Новости

Крым – не российский, не украинский, а турецкий?

В Киеве 23 августа состоялся саммит «Крымской платформы», заявленный организаторами как международная площадка для обсуждения способов «возвращения» Крыма Украине. Стоит отметить: несмотря на то, что украинские власти целый год готовили мероприятие, используя все свои лоббистские возможности для привлечения на него как можно большего числа мировых лидеров, последние в массе своей его проигнорировали, что вкупе с самим фактом отсутствия предмета для обсуждения заставило экспертов говорить о провале саммита.

Виной тому на Украине поспешили назвать события в Афганистане, «перебившие» международную информационную повестку, однако истина, скорее всего, в том, что Западу ритуальные пояски Киева вокруг утраченного полуострова просто неинтересны.

Тем не менее некоторые лидеры все же посетили мероприятие или же высказали ему особо горячую поддержку. Одним из них стал турецкий президент Тайип Реджеп Эрдоган, который хотя лично на форум и не приехал, но неоднократно подчеркивал, что Анкара поддерживала «Крымскую платформу» с первых дней инициирования саммита и в дальнейшем также будет поддерживать эту работу.

О том, что у Турции всегда была четкая позиция по «крымскому вопросу», говорил на саммите и посетивший его глава МИД этой страны Мевлют Чавушоглу. Ничего нового он не сказал. Банальные и предсказуемые заявления о том, что «Крымская платформа» сыграет важную роль в «возвращении» Крыма, о том, что Турция никогда не признавала и не будет признавать «незаконную оккупацию Крыма Россией» и вместе с другими странами-партнерами готова отстаивать целостность Украины и участвовать в различных саммитах…

Да, позиция Анкары действительно известна давно, турецкие чиновники не перестают ее подчеркивать на каждом шагу. Турция – одна из немногих стран, которая публично отстаивает «территориальную целостность» Украины едва ли не с большим рвением, чем сама Украина. Эрдоган даже как-то в ходе визита в эту страну публично произносил приветствие украинских нацистов.

Однако что на самом деле скрывается за столь подозрительным рвением помочь Киеву с Крымом? Действительно ли турки мечтают «вернуть» полуостров именно Украине?

Тут стоит еще раз внимательно послушать речь Чавушоглу на «Крымской платформе», которую он назвал важной также с точки зрения защиты интересов крымских татар. «В Украине проживает большая татарская община, а на территории Турции – миллионы представителей татарской диаспоры... Благодарим президента Украины Зеленского за инициативу, касающуюся признания крымских татар коренным народом Украины», – заявил он.

Может, именно тут содержаться ключевые слова? Может, не об интересах Украины так переживают в Анкаре, а об интересах крымских татар, а если точнее – о своих собственных интересах?

Это совершенно очевидно. Другой вопрос, что чиновник такого уровня должен упомянуть о них после слова «также», показав стране-хозяйке саммита, что главное это все же ее территориальная целостность. Но в том, что Чавушоглу и впрямь так думает, возникают сомнения.

Во всяком случае, совершенно точно, что так не думают многие в Турции. На днях газета Türkiye опубликовала статью о выступлении Чавушоглу на саммите, «дополнив» слова министра мнением о том, что полуостров не принадлежит ни России, ни Украине. Автор материала прямым текстом заявила: «Мы говорим: "Крым принадлежит татарам-тюркам "».

Тут, конечно, возникает масса вопросов: каким таким «татарам-тюркам»? Понятно, что речь о крымских татарах. Но с какой стати Крым должен принадлежать им, да и вообще какому-то одному из многочисленных народов, населяющих полуостров? Вообще-то крымских татар всего чуть больше 10% населения, даже меньше, чем украинцев, не говоря уже о русских, которые составляют устойчивое большинство. Если даже разбираться в истории, кто коренной, а кто нет – гораздо раньше там жили тавры, скифы, сарматы, те же греки…

Ну и, наконец, Крым может принадлежать государству, а не какому-то народу, тем более не имеющему собственной отдельной государственности. А государство – это или Россия, или Украина. Или все же – Турция? Не на это ли намекает обозреватель Türkiye?

Тут стоит напомнить немного истории. После многочисленных русско-турецких войн, согласно Кючук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 года, османы официально отказались от претензий на полуостров, однако сохраняли влияние на Крымское ханство, окончательно ликвидированное после вхождения Крыма в состав Российской империи в 1783 году. Существует легенда, согласно которой Турция некогда согласилась на передачу Крыма России, однако тот не мог впредь объявить независимость или войти в состав другого государства, в противном случае контроль над полуостровом должен был вернуться к туркам.

Как бы то ни было, все это дела давно минувших дней, и договоры того времени не имеют никакой юридической силы, тем более учитывая, что их подписантов — Османской и Российской империй –  давно не существует в природе. Поэтому в 1991-м, когда Украина отделилась вместе с Крымом, никто ни в Москве, ни в Анкаре по этому поводу не возражал.

Тем не менее очевидно, что турецкие радикально настроенные политики все эти годы думали о возможности «возвращения» Крыма в состав Турции, равно как и о возвращении других земель, некогда принадлежавших Порте, в том числе на просторах бывшего СССР. А во внешнеполитическом курсе Реджепа Эрдогана соединились три вектора: неоосманизм, панисламизм и пантюркизм. Последний предполагает интеграцию с землями, населенными тюрками, даже теми, которые никогда не были частью Османской империи.

Все эти годы турки активно работали по всем трем направлениям, поддерживая «своих» в указанных странах. И надо отметить, что наибольшего успеха эта политика достигла в Азербайджане, где был провозглашен принцип «одна нация – два государства», и в свое время в Крыму.

На полуострове успех этой работы был во многом обусловлен отсутствием препятствий со стороны Киева, который больше боялся русского сепаратизма и сам охотно в противовес ему развивал сепаратизм крымских татар на радость Турции, которая активно помогала процессу деньгами, оказывала националистам и религиозным экстремистам всяческую поддержку при полном молчании Москвы, которая предпочитала не вмешиваться в дела соседей, полностью игнорируя «крымский вопрос» до самого 2014 года.

Если бы Украина распалась в 2014-м, а Россия не заявила никаких претензий на Крым, скорее всего, Турция бы их заявила, выждав определенную паузу. Но получилось по-другому, и полуостров ушел России, что, очевидно, многим политикам в Турции не нравится только потому, что они понимают: Россия – не Украина и у неё требовать Крым уж точно бессмысленно.

Формально поддержка Киева, конечно, обосновывалась признанием «территориальной целостности» Украины, но смешно, когда о территориальной целостности рассуждает страна, оккупировавшая Северный Кипр и создавшая там собственное никем не признанное государство.

Надо понимать, что вопрос Крыма – это вопрос российско-турецкой повестки, и он давно вышел за пределы повестки украинской, о чем пока еще умалчивают турецкие лидеры, но не стесняются говорить радикалы.

Да, вслух ни глава МИД, ни тем более президент Турции не скажут о том, что плевать они хотели на Украину, что у них в Крыму собственные интересы. Но есть такая пословица: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. А на языке у «пьяного» (у турецких радикалов, которые могут позволить себе не сдерживаться в выражениях) то, что Крым – не российский, не украинский, а турецкий. Ну или тюркский, а принадлежать к «тюркскому мру» или «великому Турану» по факту означает быть вассалом Турции.

И заявление в Türkiye, надо напомнить, далеко не первое в этом ряду. Буквально в конце прошлого года та же газета, комментируя слова главы Крыма Сергея Аксёнова о том, что вопрос об «аннексии» полуострова – это «старая и всем уже надоевшая песня», писала, что «Крым – это вечная песня тюркского народа, и однажды мы все вместе споём её».

Опять же, подкопаться вроде не к чему, никто не говорит прямым текстом, что Крым принадлежит Турции и надо, мол, отобрать его у России. Но именно это читается в данных заявлениях. И недальновидно закрывать глаза на то, что это полумаргинальная национал-патриотическая газетенка, которая, мол, никак не влияет на политику страны. Что у трезвого на уме, у пьяного на языке, помните, да?

В той же статье, кстати, автор много рассуждает о пантюркистском единстве, сетует, что Казахстан и Киргизия не поддержали антироссийскую резолюцию ГА ООН по Крыму.

Напоминая о концепции «великого Турана», газета пишет: «Что бы ни сделала Турция, будь то чтение стихотворения устами Эрдогана или заявление о непризнании Крыма, – все сразу вспоминают об Османской империи», что, по мнению автора, это предмет для гордости, ибо мысль об империи должна внушать страх. «Для Эрдогана нет принципов, друзей, врагов. Есть только интересы Турции, которую он желает снова превратить в великую Османскую империю» – вот прямо так, прямым текстом.

Повторю, можно, сколько угодно отмахиваться, мол, Эрдоган и Чавушоглу такого не говорили. И не скажут. Но официальная позиция Анкары по сути не противоречит мечтаниям радикалов. Ведь в основе ее – непризнание Крыма частью России. И эта позиция откровенно враждебна для РФ, ибо сопряжена с угрозой территориальной целостности нашей страны. И тем более странно, что страну, её занимающую, в Москве считают нашим партнером.

Эту позицию пресс-секретарь президента Дмитрий Песков деликатно называет «абсолютно неверной». В то время как она абсолютно враждебная и несовместимая со статусом партнера. Сегодня этим «партнером» открыто оспаривается территориальная целостность нашей страны в отношении Крыма. А завтра? В отношении Кавказа, Поволжья и Сибири?

Так стоит ли Москве ждать, пока антироссийская пропаганда перекочует со станиц националистических газет в уста политиков? Может, пришло уже время без лишней и вредной деликатности четко обозначить «партнеру» те границы, за которые переходить нельзя?

Дмитрий Родионов