Новости

Копеечная коммуналка и зарплата: как Донецк живет три года с войной

Уже три года длится военный конфликт на востоке Украины. И если 2014-й стал годом массового переселения жителей неподконтрольных территорий на мирные, то постепенно многие переселенцы вынуждены были вернуться домой, даже несмотря на риск для жизни. Как живется им там сегодня и чем их быт отличается от довоенного? Об этом «Вести» в подробностях расспросили жителей непризнанных «республик».

Мясо дорогое, а хлеб дешевле

«Внешняя преемственность прежней жизни сегодня в Донецке налицо, — говорит Юрий, который живет на подконтрольной Украине территории, но регулярно ездит в ДНР к родственникам. — Супермаркеты и рынки работают. Но если человек, три года не бывавший в Донецке, зайдет в супермаркет, то на полках он увидит совсем другие товары. Хотя часть украинских торговых марок еще представлена».

Еще в 2015-м эти территории перешли из гривневой в рублевую зону. Официального рынка валют там нет, а менялы за 100 грн дают 200 руб. Из этого расчета исходили и мы, переводя рубли в гривны, чтобы показать уровень цен.

«Сегодня на смену крупным супермаркетам у нас пришли частные магазинчики. Цены на многие продукты приблизительно, как у вас, но мясо очень дорогое (см. таблицу)», — рассказывает Юрий.

Дороже на 10% обойдется продуктовая корзина в т. н. ЛНР. «Сегодня у нас среди молочки вкусная белорусская продукция. А вот местная очень слабого качества, — рассказал нам луганский предприниматель Максим Пивоваров. — Цены на батон и хлеб ниже, чем у вас, — 3–6 грн. Украинской водки нет, как и сигарет, зато много белорусской. Сигареты российские и белорусские, мировых брендов нет. Достичь довоенного уровня ассортимента продуктов и товаров мешает то, что не работают банки. Российские производители для внешней экономической деятельности с «республиками» требуют украинские регистрационные документы и оплату через расчетный счет, что для наших предпринимателей зачастую невозможно».

Одеться можно дешево за счет скидок

Одежды в «республиках» сегодня тоже хватает на разный вкус и кошелек. «Есть и недорогие варианты для людей с низким достатком, и для балованных брендовыми и дизайнерскими вещами», — говорит менеджер Ирина из Донецка.

Но многие одеваются со «вторых рук». «Правда, количество секонда существенно сократилось со времен Украины. А вот комиссионки открылись буквально на каждом углу. Цены там приемлемые», — подтверждает Пивоваров. «Выручает, что у нас еще не распродались те, кто закрывает свои точки, и они могут предлагать хорошие вещи по довоенным ценам, — подсказывает луганская пенсионерка Лидия Алексеевна. — Я вот купила натуральные замшевые сапоги на овчине всего за 3000 руб. (1500 грн), за такое качество это дешево».

Все разговоры — о работе

Дороговизну любого товара определяет платежеспособность населения. А тема работы на неподконтрольных территориях сегодня — самая злободневная. «Сегодня в ДНР можно неплохо устроиться на чиновничьи должности в органах власти «республики», — делится наблюдениями Юрий. — Там не такие высокие ставки, как в мирное время, но эта работа дает возможность стабильности. В остальных сферах — большие проблемы. Товарищ у меня ремонтами и стройкой до войны занимался. Теперь, говорит, все настолько ужалось, что заработать невозможно. Также уходят люди и из такси — заказов нет».

«Не уходят, а, скорее, приходят, — невесело усмехается дончанин Игорь. — Я до войны много лет работал в такси. Но с этими событиями мы с женой стали ездить на подконтрольную Украине территорию и возить продукты и хозтовары, сдавать их в торговые точки. Но с ужесточением правил пересечения линии разграничения это оказалось невозможным. Супруга уже год совсем не может найти работу. Распродали из дома все, что можно. А мне пришлось вернуться в такси. Хотя заказов по сравнению с довоенными временами меньше в три-четыре раза. В месяц могу заработать 6000–10 000 руб. (до 5000 грн)».

«Из тех, кто сегодня не бедствует, — перевозчики (от маршруточников на мирные территории до контрабандистов). Оно и понятно — работа связана с большим риском. А также хорошо живут те, кто «помогает» в оформлении документов», — говорит Ирина.

На периферии с работой совсем грустно, даже в некогда крупных промышленных райцентрах. «Очень много предприятий у нас закрылись вообще, — рассказывает Ольга из Харцызска. — На каждую работающую шахту — с десяток неработающих. На предприятиях частые сокращения. В Харцызске периодически работает трубный завод, хотя месяцами дома сидим, но появился заказ — вышли на два-три дня. Платят в эквиваленте до 2000 грн в месяц. А муж работает в Макеевке в трубопроволочной компании, делали для «Норда» (завод холодильников. — Авт.) трубки, теперь заказов нет. И если «Норд» отвоевывают на украинскую сторону, то появляются заказы, а когда он под ДНР — совсем худо... Еще функционируют садики, школы, гороно, пенсионный фонд, УТСЗН, центр занятости. Но там тоже теперь зарплаты меньше, чем раньше. Для тех, кому уж совсем не пристроиться, дают работу на 2500 руб. (1175 грн) в месяц — по уборке и облагораживанию территории. И с голоду не пропасть, и город чистый. Кстати, с чистотой и благоустройством в парках и на улицах действительно стало лучше».

Не лучше ситуация и в т. н. «ЛНР». «Заводы больше простаивают, — говорит пенсионерка из Луганска Лидия Алексеевна. — Сегодня у нас разве что в сфере услуг можно с ходу устроиться».

Также в Луганске, который подвергся военным разрушениям больше, чем Донецк, более востребованы ремонтники. «В настоящее время можно заработать и на ремонтах, и на стройке, — подтверждает Максим Пивоваров. — Потому что люди возвращаются, нужно как-то восстанавливать хозяйство. Кроме того, у нас увеличилось количество ателье по пошиву и ремонту одежды и обуви. Людям выгоднее отремонтировать старые вещи или пошить новую модную одежду, чем купить новую вещь. Открылось много салонов красоты и парикмахерских. По сравнению с прошлыми временами почти нет адвокатских контор и юрфирм — видимо, не пользуются спросом. Нет банков и крупных фирм, где требовались бы менеджеры. Железнодорожного сообщения тоже нет, зато в тренде авто- и грузоперевозки. Но надо быть зарегистрированным в налоговой, иначе — штраф и конфискация транспортного средства. Больницы недоукомплектованы по штату до 30%, но многие врачи работают на две ставки».

В предпринимательстве, по словам собеседника, изменилось все: «Ввели новый налоговый кодекс ЛНР. Отчетность схожая с той, что была до войны, но декларации даже на упрощенке надо сдавать ежемесячно. Преимуществом перед украинской системой, где с января ФЛП платят по 704 грн, является то, что здесь сохранили условие: сдаешь декларацию об отсутствии деятельности за месяц и не платишь налог (ЕСВ)».

"Смешная" коммуналка

Цены на коммуслуги — это то, что сегодня «утешает» жителей непризнанных республик. Повышения за эти три года были, но на фоне тех, что «на большой земле», они незначительны. «У нас семья из четырех человек, проживаем в трехкомнатной квартире. За февраль заплатили 1525 руб. (762,5 грн). А именно: отопление — 900 (450), за 234 киловатта электроэнергии — 163 (81,5), за газ — 24 руб., за пять кубов холодной воды — 98 (49), квартплата — 272 (136), вывоз мусора — 41 (20,5), домофон — 27 (13,5)», — рассказывает Ольга из Харцызска. В Харцызске горячей воды нет, а в Донецке обходится в 35,16 руб. за куб.

Отдельный вопрос — связь, которая сильно ухудшилась с войной. На мобильный порой можно дозвониться в буквальном смысле с десятого раза. Интернет-связь тоже с перебоями. «На территории ДНР поначалу работали все украинские операторы, — вспоминает Ольга из Харцызска. — Первым отошел от дел «Киевстар», недавно перестали отвечать «лайфовые» номера. А теперь под большим вопросом висит связь МТС (Vodafone. — Авт.). Связь подвисает, хотя люди исправно пополняют счета. К слову, все тарифы украинские, оплата идет в гривнях — либо по интернету с действующих карт украинских банков, либо с территории, подконтрольной Украине, либо через местных дельцов за комиссию. Альтернатива украинской связи — новые операторы «Феникс» (в ДНР) и «Лугаком» (ЛНР). Но нам невыгодно менять симки из-за связи с родными «на большой земле».

Жилье подешевело в разы

Если раньше Донецк был одним из самых дорогих городов страны, то война все существенно изменила. Что касается оформления сделок, то жители говорят, что оформляют и по украинским, и по местным «законам».

«Сегодня много посредников, которые берутся решать эти вопросы, — говорит Юрий. — Для интереса я узнавал, сколько стоит моя трехкомнатная, которая находится в прифронтовом поселке Октябрьском. Фирма-посредник с ходу готова была дать за нее $10 тыс. Смешная цена по сравнению с 2013 годом. А аренда вообще часто теперь идет за счет оплаты коммунальных услуг».

«Цены на дома — на порядок меньше, чем в России или в Украине, — говорит Максим Пивоваров из Луганска. — Процесс оформления сделки купли-продажи недвижимости в ЛДНР такой же, как в Украине, только сделка здесь будет считаться действительной, если оформление проводить через местные инстанции и нотариусов, с уплатой госпошлины и платежей в бюджет ЛНР. Для Украины будет действительна сделка, оформленная на украинской территории».

Оставили украинский

Отдельная тема — соцобеспечение. «У меня четверо детей, и власти выплачивают мне пособия, — радуется многодетная дончанка Марина. — На ребенка до года — 1700 руб. в месяц (850 грн). А как многодетной матери также выплачивают по 1000 руб. (500 грн) на ребенка. При рождении ребенка единоразово дают 20 тыс. руб. (10 тыс. грн). Спасает и то, что садики у нас бесплатные. Питание и в садах, и в школах за счет «республики». В школах, правда, еще по 100 руб. в месяц собираем с ребенка, потому что каждый раз что-то нужно в класс: то починить, то купить».

«Незащищенным слоям населения — в том числе пенсионерам, беременным и детям от одного года до трех лет — положена гуманитарная помощь, — рассказывает Ольга. — Правда, в настоящее время эта лавочка почти прикрылась: львиная доля приходилась на Фонд Ахметова, а теперь гуманитарку на блокпостах не пропускают. Благодаря этому и питание в школах было бесплатное. А сегодня там только булочки и сок. Чего в «республике» нет, так это пособия по безработице. Центр занятости только помогает найти работу. Наши «власти» считают, что если кого-то не устраивает то, что ему предлагают, то человек не сильно хочет работать».

В ЛНР тоже лишних денег для населения нет. «Для населения действуют пособия, субсидии, но только если минимальная пенсия, — говорит Лидия Алексеевна. — И гуманитарку дают, но сейчас в основном только для людей с совсем маленькими детьми. Вот, правда, на проезд есть скидка: так, в маршрутке проезд стоит 10 руб. (5 грн), а для пенсионеров — 5 руб. (2,5 грн). Школьники же ездят бесплатно, кроме выходных».

«У нас теперь много чего стало бесплатным, — добавляет Пивоваров. — Все вузы, ПТУ, техникумы в Луганске работают. Обучение везде идет бесплатно. И стипендии получают все, кто учится без троек».

Кстати, все учебные заведения на неподконтрольных территориях переведены на российскую программу обучения. Согласно ей, везде поменяли возрастной ценз, и теперь дети идут в школу только с семи лет, а оценка знаний — пятибалльная. «В старших классах добавилась начальная военная подготовка, — рассказывает Пивоваров. — У детей теперь нет отдельного предмета «История Украины», а есть «Отечественная история», где историю Украины учат как составляющую. А предметы «Украинский язык» и «Украинская литература» оставили».

Оставили украинский 

Организация досуга в «республиках» сегодня — на любой вкус, но с учетом «комендантского часа»: после 22 вечера и до 6 утра по улицам лучше не ходить — и небезопасно, и может задержать патруль.

«Хорошо, хоть мужики теперь после работы спешат домой, а не в бары, а если что — остаемся у друзей ночевать, — смеется харцызянка Ольга. — При этом кафе и баров меньше не стало. Работают и пиццерии, и бургерные, и детские кафе. Удивляюсь: работы мало, а люди сидят по кафешкам. Хотя цены у нас щадящие. Банкет обойдется в 400–1000 рублей (200–500 грн) c человека».

«Ночные клубы в Донецке заново открылись не все, — говорит Юрий. — Но знаменитые «Ганджубас» и «Чикаго» работают. Местная тусовочная «элита», конечно, существенно обновилась. Театры возродились буквально сразу. А кинотеатры начали работать лишь в 2016-м».

«В Донецке в театрах идут постановки как местных актеров, так и гастролирующих (российских)», — говорит Ирина. В Луганске тоже работают и русский драматический, и украинский музыкально-драматический театры (последний переименовали в Театр на Оборонной, но спектакли идут там и сегодня на украинском языке). «А чего вы удивляетесь, у нас это нормально, если что-то идет на украинском», — недоумевает Лидия Алексеевна.

«В кинотеатрах крутят те фильмы, что и в России, — говорит Максим Пивоваров. — Новинки идут с отставанием на месяц. Из певцов редко кто приезжает с концертами, были лишь Чичерина, Песков, Кобзон, «Земляне», «Песняры».

Инфографика "Вестей"

Тэги: