Новости

Красные линии для Зеленского

На протестных митингах на Украине часто звучат слова об измене, капитуляции и порой даже отставке президента. Но пока красная линия не перейдена или не передвинута, они носят скорее превентивный характер, предостерегая власть от опрометчивых шагов, предупреждает автор львовского украиноязычного издания.

Zaxid (Украина): линии разграничения

О власти, воинственном меньшинстве и о диалоге

едавно назначенный советник секретаря совета национальной безопасности и обороны по вопросам реинтеграции и восстановления Донбасса Сергей Сивохо, выступая на форуме в Мариуполе, заявил, что большинство украинцев хочет мира, но воинствующее меньшинство и в дальнейшем диктует поднадоевшую старую политику. Этот недвусмысленный упрек был адресован, прежде всего, тем, кто не поддерживает политического курса президента Владимира Зеленского и выходит на уличные акции под лозунгами «Нет — капитуляции!».

Навстречу «Нормандии»

Представители власти уже успели назвать их проплаченными, а некоторые под давлением общественности были вынуждены извиняться и даже встретиться с митингующими на Банковой, чтобы объяснить им свою позицию относительно мирного урегулирования ситуации на Донбассе. Аргументы президентских советников и самого гаранта не убедили то самое воинственное меньшинство, как его впоследствии окрестил шоумен Сивохо. Ибо сомнения и опасения они так и не развеяли, а просто предложили поверить чуть ли не в политический гений Зеленского, основанный на его стремлении закончить войну и личной искренности. Более того, помощник президента Андрей Ермак назвал своего шефа «одним из лучших лидеров современного мира».

Сам же Зеленский, встречаясь с ветеранами войны (и хорошо, что диалог есть), заверил, что 99% из них — нормальные ребята, но все же есть 1% проплаченных митингующих, о чем ему докладывают спецслужбы. О 95% не проплаченных также заявлял лидер фракции «Слуга народа» Давид Арахамия. А вот его коллега Евгений Шевченко в эфире российского «Первого канала» назвал протестующих радикально настроенными националистами, политика которых заключается во вражде и войне.

Якобы это они срывают мирный план президента. Президента, который ради встречи в нормандском формате, каждый раз идет на уступки. Сначала дает согласие на имплементацию формулы Штайнмайера, которая определяет политическую составляющую Минских соглашений, связанную, прежде всего, с выборами в Донбассе. Потом отводит войска с позиций, которые ранее были завоеваны ценой жизней украинских солдат. На очереди — отвод еще в одном пилотном пункте, а далее — по всей линии разграничения, где в результате таких действий образуется демилитаризованная «серая» зона. Возникает вопрос, что это на самом деле: отвод, двухстороннее разведение сил и средств или очередной «развод» россиян? Ради чего все это? Чтобы просто поговорить с президентом РФ Владимиром Путиным и договориться с ним где-то посередине?

Но даже эта встреча постоянно откладывается, потому что русские выдвигают все новые требования. То «формулу» навязывают, то настаивают на отводе войск. Вот и пресс-секретарь хозяина Кремля Дмитрий Песков на днях заявил, что не знает, состоится ли саммит лидеров в этом году. Скоро истекает срок действия закона об «особом статусе» Донбасса, который из года в год продлевали, однако не имплементировали. В каком виде он теперь будет принят, в «Слуге народа» не знают. Даже не существует его черновика, потому что там считают, что новая редакция должна появиться только по результатам договоренностей нормандской четверки.

Не менее острый вопрос — закон об амнистии и возможное проведение выборов в ОРДЛО под условным контролем ОБСЕ и без миротворцев. Потрясающие результаты президентских и парламентских выборов 2019 года вдохновляют «слуг народа» настолько, что они надеются на успех и на неподконтрольных территориях. Тот же Сивохо в комментарии сайту LB.ua рассказал, а скорее подтвердил, что в ОРДЛО проводились соответствующие социологические исследования и даже там есть люди, готовые идти на местные выборы под флагами «Слуги народа».

Услышать Донбасс

О какой адекватной социологии в условиях российской оккупации может идти речь? Кто ее заказал, санкционировал и провел? Откуда у Зе-команды такая уверенность, что им удастся повторить свой электоральный триумф? И это во времена более пятилетнего срока после захвата, ежедневного промывания мозгов российской пропагандой и отсутствия так называемой институциональной Украины на Донбассе.

«Еще в середине 2000-х годов мне — студенту кафедры социологии — пришлось немного побегать с анкетами в качестве интервьюера. Кстати, как раз по Луганску. Так вот, даже в те спокойные времена многие отказывались общаться. Одни боялись говорить о политике, да еще и „под запись" (ну кто помешает этому мальчику записать на анкете номер квартиры?). Другие подозревали во мне шпиона из налоговой (особенно, когда доходило до вопросов об уровне жизни). Кому-то я, наверное, казался потенциальным квартирным вором и т. д. Короче, опыт был фееричен, хотя и полезен, — отмечает публицист Максим Вихров в заметке на своей странице в Фейсбуке. — А теперь представьте, как все происходит сейчас. Уже пять лет людям рассказывают о происках „киевской хунты" и запугивают, что на подконтрольной территории их могут поймать и посадить. И уже пять лет люди ВИДЯТ, как в „республиках" хватают и садят за решетку людей, симпатизирующих Украине. Причем некоторых — по доносу. И вот тебе на домашний или на мобильный телефон звонит незнакомец (о личном визите я вообще промолчу) и спрашивает о политике… Словом, мне трудно представить, какой там будет уровень отказов или неискренних ответов. Чтобы заручиться доверием, респондентов могут собирать методом снежного кома — то есть по личным рекомендациям тех, кого удалось опросить. Но не следует объяснять, что на выходе мы рискуем получить данные, репрезентативность которых будет под большим вопросом. Такие данные — лучше, чем ничего, но опираться на них при принятии решений уровня СНБО — это клиника».

Наиболее многозначительными для социологических исследований в этой ситуации могут быть разве результаты голосования на подконтрольных Киеву территориях Донецкой и Луганской областей. Именно там, в отличие от большинства регионов, победу одержала «Оппозиционная платформа — За жизнь», набрав 43,41% и 49,83% соответственно. Да и сам Сивохо, баллотируясь по «мажоритарке» на родном Донбассе, набрал 21,73%, уступив выдвиженцам «ОПЗЖ» и «Оппблоку», которые совокупно собрали 70% голосов. Эти цифры должны были бы несколько охладить турборежимный пыл реинтеграторов, ибо итоги гипотетического волеизъявления в ОРДЛО могут их, мягко говоря, неприятно удивить.

На протестных митингах на Украине часто звучат слова об измене, капитуляции и порой даже отставке президента. Но пока красная линия не перейдена или не передвинута, они носят скорее предупредительный характер, предостерегая власть от опрометчивых шагов. Из высоких кабинетов эти акции могут казаться не такими массовыми в масштабах страны — и поэтому в ход идут метафоры о воинственном меньшинстве, которое ослабляет сильного президента и ставит его на растяжку. Но, как свидетельствовала практика, именно позиция активного меньшинства неоднократно становилась определяющей и судьбоносной в истории Украины, несмотря на равнодушное отношение к ней значительной части ее населения.

Если Зеленскому не удастся добиться быстрого мира (а он этого очень хочет), то ему стоит готовиться к длительному сопротивлению российской агрессии. И в этом вопросе его союзником может стать как раз то воинственное меньшинство.

Сергей Шебелист

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.