Новости

Казус украинского премьера Гончарука: профан, напускающий туман

«Украинское экономическое чудо» отменяется: премьер признал, что он и финансово-экономический блок правительства заняты не спасением экономики и борьбой с массовой бедностью, а преимущественно тем, что именуют «формированием собственного позитивного имиджа»

Украинцев настолько приучили ко всякого рода «плёнкам» и прочим источникам компромата, вбрасывая который в информационное поле кто-то решает технологические задачи, а кто-то достигает политических целей, что опубликованные три дня назад сделанные тайно записи «плохих» разговоров премьер-министра Украины Алексея Гончарука и близких к нему высоких чинов особого впечатления на публику не произвели.

Почему так? Позволю себе предположить, что тому есть две главные причины. Во-первых, с содержательной точки зрения компромат получился слабенький. Особенно в сравнении с тем, чем били в течение предыдущих месяцев депутатов из президентской фракции. Тех ловили на милых слуху части публики во всем мире темах: коррупции, «левом» сексе или, выражаясь языком киноклассики, «связях, порочащих партию». Из текста, озвученного Гончаруком на неформальных совещаниях с узким кругом лиц из высшего звена Кабмина и Нацбанка, ничего подобного выудить не удалось. Пришлось довольствоваться колкостями в адрес президента, признанием низкого уровня собственной компетентности в экономической сфере да туманными намеками на то, что с облигациями внутреннего государственного займа не все обстоит так гладко, как это представляется публике. Думаю, что многие в Украине и за ее пределами согласятся с киевским экспертом Фурсой, заявившим, что в том, что сказал премьер, ни «ни скандала, ни компромата». Для того чтобы повысить уровень скандальности и привлечь больший интерес к инциденту, инициаторам публикации «пленок премьера» пришлось прилагать немалые дополнительные усилия, запуская волну откликов и комментариев, направленных на поднятие градуса конфликтности по линии "премьер — президент" под ударным лозунгом: «он его не уважает». Вопреки всем усилиям, они вряд ли остались довольны полученным результатом. Хотя утверждать, что «замутить воду во пруду» совсем не удалось, нельзя.

Для широкой публики внутри страны и для наблюдателей за рубежом эффект от информационной атаки на премьера Гончарука оказался невелик. В рядах же самой киевской власти она, безусловно, вызвала дискомфорт, вынудив ее представителей думать над тем, как реагировать, что говорить, а, главное — что делать, чтобы минимизировать возможные негативные последствия.

Председатель Верховной Рады Дмитрий Разумков назвал заявление премьера об отставке политическим жестом, стремясь, таким образом, снизить градус напряженности. Готов с ним согласиться. Добавив, однако, еще один важный нюанс. Подача заявления на Банковую (улица, где находится здание Офиса президенета — Ред.) и громогласное объявление об этом с парламентской трибуны было не только политическим жестом, но еще и инструментом, призванным урегулировать личные отношения премьера Гончарука с президентом Зеленским. Не исключаю, что даже в большей мере инструментом, чем жестом. Впрочем, с точки зрения интересов государства Украина, о которых обязаны, в первую очередь, печься высшие государственные чины, эти нюансы не имеют никакого значения. По крайней мере, не должны были бы иметь, если бы государство было государством в полном смысле этого слова.

Вообще-то реакция президентского крыла власти на происшествие удивила, породив немало вопросов. Как и следовало ожидать, жест премьера не был учтен, хода его заявлению об отставке президент не дал. А, вот, пару-тройку поручений правительству и его главе при личной встрече с последним — дал. Правда, опыт предыдущих поручений, дававшихся Зеленским другим чиновникам высшего уровня, указывает на то, что спешить с выполнением президентских поручений не стоит. В этом нет ни малейшей необходимости по причине отсутствия спроса за их исполнение.

Главную проблему власть увидела… в утечке информации. Увидев же, всполошилась. Президент дал указание силовикам — опять же, призвав их к себе на личную встречу, — в течение двух недель установить, откуда пошла утечка, кто ее организовал. Ту же трактовку события озвучил Корниенко, один из заместителей фракции «Слуга народа» в Раде, чье влияние выходит за рамки Рады и чья роль в президентской команде весьма существенна.

Хочется верить, что в формате «для служебного пользования», не на публику и сам президент, и близкие к нему люди, готовящие решения, обратили внимание на проблему кадрового голода, слабости персонального состава власти. Проблема профессионализма кадров, точнее говоря, их дилетантизма, не исчезла, а, наоборот, обострилась. Она возникла в процессе формирования высших органов государственного управления после победы Зеленского на президентских, а его партии — на парламентских выборах. Среди «новых лиц», рассевшихся по кабинетам власти, заполнивших коридоры и кулуары, людей, способных на должном уровне исполнять свои функциональные обязанности, единицы. Основная же масса — это случайные персонажи, попавшие в элиту благодаря удачному для них и, наоборот, крайне неудачному для государства и его граждан стечению обстоятельств.

Этим, собственно говоря, и объясняется происхождение «формулы Гончарука», озвученной им на ставших достоянием публики пленках. Она состоит из двух частей. Первая: «я — профан в экономике». Вторая — «у президента в голове туман». Сведенные к общему знаменателю эти две части образуют поистине гремучую смесь. Получается, что Украиной сегодня руководят «профаны», сами блуждающие в «тумане» и окутывающие этим «туманом» президента, остальную власть, общество, каждого гражданина.

И последнее. Last, not least. Откровения самого Гончарука и реплики его собеседников выдвигают на повестку дня украинской жизни вопрос вопросов, который не первый день витал в воздухе, но для формулирования которого как-то все время не доставало материала. Кто же «рулит» экономикой и финансами Украины в ситуации, когда премьер-министр и профильные ведомства, включая Национальный банк, действуют без стратегии, без тактики, без понимания элементарных вещей? Кто диктует им те или иные решения? Кто заставляет предпринимать те или иные шаги, последствия которых для них остаются тайной за семью печатями? Сорос, то ли персональный, то ли «коллективный»? Международный валютный фонд, который, кстати, поспешил после появления компрометирующих его записей публично поддержать Гончарука?

Вариантов ответа несколько, но все они, увы, ведут за пределы Украины.

Павел Рудяков

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.