Новости

ЛЕВЫЕ: ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ ИЛИ НАДЕЖДА НА БУДУЩЕЕ?

«Будем откровенны: чтобы вновь завладеть сердцами и голосами избирателей,

мы должны отказаться от либерализма», – сказал Ян Бросса

Простой народ, интересы которого должны защищать левые, предпочитает игнорировать выборы или голосовать за «Национальное объединение». И даже само слово «левые» уже не выглядит привлекательным для избирателей. Значит ли это, что левому движению пришёл конец? Или оно ещё способно на изменения ради возрождения?

А ведь прошло всего семь лет с тех пор, как на площади Бастилии – да и на площадях многих городов Франции – праздновали победу левых после прихода к власти Франсуа Олланда. Что же привело левых к нынешней плачевной ситуации? Конечно, во многом виноват сам Олланд, который на протяжении пяти лет предавал левые идеи. Но итоги недавних выборов в Европарламент дают повод к ещё более пессимистичным выводам: простой народ бойкотирует выборы, значительная часть молодёжи отказывается от участия в политической жизни, политики не в состоянии найти выход из социального кризиса – а вместо этого людям предлагается искусственная альтернатива между либералами и националистами.

 

 

Кризис французской левой

Итоги европейских выборов во Франции заставляют задуматься о будущем левых партий. Причины их поражения многочисленны и порой носят экономический характер, а перспективы весьма туманны – тем более что голосованию предшествовали полугодовые выступления «жёлтых жилетов», которые выступали по ряду принципиальных вопросов с демократических и социальных позиций. Приходится признать, что в день выборов народное недовольство выразилось либо в отказе прийти на избирательный участок, либо в голосовании за «Национальное объединение».

Общий избирательный рейтинг всех партий, причисляющих себя к левому политическому спектру, достиг исторического минимума – за них проголосовали всего 31% французов. К тому же партия «Европа Экология Зелёные», список которой возглавил Янник Жадо, позиционировала себя как объединение, которое не относится ни к левым, ни к правым. В Европейском парламенте зелёные могут примкнуть к либералам – и, вероятно, войдут в коалицию большинства в Брюсселе, игнорируя левых. «Мы должны предложить реальную альтернативу, чтобы получить полномочия и воспользоваться ими, – заявил Янник Жадо на следующий день после выборов. – Экология становится одной из центральных тем европейской политики, во всяком случае, в странах-основательницах ЕС».

Представители «Зелёных» и раньше нередко переходили от левых к либерально-центристским позициям, но по-прежнему остаётся без ответа вопрос – можно ли считать, что традиционным левым партиям пришёл конец? «Левое движение во Франции живо, – уверен лидер совместного избирательного списка партии социалистов и объединения «Общественное пространство» Рафаэль Глюксманн. – И завтра нам надо, засучив рукава, приниматься за работу по объединению левых сил». Ян Бросса, лидер избирательного списка Французской коммунистической партии, которой, несмотря на блестяще проведённую кампанию, удалось набрать лишь 2,49% голосов, полагает: «левые ослаблены, и нужно всё перестраивать». Но на какой основе должна пройти эта перестройка? «Я глубоко убеждён в том, что добиться успеха можно лишь сдержав личные амбиции, проводя совместную работу на основе взаимного уважения и не перетягивая одеяло на себя», – говорит об этом Бросса.

Справедливости ради следует сказать, что морального права назваться единоличным лидером не имеет никто: ни социалисты, которые получили ещё меньшую поддержку, чем в 2017 году, ни представители «Непокорённой Франции», которая в последнее время явно сбавила обороты и набрала всего 6,3 % (столько же получил в 2014 году «Левый фронт», объединявший коммунистов и «Партию левых»). Тем более что предложение о создании народной федерации, выдвинутое Жан-Люком Меланшоном накануне выборов, не встретило заинтересованного отклика.

Что же касается движения «Generation.s», которое поддержали 3,3 % избирателей, оно также не отправит своих представителей в Страсбург – и, похоже, не может считаться альтернативой социалистам и «Непокорённым» на левом фланге. В этих условиях политической раздробленности депутат от ФКП Эльза Фосийон и пре Клемантин Отен от «Непокорённых» обратились с призывом устроить «большой взрыв» в стане леворадикалов – и под ним уже поставили подписи сотни известных деятелей. Они рассчитывают придать этой инициативе широкий размах и обеспечить широкое объединение левых, социальных и экологических активистов – на основе «точек соприкосновения между идеями левых и защитников природы».

В интервью журналу «Regards» Оливье Безансно упомянул об этих задачах – полагая, что они имеют важнейшее значение для левых. Прежде всего, он обратил внимание на смысл самого этого политического определения: «термин «левые» наполнен определённым историческим содержанием. Но это понятие было дискредитировано политической деятельностью левых, которые, в сущности, реализовывали идеи правых». Особое внимание Безансено уделил идее левого единства: «внесение совместных предложений – это очень правильный шаг, и неважно, кто эти предложения выдвигает. Правы, несомненно, те, кто утверждает, что нам нужно учиться разговаривать, дискутировать друг с другом. Но нужно делать это на основе той или иной практической деятельности, а потому требуется постоянная координация усилий». Практическая деятельность, местные условия, конкретика – вот с чего действительно надо начинать.

 

 

Опасность раскола

Акции и манифестации в защиту климата и поддержку организаций государственного сектора, забастовки и волнения в школах и больницах, выступления портовых рабочих, протестующих против торговли оружием, – в разных сферах общественной жизни найдётся немало примеров, которые постоянно доказывают актуальность и ценность левых идей.

При этом левые, похоже, не смогли достучаться до избирателей, голосовавших 26 мая. В одном из своих постов в Интернете депутат от ФКП Эльза Фосийон пишет: «социально активные граждане имеют возможность выбора в выражении своей позиции, а на избирательных участках им выбирать практически не из чего. Вся проблема состоит именно в этих расхождениях». Клемантин Отен утверждает, что левые политические силы должны быть «открыты диалогу с обществом, гражданами, профсоюзами, интеллигенцией и общественными объединениями». Бенуа Амон ждёт проявления «инициативы со стороны политических, общественных и гражданских движений, которые хотят преобразовать левую часть политического спектра». Генеральный секретарь Социалистической партии Оливье Фор в интервью газете «Le Monde» призвал к «созданию структуры, которая объединила бы левых и экологов», отметив, что «разрозненные левые слабы, но если бы они объединились, то стали бы крупнейшей во Франции политической силой». Впрочем, это очень сомнительно – мало того, что механическое объединение разнородных партий едва ли привлечёт избирателя, остаётся нерешённым вопрос о политической линии и идеологии такого движения.

В связи с этим нельзя не отметить поразительный факт: в свое время возвращение на политическую арену Испанской социалистической рабочей партии и Португальской социалистической партии стало возможным благодаря повороту их политического курса влево после многих лет социал-либерального отступничества. «Будем откровенны: чтобы вновь завладеть сердцами и голосами избирателей, мы должны отказаться от либерализма», – сказал Ян Бросса. Аналогичную мысль высказал Орельен Бернье, писатель, бывший представитель движения Attac, член объединения «Вторая глава» («Chapitre  2») и один из авторов коллективной монографии «Европейский союз – испытание для левых». «Судить нужно по программе и по предложениям» – говорит этот левый активист. По его мнению, левые должны руководствоваться «одним основополагающим принципом: защита бедных слоёв населения от привилегированных. Нужно отстаивать и утверждать этот принцип. Следует провести чёткую грань и отделиться от идеологии социал-демократов, которые не придерживаются этого принципа. Дебаты по существу, по программе должны превалировать над дискуссиями стратегического характера. Отношение к Евросоюзу, противодействие крупным финансовым силам, вопрос о национализации – определиться с этим гораздо важнее, чем обсуждать, стоит ли впадать в популизм или гордиться принадлежностью к левым».

Между чем и чем выбирать?

Выбор между популистской стратегией и традиционным размежеванием «правые/левые» – один из ключевых вопросов текущей повестки. Тем более, что с недавних пор движение «Вперёд, Республика!» явно тяготеет к правым. И пока «Непокорённые» балансируют между этими двумя стратегиями, тенденция размывания левой идеологии затронула их союзников в Европе – таких, как партия «Podemos», набравшая в Испании 11% голосов. «Опираться на ограниченный контингент людей, причисляющих себя к сторонникам левых, недальновидно», – считает представитель этого движения Ракель Гарридо. Депутат от «Непокорённых» Клемантин Отен утверждает: «приёмы популистской стратегии, противопоставление «их» и «нас» доказали свою несостоятельность». «Нужно стать более открытыми, ведь всё происходит там, в большом мире. Левые – это люди, которые помогают мигрантам, это сотрудники больниц, вынужденные бороться за свои права, это молодёжь из спальных районов...» – пишет она на страницах газеты «Libération».

Автор книги «Левые в XXI веке» Кристоф Агитон тоже рассуждает на эту тему в интервью газете «Le Monde»: «Левое движение не исчезло… Разногласия между левыми существовали задолго до выборов в Европарламент». При этом Агитон признаёт: «причислять себя к левым после пятилетнего правления Олланда стало сложнее». Впрочем, оставляя за скобками вопрос о разграничении левых и правых и о стратегии популизма, он отмечает: «назрела ощутимая потребность в пересмотре принципиальных положений. Сейчас они проявляются в вопросах, связанных с охраной окружающей среды, с общим имуществом, во всём, что позволяет обществу заявить о себе, не прибегая к посредничеству государственных структур».

Очевидно, что искусственное противопоставление либералов и националистов, которое навязывается движением «Вперёд, Республика!» и «Национальным объединением», укоренилось в умах некоторой части населения. Недавние выборы превратились в выгодное «Национальному объединению» протестное голосование – своего рода «антимакроновский референдум». Это искусственно созданное противопоставление губительно для левых, но перемены немыслимы без дебатов по ключевым вопросам. В противном случае выборы в местные органы власти, которые должны пройти через девять месяцев, станут лишь очередной вехой в череде поражений представителей левого движения.  И хотя сейчас обсуждается вопрос о возможных альянсах левых организаций, его следует рассматривать исключительно с предвыборной точки зрения.

 

 

«Все левые партии нуждаются в пересмотре своих принципиальных положений, – продолжает Кристоф Агитон. – А это значит, что работать им надо вместе. Если сегодняшняя политическая раздробленность не будет преодолена, то поражение неизбежно».

«Левое движение, которые мы должны и будем реформировать, должно сделать ключевым пунктом своей программы стремление к социальной справедливости и решение насущных экологических вопросов», –  вторит этому Ян Бросса. И действительно, в условиях массового социального и демократического протеста «Желтых жилетов», которые жестко подавляются властью,  левые оказались перед серьёзным выбором: измениться или исчезнуть.

Бенжамен Кёниг

L'Humanité