Новости

Креветки, флот и море – малоизвестные факты о Белоруссии и импортозамещении

После саммита в Сочи сложилось ошибочное впечатление, что белорусско-российский конфликт окончательно ушел из политической плоскости. Это не так: в медиасфере идет настоящая война

Эта война ведется настолько яростно, что даже была озвучена президентом Белоруссии, который собрал главредов своих СМИ на военный совет, намекая, что за ним не заржавеет. Есть и хорошие новости. Из-за закрытости белорусско-российских переговоров только по «джинсе» и можно держать нос по ветру, хоть что-то понимать и даже делать открытия.

Креветка в роли «чукчи»

В 2015 году мы узнали о том, что Белоруссия — экспортер креветок в Россию. Само по себе событие не может удивить тех, кто жил в начале 90-х, потому что они помнят, как Латвия вдруг стала крупнейшим в мире экспортером редкоземельных металлов. Этот анекдот помнят не все, так что «белорусская креветка» показалась смешной. Шутили, пока не дошло до нынешнего конфликта, когда забавные рачки вознамерились уничтожить союз России и Белоруссии. Разумеется, в переносном смысле, но доля правды тут тоже есть. Может, западные санкции и помогли российской экономике, но белорусская дыра явно ломала российский «забор». Это поначалу возмущало, но, копнув глубже, все поняли, что роль Минска далеко не ключевая, а посредническая. Грубо говоря, российский бизнес, чтобы не терять деньги и обойти санкции своего же правительства, договорился с белорусами, дав им возможность иметь от дырки в заборе свою долю.

Так что креветки стали упаковывать в Белоруссии как отечественный продукт, не боящийся пошлин. Над этим тоже сначала посмеялись, а посчитав, прослезились. Зато узнали, что расово правильные белорусские креветки все-таки есть — их таки выращивают в одном из белорусских водохранилищ. Шутка стала фактом. Дальше — больше. Предмет постсоветских анекдотов больше не «чукча», а «белорусская креветка» и «белорусское море» с соответствующим «белорусским флотом». И вы уже понимаете, что здесь не ложь, но намек на то, что все это чистая правда. Потому что есть и белорусские креветки, и белорусское море, и белорусский флот. Последний не только речной. Итак, в последнем номере Forbes (Россия) вышел материал, который сломает многие шаблоны. Выяснилось, что Республика Беларусь владеет правами вылова рыбы в Балтийском и Баренцевом морях. Две белорусские компании ежегодно зарабатывают до 20 млн долларов. Добытую рыбу ценных пород в том числе экспортируют. И кто теперь главный герой анекдота: «чукча», креветка или вы?

Белорусское море

Автор публикации в Forbes (Россия) — Дмитрий Болкунец, эксперт Центра политического анализа и информационной безопасности, cоорганизатор экспертной инициативы «БелоРусский диалог». Запомните это название, к нему мы еще вернемся. А пока важно то, что статья экспертная, то есть заказная. Начинается она со смелого предположения о том, что за закрытыми дверями на переговорах в Сочи Александр Лукашенко «мог» просить у Владимира Путина увеличения квот на вылов рыбы в Балтийском и Баренцевом морях. Кавычки здесь потому, что это вымысел эксперта. Сам Болкунец не был, не присутствовал, не слышал. Но предположил, подменив факт. На этом строится логика: за 2005-2019 годы Беларусь безвозмездно получила квоты на 75 000 тонн рыбы. «Их Москва де-факто дарит Минску, не получая ничего взамен», — заключает эксперт Forbes (Россия).

Теперь разоблачение фокуса. Квоты не новость, потому что «белорусское море» не ровесник «белорусских креветок». Выход к морю для Белоруссии был обеспечен в 2002 году межправительственным соглашением. Минск безвозмездно получил доступ к исключительной экономической зоне в Балтийском и Баренцевом морях. Квоты на добычу и вылов выделяются ежегодно, решение принимает сессия российско-белорусской смешанной комиссии двух стран. Всего за 2005-2019 годы Минск безвозмездно получил право на 75 000 тонн рыбы. И часть улова экспортируется в ЕС. Вылов ведет ООО «СП Росбелрыба», учредителями которого выступают ОАО «Белрыба» (Беларусь) и две российские компании — сельскохозяйственный кооператив «За Родину» и ФГУП «Национальные рыбные ресурсы». В Баренцевом море ловлей рыбы занимается ООО «СП «Союзрыба», учрежденное ООО «Белорусско-германское предприятие «Санта Бремор» и российской ООО «Сити проджект менеджмент». Раньше импорт полностью контролировался государством, а сейчас лицензии формально отменены, контроль ведется через квоты.

При этом для экспертов как-то осталось неводомек, что квоты на рыбк — это не рыба, ее еще надо выловить, переработать, упаковать и продать. А квоты — это просто бумажка с печатью… Ее на прилавок не положишь.

Немного мутной воды

Статья эксперта «БелоРусского диалога» Болкунца не сенсация и не экономический обзор. Прозвучала она именно сейчас потому, что является заказным материалом в контексте информационной войны. Цифры всего лишь добавляют солидности информационной манипуляции: «Беларусь живет за счет халявы». Автор делает ничем не обоснованное предположение, что Лукашенко и Путин говорили о «креветках», а затем развивает мысль о том, что Минск ловит рыбку в мутной воде. То, что Forbes (Россия) напечатал «джинсу», не утверждение, а всего лишь предположение. Но в этом месте очень важно достать кролика из цилиндра. Эксперт Дмитрий Болкунец — cоорганизатор экспертной инициативы «БелоРусский диалог». Точно такое же название с абсолютно идентичной орфографией имеет анонимный телеграмм-канал, который ведет информационную войну, ежедневно сопровождая манипулятивными материалами ход очень сложного и болезненного межгосударственного диалога. По сути разжигает конфликт, толкает его в сторону распада Союзного государства. Имеет ли к нему отношение автор материала в Forbes (Россия)? Безусловно! 12 февраля Тг-канал «БелоРусский диалог» выложил оригинальный пост с таким содержанием и прямой ссылкой на статью Дмитрия Болкунца в Forbes (Россия). Этот пост был растиражирован репостами каналом «Трыкатаж», специализирующемся на антилукашенковских материалах и топом «телеги», знаменитым каналом «НЕЗЫГАРЬ», который имеет собственную ферму каналов-спутников. И "Трыкатаж", и "Незыгарь", и "БелоРусский диалог" — активные участники информационной войны против лично Лукашенко, а также переговорного процесса.

Пропаганда открытая, весьма агрессивная, выражений не выбирают. Не знаю, обсуждали или нет за закрытыми дверями Путин и Лукашенко квоты на вылов рыбки, но о «мутной воде» говорили точно. Именно на эти каналы Бацька жалуется российскому коллеге в перерывах между игрой в хоккей. На что получает ответ, что в России свобода прессы. Так оно и есть. Тг-каналы штука специфическая, в цехах заводов и в полях агрофирм ими не особо зачитываются, да и бородатые «хипстеры» не по этой теме. Но в мишень тролли попадают без промаха, мишень публично нервничает, жалуется, что не оставляет ей никаких надежд. Троллинг будет продолжен паки и паки. К сожалению, те, кто этим занимается, как обычно, стреляют в мишень, а убивают Союзное государство — Бог им судья.

Но есть нюансы

Это лирическое конспирологическое отступление «архиважно»: за ним стоит информационная война, разрушающая братство и добрососедство Белоруссии и России. Но факты приведены верно. Белоруссия и правда ловит рыбу в российских водах. Безвозмездно, то есть даром. Так договорились. И про креветки правда. Есть и еще факты. Вот это пресловутое «импортозамещение», которое, по словам российского руководства, растет и оздоровляет экономику благодаря санкциям Запада, на самом деле объективно подрывает союзную интеграцию. Создает дополнительные барьеры на евразийском рынке. В частности, Минском это рассматривается как шаги, направленные против белорусских производителей.

Опасения понятны: белорусы остерегаются, что их «импортозаместят». Но есть и другая сторона вопроса. Вот эти самые белорусские «креветки» в самом широком смысле. Замминистра экономики РБ Юрий Чеботарь признался, что около 40% производства в Белоруссии приходится на долю импортозамещающих направлений. В денежном объёме оно оценивается в 20 млрд долларов. «Главное отличие между белорусским и российским импортозамещением в том, что белорусское началось значительно раньше», — замечает Тг-канал «СОНАР-2050», относящийся, кстати, к числу друзей Союзного государства. Ибо не все в «телеге» враги.

Авторы нашли это интервью белорусского чиновника и правильно поняли информацию, которую он озвучил. По словам Чеботаря, импортозамещение Минск начал еще в 2012 году, тогда как в России к этому делу приступили в 2016-м, запоздало реагируя на западные санкции. Кроме того, пишет «СОНАР-2025», импортозамещение в РБ является системным: власть анализирует спрос со стороны белорусов и корректирует предложение, заменяя импортные товарные позиции белорусскими аналогами. Для импортозамещения отбираются товарные позиции, импорт по которым превышает 1 млн долларов США в год. Из 2000 около 780 находятся в группе товаров для потенциального замещения. Остальные уже в работе, по ним определены планы в части импортозамещения. При этом никакой критики данного процесса со стороны России не было: и власть, и эксперты белорусское импортозамещение воспринимали спокойно. Можно предположить, что эта тема для экспертного сообщества России — terra incognita. При этом импортозамещение в Белоруссии — государственная политика, стратегическая задача, обязательная для директоров и председателей, за реализацию которой они имеют и кнут и пряник. Но что хорошо директору завода — Союзному государству не на пользу. Но в Кремле этого вообще не замечают, потому что не хотят трогать белорусский «суверенитет».

Да рынок больше не особо интересен: что рентабельно, давно принадлежит России. Доля же продаж белорусской импортозамещающей продукции составляет 50%. И Москва покупает, помогая союзнику. Но теперь, когда читатель знает про «белорусское море» и его обитателей всё, важно закончить хеппи-эндом: в идеале нужно искать пути интеграции здесь и сейчас. Помочь друг другу с импортозамещением — это будет хорошо и на вид красиво. 

Максим Максимов