Новости

Конфликт в Гайане – виновата только нефть

Не разжигай очаг, Мадуро

Уже почти наверняка между Венесуэлой и Гайаной будет война. Как известно, Венесуэла претендует на западную часть соседней страны, богатую природными ресурсами. Только кажется, что конфликт вокруг провинции Эссекибо, а это больше половины Гайаны, начался внезапно.

Тлеющий очаг войны был весьма давно, но только сейчас перерос из тления в пламя. История противостояния берёт начало ещё в 1814 году, когда переговоры на Венском конгрессе привели к тому, что бывшая голландская колония стала британской. Гайана сейчас в Южной Америке единственная страна, где государственный язык – английский.
 

На тех же переговорах было решено, что спорная территория Гайана-Эссекибо переходит от Венесуэлы к Соединённому Королевству. Земли были неосвоенные, потому уже тогда независимая Венесуэла эту неудачу, как говорится, проглотила.

В силу экономической неразвитости этой территории население со времен колонизации там мало изменилось: значительная часть его относится к индейцам-аравакам, живущих в глухих джунглях. И это может теоретически быть ещё одним обоснованием претензий Венесуэлы.

При этом имеют место и мотивы исторической справедливости: не скажут же в Каракасе прямо, что война идёт за нефть, иначе международное сообщество может и в беспределе обвинить. В Венесуэле же индейцы, в том числе и араваки, смешавшиеся с испанцами, составляют основу населения.

Для основной массы таких метисов родным языком является испанский, но дела это не меняет. Бывший президент Уго Чавес, культовая фигура для современного режима страны, подчёркивал свою индейскую идентичность, хоть и вырос в семье испаноязычных учителей, военное образование тоже, естественно, получил на испанском.
 

Территория чужих претензий

Юридически отчуждение территории Западной Гайаны Великобританией можно запросто признать ничтожным, поскольку Гайана сейчас – независимое государство. Кстати, и жаловаться некуда, поскольку Венского конгресса давно уже нет. А вот в современных инстанциях Венесуэла вполне может доказать свое историческое право на территорию собственных претензий.

Большой интерес представляет позиция США по территориальным спорам. Во время кризиса в отношениях Венесуэлы и Британии в конце XIX века по вопросу территориальных претензий США приняли позицию Венесуэлы, сославшись на небезызвестную доктрину Монро. Но в результате долго продолжавшихся переговоров США фактически сдали Венесуэлу.

Интересно, что к тому моменту уже пошли слухи о войне США с Великобританией, а сама она была ослаблена англо-бурской войной. Такой расклад даже стал основой одного из полуфантастических романов Жюля Верна. Однако на горизонте уже тогда вырисовывался новый противник – коалиция Австро-Венгрии и Германии.

Это было куда хуже. В результате решение по Эссекибо опять было принято не в пользу Венесуэлы. Вялотекущее противостояние Венесуэлы сначала с Великобританией, а потом уже и с независимой Гайаной продолжалось довольно долго, пока не перешло в активную фазу в 1981 году.

Тогда президент Венесуэлы Луис Эррера Кампинс не денонсировал все договоренности о демаркации границы. Тут же венесуэльская армия устроила возле границы с Гайаной учения. В Гайане отреагировали нотой протеста, обвинив Венесуэлу в готовящейся войне.
 

Гайана далее резко критиковала США и Великобританию за события на Фолклендских островах и в Гренаде, поскольку, по мнению её правительства, создавались нездоровые прецеденты, примеру которых может последовать и Венесуэла. В дальнейшем отношения между Гайаной и Венесуэлой улучшились, но теперь всё произошло довольно-таки неожиданно.
 

Сравнение не в пользу

Можно, конечно, предположить, что примерами стали присоединение Россией новых территорий, довольно спорное решение карабахского вопроса и нарастающие претензии Китая на Тайвань. Да вот только поведение властей Венесуэлы резко отличается от перечисленных прецедентов.

Китай всего лишь сосредотачивает силы своего ВМФ вокруг Тайваня, карабахский вопрос решился по соглашению властей Азербайджана и Армении при молчаливом согласии России, присоединение к РФ новых территорий решилось на основе референдумов, проведенных именно на этих территориях.

В Венесуэле поступили крайне оригинально, проведя референдум именно среди населения своей страны. О согласии жителей самой Западной Гайаны никто почему-то в Каракасе не спросил. То есть власти Венесуэлы в стремлении получить новые месторождения нефти и золота поступили в соответствии со школьной и армейской моралью: «Я преобладаю духом над тобой, лохом».

Ну и вернёмся в завершение к позиции США по гайанскому вопросу.

Несмотря на прежние невнятные телодвижения США и претензии Гайаны, сейчас, конечно, в Вашингтоне Гайану будут поддерживать. Но явно не потому, что испытывают симпатии к многонациональному населению страны, да и даже не потому, что Гайана англоязычная.

Присоединение Западной Гайаны к Венесуэле грозит выдворением из богатого нефтью региона американских нефтяных компаний. Такой утраты в руководстве крупнейшей пока ещё экономики в мире точно не потерпят.

Будет ли война США с Венесуэлой?

Скорее всего, нет. Провал операции в Афганистане явно отрезвил американское командование. Да и поставки вооружения Украине обошлись в копеечку, так что вряд ли США будут оказывать Гайане военную помощь.

Есть другой более приемлемый вариант: устроить в Венесуэле цветную революцию, несмотря на то, что первая такая попытка после скоропостижной смерти Уго Чавеса не удалась. Вариант с Гуайдо провалился, да и большую часть оппозиции перед референдумом Мадуро отправил за решетку, но кандидатуры на роль марионеток у американских кукловодов найдутся всегда.

Михаил Викентьев

Тэги: