Новости

Какие слова русского языка кажутся смешными другим славянским народам

«Ложные друзья переводчика» — так филологи называют слова, звучащие похожим образом, но имеющие противоположный смысл в разных языках. Случаются и курьезы, когда, например, нам кажутся смешными обыкновенные слова чешского, болгарского или польского языка. А что в русском языке смешит наших братьев-славян?

Особенности в произношении

В языкознании есть занимательная закономерность: носители близкородственных языков зачастую считают речь своих соседей комичной и неблагозвучной. Шведы уверены, что норвежцы говорят на каком-то нелепом и смешном языке. Испанцев забавляет большое количество шипящих звуков в разговоре соседей-португальцев. Немцам видится смешным язык Австрии. Это абсолютно нормальное, естественное явление. Обусловлено это тем, что между людьми возникает языковое взаимопонимание, но, зачастую, неполное. Выговор привычных слов кажется исковерканным и неестественным, а странные, похожие и непохожие одновременно звуки довершают эту картину.

Известно, что русским людям порой тоже кажется смешной речь других представителей славянской языковой семьи. Поляки, дескать, пшекают, у чехов все слова сплошь состоят из согласных, а на Украине как-то непривычно произносят звук «гэ». Мало кто, однако, задумывался о том, что это правило работает в обе стороны. Тех же западных славян, чехов, словаков и поляков, тоже кое-что смешит в государственном языке России.

Чисто фонетически русский язык кажется им переполненным грубым звуком «р». Связано это с тем, что в языках западных не существует твердого согласного «р» (это как, например, в русском слове «рубить»). Хоть есть некие его аналоги. У тех же, например, чехов вместо нашего твердого произношения используется другой, родственный звук, представляющий собой по произношению нечто среднее между «р» и «ж». Графически на письме он отображается в виде привычного латинского «r», но с небольшой галочкой, так называемым «гачеком», сверху. Из-за этой фонетической особенности у других славян периодически возникает ощущение, что русские постоянно переругиваются в речи.

Подобные детали делают русский язык легко узнаваемым на фоне других славянских наречий. По малопонятным причинам именно русским акцентом с характерным звуком «р» снабжают различную голливудскую нечисть, например, исполнить классической роли Дракулы, американский актер венгерского происхождения Бела Лугоши, всячески силился передать именно эти особенности звучания русской речи. Так что, как видимо, не только братьям-славянам режет ухо русское разрывное произношение «р».

Ложные друзья переводчика

Особняком в этом разговоре стоит обширная группа слов, которые, хоть и близки по произношению, но имеют разную смысловую нагрузку. Здесь порой возникает повод хорошо посмеяться, натыкаясь на неожиданные разночтения.

Начнем с нюансов: русское слово «кровать» очень созвучно с чешским и польским названием галстука – в Варшаве говорят «krawat», а в Праге – «kravata». Их вариант исторически аутентичней и происходит от слова «хорват», т.к. именно хорватские всадники первоначально и использовали такие специальные нагрудные платки. В наш язык это слово попало из голландского через немецкое влияние. И тут есть еще одна странность: у самих немцев слово «галстук» так и не прижилось, и они теперь тоже называют этот мужской аксессуар по имени хорватов, Krawatte.

Привычное слово «неделя» во всех славянских языках означает «воскресенье» и этимологически происходит от общеславянского глагола «делать» с частицей отрицания. Выходит, что. воскресенье — это день, когда «не делают», то есть выходной. Тот факт, что для русских вся неделя называется так же, как и выходной день в их языках, смешит других славян. Они зачастую задаются таким вопросом: если же у вас все дни – воскресенья, то, когда вы успеваете работать?

Поляков отдельно забавляет такое, казалось бы, абсолютно несмешное русское слово «склеп». Связано это с тем, что по-польски sklep – это всего-то лишь невинный магазин. А вот уменьшительная форма женского имени Татьяна, Таня, звучит как минимум неприлично и оскорбительно, ведь в польском языке это слово означает «дешевая». Не менее нелепая ситуация возникает и русским вариантом названия польских девушек. Словом «полячка» сами они называют обычные курилки. Отельного упоминания стоит польское слово, которое переводится как «красота». Оно звучит как uroda, ясное дело, что русское слово «уродливый» кажется полякам смешным.

Еще больше таких забавных совпадений можно найти в чешском языке. В первую очередь – все слова, однокоренные слову «работа», воспринимаются ими как обозначение подневольного рабского труда. Поэтому, когда русский говорит чеху, что идет на работу, то тому представляются картины мучительного труда под хлопающие удары кнута или заснеженные виды сибирской каторги. Тот факт, что, оказывается, можно «работать» в офисе приводит их в неописуемое веселье. Сами же чехи для обозначения трудовой деятельности используют глагол pracovat, имеющий ближайшего родственника в украинском языке.

Чешское слово okurka переводится как огурец, а, например, čerstvý — это «свежий». Чехи, наверно, были бы немало удивлены, если бы, попросив свежих огурцов (по-чешски - čerstvé okurky), получили бы блюдце лежалых сигаретных «бычков». Не менее странная возникла бы ситуация, если бы чех попросил в русском магазине съестных продуктов, так как продукты по-чешски звучат как potraviny.

Представленные выше примеры – это лишь малая часть забавных лексических парадоксов, на самом деле их намного больше, да и возникают они не только в общении с западными славянами, но и с южными.

cyrillitsa