Новости

Кто построит четыре АЭС для Ирана? Атомный шантаж бывает разным

В первые дни февраля стало известно, что в иранском центральном городе Исфахан началось строительство фундамента для собственного ядерного реактора. Об этом сообщил глава Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Мохаммад Эслами.

Реактор мощностью 10 мегаватт (МВт) не промышленный, а исследовательский, и он станет уже четвёртым ядерным реактором Ирана в регионе. Это первая реальная стройка на новом этапе реализации известной иранской атомной программы, ставшей едва ли не главной причиной разрыва ядерной сделки и введения западных санкций против Исламской республики.

Сообщение о начале строительных работ, к которым не обязательно привлекать зарубежные фирмы, опасающиеся противодействия США и их союзников, совпало сразу с двумя важными новостями из атомной сферы. И главной из них стало сообщение о том, что президент Ирана Эбрахим Раиси во время своей рабочей поездки отдал команду начать строительство новой атомной электростанции на юге страны.
 

Строительство новой АЭС «Сирик» начато в провинции Хормозган, и она рассчитана на мощность в 5 000 МВт, которую дадут четыре блока по 1 250 МВт. Каждый из них превосходит мощность энергоблока действующей АЭС «Бушер», построенной с участием российских специалистов, в 1 000 МВт.

Планы строительства сразу четырёх энергоблоков стали причиной целой серии публикаций о том, что Иран наметил строительство и ввод в строй сразу 4 новых АЭС. Между тем с октября минувшего года в стране уже идут завершающие работы по возведению фундамента под реактор для второй иранской АЭС «Карун». По данным Организации по атомной энергии Ирана (AEOI), объём инвестиций в проект – 1,5–2 млрд долларов США.
 

АЭС «Карун» мощностью 300 МВт строится на берегу одноимённой реки в юго-западной провинции Хузестан, примерно 70 км к югу от города-миллионника Ахваз. Станция, строительство которой многократно откладывалось, станет только второй в Иране после АЭС «Бушер».

Точной информации о сроках реализации нового амбициозного проекта третьей по счёту иранской АЭС «Сирик» ещё не поступало, но, учитывая, насколько сложным и продолжительным оказалось строительство АЭС «Бушер», быстрого прорыва ожидать вряд ли стоит.

Не раскрывается пока даже информация, по какому проекту будет строиться новая станция. Напомним, что АЭС «Бушер» мощностью 1 000 МВт остаётся единственной функционирующей АЭС в Иране.
 

Она расположена на берегу Персидского залива в 1 200 км к югу от Тегерана. Строительство АЭС начинала в 1975 году немецкая компания Kraftwerk Union AG из Германии – совместное предприятие всемогущей Siemens AG и AEG-Telefunken.

Однако Kraftwerk свернул все работы сразу после исламской революции 1979 года. Станцию достроили специалисты российского «Атомстройэкспорта», пустившие в ход первый энергоблок в 2011 году. Официально АЭС «Бушер» передали Ирану в промышленную эксплуатацию в 2013 году.

Специалисты «Ростатома» отказываются сообщать, имеются ли в распоряжении Ирана хотя бы предварительные проектные решения по АЭС «Сирик». Однако того факта, что определённые работы в этом направлении в России велись, никто не отрицает.

В связи с этим нельзя пока с какой-то определённостью говорить о том, кто же будет строить АЭС «Сирик». Известно, что свои услуги, помимо российской атомной корпорации, Ирану предлагал Китай, интерес к проекту не скрывала и Франция.

Впрочем, французские атомщики вряд ли рискнут пойти на прямое нарушение табу, связанного с прекращением действия ядерной сделки – то есть Совместного всеобъемлющего плана действий СВПД. Также не сообщается, будет ли Иран возводить АЭС за счёт собственных мощностей или с привлечением иностранных компаний.

Иран не без оснований рассчитывал вернуться в ядерную сделку, не раз заявляя, что она могла бы способствовать более активной реализации именно мирной части многолетней атомной программы страны. Известно, что в соответствии с этой программой доля атомной энергетики в выработке электроэнергии в Иране определена в размере 20 тысяч МВт.

Из Тегерана не раз звучали предупреждения о том, что имеющиеся в Исламской республике технологии позволяют вести опережающими темпами обогащение урана вплоть до уровней, необходимых для создания ядерного оружия. Однако официальная позиция Тегерана такова – Иран больше заинтересован в прогрессе по линии мирного атома.
 

В связи этим обращают на себя внимание данные по исследовательскому реактору в Исфахане, которые привёл Мохаммад Эслами. По его словам, «процесс проектирования и строительства реакторов требует детальных исследований, подготовки и изготовления оборудования». Сам же исследовательский реактор строится с целью создания мощного источника нейтронов с высоким потоком нейтронов для различных применений.

Характерно, что даже в МАГАТЭ работы в центре ядерных исследований в Исфахане не вызывают беспокойства. В агентстве его назвали одним из объектов, предназначенных для целей обучения специалистов атомной отрасли, добавив, что Иран использует центр для оказания помощи иранским академическим центрам.

В то же время информационную активность Ирана в атомной сфере можно считать своеобразным ответом на публикацию доклада Института науки и международной безопасности (ISIS). Это вторая важнейшая новость последних дней не только для возвращения к реализации СВПД, но и для всей атомной отрасли.

В докладе ISIS утверждается, что «атомная угроза» от Тегерана выросла, причём серьёзно и по всем направлениям. Если до публикации из 180 пунктов, по которым отслеживается пресловутая угроза, Иран что-то делал не так по 140, то теперь – уже по 151.

С конкретикой всё сложнее, хотя как иначе, чем «прямую угрозу», оценить тот факт, что Иран не соблюдает некие условия СВПД и все менее охотно допускает контролёров из МАГАТЭ и того же ISIS. Более того, иранские атомщики, видите ли, вплотную взялись за развитие «чувствительной ядерной деятельности».

Понятно, что речь идёт о технологиях, приближающих Иран к созданию оружейного урана, то есть – о всё более глубоком его обогащении. Но технологии неглубокого – для тепловыделяющих сборок АЭС и очень глубокого обогащения вообще-то кардинально не различаются.

Всё те же центрифуги, но вот исходное сырьё различается, и кардинально, ведь к каждой следующей стадии надо непременно идти последовательно. Шаг за шагом, соблюдая почти абсолютную чистоту рабочих материалов, начиная с воды и кончая собственно ураном, обычно – его гексафторидом.

Ирану в который раз пеняют за то, что у него всё выше общий ядерный потенциал. Но это вообще-то неудивительно при наличии ряда заводов, которые не удаётся рассекретить ни специалистам МАГАТЭ, ни американской разведке. Вот если вернётся сделка, тогда Тегеран, быть может, что-то и рассекретит.

Иран уже не первый год стремится показать, что он на пороге у входа в ядерный клуб, но пока в столице Исламской республики предпочитают как можно более активно пиарить свой «мирный атом». Новые реакторы и новые АЭС. И считайте, сколько их там было, есть и будет.

Алексей Подымов, Роман Мамчиц