Новости

Латвия-Россия: неприкосновенный транзит

Кто крайний?

В Латвии немало желающих конкурировать с Польшей в качестве форпоста антироссийской политики Запада, или же в роли «Последней собаки Антанты». Как минимум, в официальной Риге уже решили как можно прочнее «охватить» транзит российского зерна на экспорт.

Зато под давлением Брюсселя Рига на днях ввела запрет на ввоз российской сельхозпродукции. Хотя это приведёт, по оценкам латвийского бизнеса, к весомым убыткам для страны. Но её власти всерьёз рассчитывают, что доходы от транзита зерновых компенсируют такие убытки…

Сейм Латвии в конце февраля утвердил в окончательном чтении поправки к Закону «О сельском хозяйстве и развитии сельских территорий», запрещающие импорт сельскохозяйственной продукции из России. Точнее, ввоз в Латвию российской сельхозпродукции, включая кормовую, запрещается и из третьих стран. Запрет будет действовать до 1 июля 2025 года включительно и может быть продлён.
 

Статистика не врёт и не лукавит

Между тем в прошлом году импорт зерновых продуктов из РФ, по официальным латвийским данным, составил 424 тыс. тонн, что рекордно – почти на 60 % больше, чем в 2022 году. То есть из РФ поступило 295 тыс. тонн кукурузы, 75 тыс. тонн пшеницы, 53 тыс. т ржи. Причём ввоз кукурузы возрос вдвое, а ржи – более чем на 60 %.

Точнее, Латвия заняла второе место в ЕС – после Испании – по зерновому импорту из России. Российские же поставки обеспечивают – отнюдь не первый год – не менее половины внутреннего спроса Латвии на зерновую продукцию.

В то же время транзит российских зерновых на экспорт через латвийские железные дороги и порты Рига не будет запрещать. Как заявил на днях министр земледелия Латвии Армандс Краузе, зерновые и другие сельхозгрузы из России не будет разрешено ввозить в Латвию,
 

«но мы не имеем права ограничивать возможности компаний других стран ЕС транспортировать российское зерно через Латвию в свои и другие пункты назначения.»

По прогнозам министра, в случае запрета на перевалку в Латвии зерновых из РФ – их объём в текущем году оценивается латвийской стороной в 4 млн тонн – доходы портов сократятся на 60 млн евро, а железных дорог – до 45 млн евро. Как говорится, себе дороже…
 

Вспомним всё

Напомним в этой связи, что крупные зерновые терминалы на Балтике в советский период были созданы именно в «братской» Прибалтике. Более того: порты Латвии, Литвы и Эстонии с начала 70-х получили право самостоятельно распоряжаться до 80 % ежегодных доходов от транзита советских внешнеторговых грузов.

Характерно, что почти на таких же тепличных условиях работали в те годы и порты Азербайджана, Грузии, Украины. Хотя там эта планка была всё же поменьше – 60-70 %. Таких льгот не имел ни один морской порт РСФСР…
 

Между тем только в прошлом году доходы Латвии от транзита этой российской продукции почти достигли 100 млн долл. Чем это не подспорье для латвийского госбюджета, для железнодорожных и портовых доходов Латвии? Тем более что транзит через Латвию всех других внешнеторговых грузов РФ только за 2023 г. упал более чем на 60 %, в том числе нефти и нефтепродуктов – почти на 90 %, химудобрений – на 70 %.

А ведь с 1990-х до начала 2010-х именно российский транзит обеспечивал от 15 до 20 % ежегодных доходов латвийского госбюджета, свыше половины суммарного грузооборота портов и железных дорог Латвии. Так что сохранить транзит российских зерновых – самое время…

Тем временем латвийский бизнес, судя по его реляциям в правительство и комментариям в местных СМИ, вторит министру. Опасаясь, что запрет транзита российского зерна нанесёт весомый ущерб экономике страны.
 

Никто не крайний

За счёт лишь местных грузов портовую и железнодорожную инфраструктуру уже невозможно поддерживать. Поскольку только в прошлом году в Латвии, ввиду резкого сокращения российского (и белорусского) транзита, грузооборот портов упал на 20 %.

При этом грузоперевозки по железной дороге рухнули почти на треть. В этой связи вполне конкретен Владислав Шафранский, глава правления «Ventspils Grain Terminal» в латвийском порту Вентспилс. Напомним, что это один из крупнейших на Балтике зерноэкспортных терминалов.

Шафранский твердит:
 

«Лучше пусть мы, Латвия, заработаем транзитные деньги.»

Тем более что через порты Латвии
 

«российское зерно перенаправляется в том числе и в страны Центральной Африки.»

Не останутся ли именно латыши при таком раскладе крайними?

Ведь, соответственно, в Латвии планируют снижать железнодорожные и портовые тарифы для российских зерновых, увеличивать перевалочные мощности в портах. Словом, очевидно, что налицо яркое зерновое лицедейство Риги. Но вот вопрос – согласятся ли в России и впредь дотировать латвийскую экономику зерновым транзитом?..

Алексей Чичкин