Новости

Как возникло Государство Израиль, и с чего началось его противостояние с арабами

Новый кризис на Ближнем Востоке в одночасье стал главной темой новостных выпусков по всему миру, отодвинув на второй план поднадоевший публике украинский конфликт. Рейды неожиданно хорошо подготовленных спецназовцев ХАМАСа, с легкостью захватывающих кибуцы, укрепленные армейские базы и целые кварталы городов; «меркавы», горящие после попадания «корнетов» и боеприпасов, сброшенных с коптеров; ракеты, прорывающие «Железный купол»; израильские ракеты и бомбы, стирающие с лица земли палестинские многоэтажки. Прихотливое кружево переговоров, которое с таким трудом плели дипломаты многих стран, включая США, оказалось разорвано в клочья. Нормализация отношений между Израилем и арабскими государствами, о которой так много говорили в последние годы, отодвинулась куда-то за горизонт. Политики, которым после окончания боевых действий предстоит восстанавливать связи между враждующими сторонами, и простые граждане, каждый день видящие на экранах телевизоров кадры с руинами жилых домов, горящей техникой, трупами боевиков, солдат и мирных жителей, спрашивают себя: когда же это наконец закончится? На этом фоне полезно напомнить, как это всё началось.

Дела давно минувших дней

– Так три тысячи лет назад арабов тут вообще не было!
– С этого я и хотел начать свое выступление.

Этот старый анекдот про перебранку палестинского и израильского представителей в Генассамблее ООН хорошо показывает отношение большинства евреев к ближневосточному вопросу. Действительно, с их точки зрения нынешнее Государство Израиль – прямой наследник того древнего Эрец Исраэль, который существовал в земле Ханаанской, «текущей молоком и мёдом», а нынешние евреи – прямые потомки тех, кто жил там в незапамятные времена. Это своего рода концепция «крови и веры», дополнившаяся позже «почвой». Сейчас, разумеется, требования к желающим войти в крепкую израильскую семью стали мягче – к примеру, можно принять иудаизм или натурализоваться после долгого проживания в стране (последнее, впрочем, без гарантии).

Арабы, в свою очередь, полагают, что коренные жители тут они, а евреи появились в Палестине относительно недавно. В этом есть известная доля лукавства, так как еврейская община на этой земле никогда не исчезала – существовала и при крестоносцах, и при султанах. Обитали евреи в ту пору, правда, преимущественно в городах, главным образом в Иерусалиме, и в основном в гетто. Но в XIX веке, когда в Европе начался сложный параллельный процесс оформления колониальных империй и вызревания внутри этих империй наций в привычном нам смысле слова, масштаб еврейской иммиграции в Палестину резко вырос. Туда ехали бедняки и романтики, беженцы от погромов и искатели лучшей жизни, а деньгами их подпитывали еврейские банкиры, желавшие поучаствовать в общем национальном проекте. В результате к началу Первой мировой в Палестине жили порядка 85 тысяч евреев, около половины из которых официально были российскими подданными.

Война стала для еврейской общины серьезным испытанием. Турецкая администрация почти сразу приняла жесткие меры против подданных враждебных держав – помимо эмигрантов из России они коснулись евреев, приехавших из Британии и Франции. До геноцида дело не дошло, хотя после того как евреи сформировали национальные части в составе армий Антанты и начали подрывную работу в тылу турецких войск, военный губернатор Палестины Джемаль-паша сделал недвусмысленный намек: Палестина может стать второй Арменией.

После окончания войны Палестина перешла под контроль Великобритании. Англичане оказались в сложной ситуации – с одной стороны, требовалось не обидеть арабов, поднявших против османов мятеж и внесших важный вклад в победу союзников на ближневосточном фронте. С другой – учесть вклад в победу евреев, у которых к тому же имелось в Британии могущественное лобби. Лондон принял соломоново решение: на территории Палестины в соответствии с Декларацией Бальфура должен быть создан «очаг еврейского народа». В какой именно форме, в тексте не говорилось, но зато указывалось, что не должны быть ущемлены права остальных общин, проживающих в регионе. Сделать это было крайне сложно, учитывая довольно небольшой размер территории, пригодной для сельского хозяйства, и продолжающуюся иммиграцию. Свою роль сыграл и общий подъем левых сил в мире: в 1921-м во время первомайской демонстрации в Яффе подрались еврейские коммунисты и социалисты. Полиция начала их разнимать, в драку вмешались арабы, и дело закончилось еврейским погромом, прекратить который удалось только благодаря бомбардировке с воздуха.

Арабы, нападающие на евреев в Иерусалиме, во время беспорядков в Палестине в 1929 году.

Еврейский погром в Палестине, 1929

 

Это было лишь начало. На протяжении всех последующих десятилетий еврейская иммиграция в Палестину продолжалась, соответственно росло и взаимное ожесточение, обернувшееся новыми столкновениями в 1929 году. В 1936-м вспыхнуло масштабное арабское восстание, одной из причин которого послужило беспокойство из-за растущего числа евреев в Палестине. Власти пытались что-то сделать с этим взаимным ожесточением, но вели себя столь неумело, что евреи и арабы, до того боровшиеся друг с другом, развернули еще и террор против британских солдат и чиновников.

Вторая мировая тоже не способствовала замирению Палестины. В то время как часть арабов и евреев (из-за нелюбви к нацизму или лояльности британцам) сражались рядом с англичанами против наступающих в Северной Африке немцев и итальянцев или добросовестно трудились в тылу, другая часть продолжала борьбу в тылу союзников. Кто-то при этом руководствовался симпатиями к нацистам, а кто-то мыслил стратегически, стремясь максимально ослабить британцев и вынудить их уйти из Палестины после окончания войны. Так оно в итоге и получилось: Британия, и без того истощенная, сразу после войны столкнулась с масштабной волной террора в Палестине. Англичане пытались ее сбить, но безуспешно: 29 июня 1946 года британские части провели операцию «Агата», арестовав лидеров и боевиков подпольных еврейских организаций, заодно конфисковав сотни винтовок и больше ста минометов. В ответ 22 июля боевики организации «Иргун» взорвали гостиницу «Царь Давид», убив 91 человека, включая 28 британцев.

ООН рассудит

Не имея ни желания, ни возможности дальше копаться в этом змеином клубке, Лондон передал вопрос о Палестине на рассмотрение свежесозданной Организации Объединенных Наций. Та поручила заняться этой проблемой Специальному комитету по Палестине (UNSCOP). Его сформировали из представителей нейтральных стран – чтобы избежать конфликта интересов великих держав. Судьбу Палестины доверили решать представителям Австралии, Гватемалы, Индии, Ирана, Канады, Нидерландов, Перу, Уругвая, Чехословакии, Швеции и Югославии. Комитет подошел к делу серьезно, изучив мнения обеих сторон и ситуацию на местах. Арабы при этом заняли довольно неконструктивную позицию: Верховный арабский комитет, орган, претендовавший на представление интересов палестинских арабов, отказался сотрудничать со спецкомитетом ООН, заявив, что в этом нет необходимости, поскольку права арабов на Палестину и так очевидны.

Вариантов было несколько, и часть из них отпала в процессе обсуждения, включая и такой любопытный, как кантонизация – то есть по сути формирование конфедерации из отдельных политико-территориальных единиц, часть из которых имела бы преобладающее арабское население, часть – еврейское. В конце концов осталось только два варианта: создается или федерация, или два отдельных государства, объединенные экономическим союзом, причем Иерусалим и Вифлеем как города, имеющие особое религиозное значение, переходят под международный контроль.

Вариант федерации был выгоднее арабам. Они имели демографическое преимущество, рождаемость у них была выше, и очевидно было, что в единой федерации арабское влияние будет сильнее. Наиболее активная часть евреев, в свою очередь, выступала за независимое государство, исходя из тезиса «сперва надо закрепиться, а потом уж как-нибудь разберемся».

Вариант с федерацией поддержали Индия, Югославия и Иран. Австралия воздержалась, а остальные семь стран проголосовали за второй вариант. При итоговом голосовании Генассамблеи за него высказались в общей сложности 33 страны, включая СССР, США и Францию. Великобритания, Китайская Республика и еще восемь стран воздержались, 13 стран проголосовали против. Таиланд в голосовании не участвовал. В результате план комитета был принят: два государства, экономический союз, Иерусалим, где на тот момент жили 100 тысяч евреев и 105 тысяч арабов, под международным контролем.

Палестинские беженцы

Палестинские беженцы во время арабо-израильской войны 1948-го

 

Это нечестно!

В соответствии с планом раздела евреи получили 56,47% всей Палестины, причем в составе этой территории были как плодородные земли Галилеи, так и большая часть пустыни Негев. Более того, на еврейской территории оказались 407 тысяч неевреев – 45% всего населения будущего Израиля (евреев на тот момент там жило 498 тысяч). Арабы, соответственно, получили 45% территории, где жили 807 тысяч неевреев и 10 тысяч евреев. Такая формула раздела возмутила арабов: вышло, что еврейская община – ишув, которой прежде принадлежало 7% территории, получила больше половины Палестины. Более того, земля, доставшаяся арабам, была в основном непригодна для земледелия. Неудивительно, что лидеры арабских государств и палестинской арабской общины заявили: они не признают еврейское государство.

Среди евреев тоже были недовольные – и статусом Иерусалима, и тем, что немалую часть их территории составляла бесплодная пустыня, и слишком большим числом арабов, которые даже без федерации через несколько поколений превзойдут евреев в их государстве по численности. Но и лидеры еврейской общины, и большинство населения восприняли итоговое решение пусть и без восторга, но с удовлетворением: наконец-то, впервые за без малого две тысячи лет, у евреев появилось свое государство. А с остальными проблемами можно справиться.

Уже в начале декабря 1947-го стало ясно, что уход британцев – дело максимум полугода, и обе стороны принялись готовиться к нему. Задача-максимум арабов – сорвать создание еврейского государства, минимум – занять выгодные позиции, чтобы сразу после ухода британских войск разгромить евреев в неизбежной войне. Задача-максимум евреев – усмирить арабов, проживающих на территории будущего Израиля, задача-минимум – выжить. Арабские историки, впрочем, пишут, что на самом деле лидеры будущего Израиля планировали просто выдавить как можно больше арабов со своих территорий. Именно это в итоге и произошло. В январе была объявлена всеобщая мобилизация еврейского населения, а 10 марта руководство ишува ввело в действие план «Далет», предписывающий еврейским отрядам захватывать оставляемые британские базы и арабские деревни, откуда противник мог бы атаковать или обстреливать еврейские поселения. В апреле началось масштабное наступление еврейских сил. Были взяты Тверия, Хайфа, Цфат, Яффо, Акко (при том, что два последних города должны были войти в состав арабского государства), захвачены или разрушены многие арабские деревни. Успехи арабов были гораздо скромнее. Обе стороны практиковали акции возмездия и террор. Британские войска пытались взять ситуацию под контроль, но безрезультатно. Участились случаи дезертирства, начались разграбления складов и угон бронетехники. Единственное, что могли сделать англичане в этом хаосе, – как можно быстрее уйти.

И они ушли – 14 мая, накануне официального окончания действия британского мандата. За сутки до того евреи захватили старую часть Иерусалима, покончив тем самым с иллюзиями насчет передачи города под международный контроль. Бен Гурион провозгласил создание Государства Израиль, а на следующий день, 15 мая, в пределы Палестины для защиты арабского населения вошли войска Арабской лиги. Началась полномасштабная война – Первая арабо-израильская, которую в Израиле именуют Войной за независимость, а в арабском мире – просто Накба – «катастрофа».

По ее итогам Израиль одержал впечатляющую победу, разгромив противников и захватив около половины территорий, выделенных под создание арабского государства, плюс Западный Иерусалим. Единственная арабская страна, закончившая войну в плюсе, – Иордания, чьи войска заняли западный берег реки Иордан. Да еще египетским войскам, несмотря на череду поражений, удалось удержать узкую полоску земли вдоль побережья – будущий сектор Газа. Арабы массово бежали с захваченных евреями территорий; евреи, в свою очередь, массово же мигрировали в Израиль, спасаясь от начавшихся в арабских странах погромов. Так красиво выглядевшие на бумаге линии разграничения, прочерченные дипломатами, были смыты потоками крови и слез.

Алексей Куприянов