Новости

Как столицу УССР перевели из города-труженика в город-паразит

24 июня 1934 года столицу Советской Украины перевели из Харькова в Киев. Последствия этого не очень продуманного решения ощущаются до сих пор…

 

85 лет назад столица УССР была перенесена в Киев. Не «обратно перенесена», как часто можно встретить в источниках, потому как в Киеве этой столицы в истории просто не было. Имеется в виду столицы социалистической Украины. 
Националистическая УНР, «гетманат» Скоропадского, «директория» Петлюры, образовавшиеся после слома Российской империи в ходе Февральской революции 1917 года – в Киеве да, были. 
А вот первый Всеукраинский съезд Советов, провозгласивший Украинскую народную республику Советов, состоялся в декабре 1917 года в Харькове. Соответственно, там и логично разместилась столица украинской республики рабочих и крестьян.
Сама эта республика несколько раз модифицировала свое название, пока наконец в статусе УССР не стала соучредителем Союза Советских Социалистических Республик. Со столицей опять же в Харькове.
В качестве объяснения этому выбору большевиков нередко приводится история Гражданской войны, когда Киев много раз переходил из рук в руки. Дескать, особенно после катастрофического для Красной Армии поражения под Варшавой центр управления одной из важнейших республик СССР желательно было иметь повосточнее от возможной агрессии с Запада.
На самом деле, думается, фактор этот имел не самое первостепенное значение. Советский Союз, конечно, «держал порох сухим», но большого риска для новой войны уже с начала 20-х годов все же не было. Особенно после изгнания из страны Троцкого и его сторонников «перманентной революции в мировом масштабе», попытка провести которую лишь смертельно бы истощила ресурсы молодого пролетарского государства.
А вот учет роли местной «пятой колонны» – да, несомненно, был. И местом преимущественного обитания петлюровских недобитков как раз и был Киев, со всеми тамошними «патриотичными гимназистами», «национальной интеллигенцией» и прочей прото-бандеровской швалью. 
В годы Гражданской эта шваль только и делала, что билась в жовто-блакытном экстазе по поводу «омрияной незалежности» своей «неньки». Которая отличалась от «незалежности» нынешней разве что тем, что тогда она практически сразу «отдалась» сначала кайзеровской Германии, потом – Польше Пилсудского. А теперь Киев уже кланяется преимущественно дядюшке Сэму. Что, впрочем, ничуть не уменьшает экстаз столичной интеллигенции, всерьез уверяющей себя и других в том, что «вот теперь Украина уже точно независима!»
А вот Харьков был населен по преимуществу людьми простыми, рабочими. Работающими не над идиотскими мифами в пустых головах, а над выпуском реальной продукции. Хотя, конечно, в городе хватало и интеллигенции, только куда более нормальной, чем их киевские коллеги. Даром, что ли, Харьковский университет был образован на 30 лет раньше Киевского и дал мировой науке двух лауреатов Нобелевской премии.
Кстати, впервые в СССР расщепление атомного ядра тоже было произведено харьковскими учеными. Это, конечно, не считая их помощи в создании самой передовой промышленности – от тракторов, танков до фотоаппаратов (знаменитый ФЭД там выпускали до середины 90-х годов!) 

***

Так что причины переезда руководства УССР в Киев в 1934 году все же не до конца ясны и по сей день. В Киеве малость «поприжали» местных «свидомитов»? Так не до конца же, что показали первые же месяцы гитлеровской оккупации, когда им мгновенно нашлась масса помощников-полицаев, собственно, и проводивших печально знаменитые массовые расстрелы в Бабьем Яру. Не из Галичины же все это отребье импортировали…
Вообще, перенос столицы в 1934 году несколько напоминает не менее скандальную «передачу Крыма Украине» двадцатью годами позже. Тоже проведенную даже без соблюдения всех юридических формальностей – вроде необходимости изменять Конституцию РСФСР в статье о принадлежности Крыма решением всего Верховного Совета республики, а не только его Президиума.
Вот и в 1934-м изменение столичного статуса Харькова и Киева произвели, по сути, больше в форме безлично-неофициального «есть мнение». Как случалось при решении аппаратных вопросов в ВКП(б), с минимумом решений официальных органов власти. Хотя месторасположения столицы УССР в Харькове было записано не где-нибудь, а в действующей на тот момент Конституции Советской Украины.
Похоже все-таки, что с этим самым переносом проявился подход, который позже доказал свою полную несостоятельность и порочность. Основной его смысл – дескать, надо «разбавлять» недостаточно сознательное население СССР сознательным, дабы на выходе получить нечто сносное.
Началось это еще с пусть мягкого, но все же «давления» Москвы на власти Донецко-Криворожской республики – фактически, больше части исторической Новороссии (со столицей, опять же, в Харькове) – на предмет ее «слияния» с исторической Малороссией, уже в значительной мере отравленной самоубийственными националистическими мифами.
В культурной политике первых десятилетий Советской власти такой подход, например, привел к стремлению «национализировать кадры», чтобы последние лучше находили общий язык с культурно отсталым крестьянством, занимаясь его «просвещением».
На Украине это привело к торжеству линии министра просвещения Скрыпника, живо напоминающего тотальной украинизацией всего и вся самые смелые начинания современной бандеровщины, вроде скандально известного «Закона о языке». Кстати, и новое незалежное правописание, шокирующее своим косноязычием даже относительно вменяемых укро-патриотов, тоже берет большей частью свое начало из «скрыпниковских» времен. 
Вот, похоже, таким «разбавлением» сложившегося в Киеве подпольно-подспудного националистического «болота» и выглядело в глазах большевиков Украины и Москвы переезд столицы из Харькова. Где к 34-му году, кстати, большинство важных моментов, вроде недостатка административных зданий, уже «устаканились», в отличии от нового центра УССР, где даже здание Верховного Совета (ныне – печально известной Рады) сумели построить лишь спустя несколько лет после «перевоза чемоданов».

 

 

***

Конечно, сильно ругать Компартию не приходится. В конце концов, удайся ей не допустить к власти иуд-реформаторов образца Горбачева с последующим развалом СССР, Киев и дальше оставался бы одним из прекрасных советских городов. И даже тайные бандеровцы, в лучшем случае, и дальше бы получали Ленинские и Государственные премии за «воспевание дружбы братских народов СССР», вроде профессиональных нацистов-литераторов Павлычко и Яворивского.
Увы, история не знает сослагательного наклонения. И катастрофа с украинской «незалежностью» (самой страшной, кстати, именно для украинцев, отставших по уровню жизни от тех же россиян уже раза так в четыре) стала возможной не в последнюю очередь как раз из-за того, что столица УССР располагалась в Киеве. Все эти «революции на граните», «Майданы» – ну как-то сложно представить их в русскоязычном Харькове.
До сих пор многие российские наблюдатели удивляются феномену «русскоязычных бандеровцев». Дескать, ну как могут киевляне, большей частью общающиеся на «языке» вместо «мовы» поддерживать и государственные, и культурные инициативы галичанских селюков, только и видящих возможность возвышения себя и своей жалкой «культуры» за счет «нагибания через колено» культуры действительно великой?
А ответ крайне прост. Достаточно всего лишь посмотреть несколько ключевых экономических показателей. В прошлом году предприятия Киева произвели продукции на сумму около 170 миллиардов гривен (6 с небольшим миллиардов долларов); Харькова – на 200 с лишним миллиардов.
Но если посмотреть распределение ВВП по украинским регионам, мы с удивлением узнаем, что Харьков (вместе с областью!) произвел всего 6,3% от общеукраинского ВВП, а вот Киев – … почти 25%!
Все дело в том, что в «валовой внутренний продукт» принято включать все – и товары, и услуги, и просто деньги. Вот и получается, что головная «контора» какого-нибудь олигарха, владельца промышленных гигантов Юго-Востока Украины находится в Киеве и там же платит налоги, получаемые за счет продажи реальной продукции. 
Ну и плюс, конечно, масса гривен идет на оплату «культурной», «творческой», «журналистской» якобы «элиты», то есть тех, кто, собственно, и уговаривает своих сограждан, что лучше их «омрияной незалежности» (в виде тотальной зависимости от Вашингтона и в меньшей степени от евростолиц) не может быть просто ничего.
И ведь для жителей Киева, ну пусть не всех, но значительной части, это действительно так! Конечно, в сравнении не то, что с Москвой и Питером и многими другими российскими регионами, не говоря уже действительно европейских городах – но с «незалежной» провинцией – так точно. 

***  

Так что недаром в нынешнем году оплата профессиональных русофобов-агитаторов в СМИ Киева превысила таковую даже среди прежних «лидеров» – работников финансовой сферы. Действительно, суметь убедить большую часть сограждан в том, что во всех их бедах виновата «клятая Москва», а не собственный выбор незалежных политиков идти «побирушками» на Запад – это заслуживает поощрения даже у скуповатых западных «спонсоров» украинской «демократии». 
Кстати, Харьков прогнозируемо не вошел даже в ТОП-5 самых «высокозарплатных» украинских регионов – понятно, что «неблагонадежным» в плане «свидомизма» гражданам «плюшки» не полагаются…
Надо ли дополнительно объяснять, почему в Киеве столь вольготно чувствуют себя не просто антироссийские, но, по сути, одновременно и антиукраинские режимы, убивающие «неньку», ее промышленный и человеческий потенциал с интенсивностью, которой позавидовал бы даже сам Гитлер? Да просто «гегемоны незалежности» этого кризиса у себя особо и не ощущают. Их даже в каратели на Донбасс не призывали – опасались роста критических настроений в среде местной молодежи. Кто же тогда на очередной Майдан пойдет, если покалеченным с гражданской войны вернется, да друзьям-знакомым правду расскажет?
И цены на коммуналку в Киеве, кстати, перевели в соответствии с новыми ценами на газ намного позже, чем это сделали в провинции. Так что жители сел и небольших городов в домах с индивидуальным отоплением вынуждены были сидеть зимой в холоде, в то время как киевляне наслаждались прежними щадящими тарифами.   
И непонятная для многих неуступчивость официального Киева в подписанных им же самим Минских соглашениях – да ведь за этим стоит все тот же шкурный интерес столичных жителей, к которым относятся и представители власти. Если Украина станет де-факто федерацией, то кто же в субъектах этой федерации позволит отстегивать в бюджет Киева львиную долю налогов, так чтобы столичное ВВП при весьма заурядном промпроизводстве поставляло четверть общеукраинского?! Да они все там костьми лягут, чтобы не допустить лишения себя столь приятной роли «гигантского кровососа»! Тянущего последние соки из остальных украинских регионов, которые киевские элиты сами же и обескровили своим «европейским выбором». 
А для того чтобы замаскировать свои истинные интересы и дальше будут вещать про необходимость «мовы, виры» и прочие псевдогуманитарные моменты, выступая за «единую и соборную» всеми силами.
Так что, пока столица Украины будет оставаться в Киеве, превратившемся в из «матери городов русских» в чудовищного «паразита» и разрушителя настоящей «русскости» в пользу тотального «озападнения», вряд ли на Украине можно ожидать каких-то изменений к лучшему. И очень печально, что нынешнее положение было во многом предрешено недостаточно продуманным решением украинских большевиков перенести столицу из города-труженика в город-паразит…

фото: webkamerton.ru

Юрий Носовский

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.