ядерное оружие, а местные элиты просто купить, чтобы практически бесплатно выкачивать природные ресурсы. И это то, что нас ожидало.

По мнению Алексея Мухина, единственная заслуга Бориса Ельцина перед Россией состоит в том, что в какой-то момент он осознал, гражданином какой страны является, и досрочно ушёл в отставку, выдвинув в преемники Владимира Путина.

А была ли альтернатива?

Если принимать во внимание тот факт, что по плану наших «партнёров» к 2000 году Россия в том виде, в каком её знают сегодня, должна была перестать существовать, то, соответственно, нужны были очень серьёзные, жёсткие шаги по обратному «сшиванию» государства. По мнению Армена Гаспаряна, Путин был одним из немногих людей, если вообще не единственный, кто мог это сделать. Имея за плечами опыт руководства Федеральной службой безопасности и всю полноту информации о происходящем внутри страны, он, может быть, лучше других понимал, о чём идёт речь. Из тех людей, кто был тогда в политике, никто больше на эту роль не подходил, считает политолог.

Армен Гаспарян

Почему? Да потому, что большая часть политической элиты того времени была абсолютно прозападной, готовой выполнить всё, что требовали от неё «партнёры». Путин же привлёк к управлению страной других людей. В начале президентства Владимира Путина Россия рисковала распадом, напоминает Алексей Мухин. Как говорил когда-то Михаил Горбачёв, «процесс уже пошёл». Чтобы купировать его, Путин начал с создания семи федеральных округов для укрепления Федерации. А затем началось разминирование законодательных бомб, заложенных таким образом, чтобы взорвать государство изнутри. Каждый субъект Федерации, особенно национальные республики, автономные края и области, имели совершенно разное законодательство, которое никак не коррелировалось с федеральным. На самом деле, чтобы такая федерация распалась, достаточно было щелчка законодательных пальцев. Пришлось срочно переделывать местное законодательство, спрямляя его под федеральное.

Несколько лет Путин исполнял обещания, данные команде Ельцина перед выборами 2000 года. А параллельно уже его люди работали над законодательной базой новой политической системы и альтернативных рычагов влияния. В 2003-2004 годах в результате административной реформы перезагруженная вертикаль власти уже работала на социальное государство так, как было записано в Конституции 1993 года. Да, за прошедшие двадцать лет не все из задуманного получилось, сожалеет Алексей Мухин. Не удалось создать самостоятельно перезапускающуюся политическую систему, которая сама реагирует на политические и экономические вызовы. Ручное управление страной остаётся тяжким крестом на плечах главы государства. В экономике пришлось одновременно использовать две модели: либеральную в лице Правительства и государственную в виде госхолдингов.

Но надо признать: такое сочетание помогло России легко проходить через мировые финансовые кризисы уже в этом столетии. Государственная экономика Китая, кстати, тоже использует подобную двоичную систему, и она гораздо эффективнее прошла через кризисы и даже выигрывала от них. Если бы удалось полностью перезагрузить экономику России в этом ключе, вполне вероятно, наша страна была бы ещё более успешной, считает Мухин.

Но как бы там ни было, несмотря на все издержки и отдельные неудачи, Россия существует, сумев вернуть себе роль глобальной мировой державы. И поэтому две даты — 15 марта 1990 года и 26 марта 2000 года — в исторической перспективе выглядят как прямое противопоставление двухтысячных с восьмидесятыми и девяностыми годами. Когда один политик, став президентом, имея за спиной сильное государство и серьёзные полномочия, не справил- ся, государство прекратило своё существование. А другой политик, возглавив страну в тяжелейших условиях, сумел государство сохранить, восстановить и преумножить.

Николай Дорофеев

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.