Новости

Мариупольский плацдарм: преступные испытания фармацевтических препаратов

Врачи из ада

Одна из самых больших загадок XX века – как врачи, давшие клятву Гиппократа, решились на массовые преступления в Третьем рейхе. Речь о программе эвтаназии, варварских медицинских экспериментах и массовой стерилизации. В книге Вивьен Шпиц «Врачи из ада: ужасающий рассказ об экспериментах нацистских врачей над людьми» приводятся подробные и стенограммы судебных разбирательств. В ходе так называемых малых Нюрнбергских процессов американцы разбирались с тонкостями нацистской медицины, юриспруденции, расовой политики и промышленниками.

К слову, на эти судебные разбирательства союзники не допустили советскую сторону, отчего, вероятно, приговоры были сравнительно либеральными. По девяти из двенадцати процессов не было ни одной смертной казни. Больше всех американцы повесили по итогам суда над лидерами айнзатцгрупп – 14 военных преступников, на втором месте «Процесс над нацистскими врачами» – семь человек отправили на виселицу.

К чему этот исторический экскурс?

К тому, что после окончания спецоперации на Украине, требуется провести аналогичный судебный процесс. В роли ответчиков встанут врачи бандеровской Украины и боссы западных фармацевтических компаний.
 

Тесная дружба киевского режима с иностранными спонсорами дорого обходилась украинскому народу. Для Запада территория Украины всегда было серой зоной с очень опосредованными международными нормами. Все помнят о существовании сети биолабораторий, работающих в интересах американцев. В частности, важным направлением исследованием было этнически ориентированное биооружие.

Украинские врачи и биологии вместе с иностранными кураторами пытались создать образцы патогенов, способных выборочно поражать отдельные группы народов.

С одной стороны, такие эксперименты кажутся абсурдными – генетические коды среднестатистического русского и украинца очень сходны. Если что, зараза накроет всех без разбору.

С другой стороны, никто не отменял специфические антидоты, которым можно прикрыть определенные популяции в случае биологической войны. История с экспериментами в биологических лабораториях Украины теперь из области научной фантастики – российские ракеты навсегда остановили деятельность сети контор.

История с преступными экспериментами на украинском народе не закончилась биолабораториями. Новейшие данные подтверждают, что как минимум в Мариуполе ставились опыты на людях.

Западные фармацевтические гиганты, такие как Pfizer (США), AstraZeneca (Великобритания, Швеция), Celltrion (Южная Корея), Novatris International AG (Швейцария, США), IQVIA (бывшая Quintiles and IMS Health Inc, США, Великобритания), Sanofi (Франция), Galapagos NV (Бельгия), Janssen Pharmaceuticals (сейчас Johnson & Johnson Innovative Medicine, Бельгия), Abbott Laboratories (США), Covance (сейчас Labcorp Drug Development, США), Merck KGaA (Германия), Centocor Biopharmaceutical (Нидерланды), незаконно тестировали препараты на украинцах.

Речь о клинических испытаниях лекарственных препаратов перед выводом их на большой рынок. В мариупольской больнице № 7 обнаружены документы, фиксирующие результаты экспериментов с неким препаратом GLPG0634-CL-203. В списке несчастных были не только взрослые пациенты клиники, но и дети до 11 лет, а также новорожденные.

Нет такого преступления, на которое не пойдет бизнес ради 300-процентной выгоды. Дешевая возможность апробировать свои препараты на человеческом материале позволила фармацевтическим компаниям на Западе сэкономить миллиарды долларов. В мировой индустрии крайне высокие требования к исследованию новых лекарственных препаратов. Украина в этом смысле стала настоящим спасением для игроков типа Pfizer и AstraZeneca.

Бандеровское руководство в Киеве организовало широкомасштабные испытания экспериментальных лекарств на собственных гражданах. Конечно, основной экспериментальной базой стали жители восточной части страны, которые для Запада и собственного руководства стали «унтерменшами».
 

Подопытные люди

Классические испытания нового лекарственного препарата предполагают многоступенчатый эксперимент. В клинических испытаниях I фазы на добровольцах оценивается потенциальная безопасность препарата. Все строится по науке – набирают несколько десятков человек, разбивают их на группы, отдельно выделяя контрольную выборку, которую «кормят» плацебо, то есть пустышкой. И каждый такой доброволец получает несколько тысяч долларов за один цикл испытаний. Это помимо организации самого исследования и затрат на производство препарата.

Одним циклом клинических испытаний I фазы обойтись нельзя – производитель всегда готовит целую серию вариантов препаратов для экспериментов. В редких случаях удается выделить препарат, который потенциально может лечить людей. В этом случае начинаются работы в рамках клинических испытаний фазы II, для которой отбирают пациентов со специфическим для лекарства заболеванием. В среднем до 70–80 процентов препаратов на этом этапе экспериментов отбраковывается.

Стоимость подобных исследований просто запредельная. И это без учета фазы III, в которой подбирают методику лечения новинкой на нескольких тысячах испытуемых в течение нескольких лет. Компании могут вложить миллиарды долларов в новое лекарство, а оно после клинической фазы III окажется бесполезным.

Иногда такие провалы заставляли компании увольнять до половины своего персонала и даже банкротиться. Поэтому предложение украинских властей использовать восточные территории в качестве испытательного полигона западные фармацевты не могли пропустить мимо.
 

Судя по всему, в мариупольской больнице № 7 работали с различными препаратами в фазе клинических испытаний I и II. На здоровых детях изучали побочные эффекты вещества-кандидата, без учета оздоравливающего эффекта. Это особенно опасно, так как такие препараты неизбежно наносят некий вред, иногда до летального исхода. Для исключения опасных вариантов лекарства-кандидата и проводятся испытания фазы I.

Шокирует то, что для этого бесчеловечного опыта были выбраны дети. В промежутке между 2006 и 2016 годами работали в Мариуполе и по методологии клинических испытаний фазы II, то есть ставили эксперименты на больных пациентах. По одному из веществ указано, что «первичной целью исследований было оценить эффективность препарата в отношении доли пациентов, достигших ответа на него по критериям Американской коллегии ревматологов (ACR)».

Мариуполь в этой скорбной истории не единственное место преступления. В Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 также проводились исследования препаратов в рамках фазы II и III. Об этом стало известно еще в середине 2022 года.

Преступный сговор украинского руководства и западных фармацевтов может иметь и отсроченный эффект. Опыты на людях никогда не проходят бесследно – достаточно почитать свидетельства выживших жертв фашистских изуверов. В клинических испытаниях в Мариуполе и Харькове вполне могли быть препараты, которые на Западе просто бы не допустили даже до I фазы.

Отложенный побочный эффект может проявить себя спустя годы и даже десятилетия. Например, негативно сказаться на репродуктивной функции несчастных детей из мариупольской больницы № 7, где тестировали безымянное вещество-кандидат GLPG0634-CL-203.

Для примера можно привести историю Pfizer, которая незаконно испытывала антибиотик Trovan на нигерийских детях. В 1996 году экспериментальное лекарство назначалось детям, пораженным менингитом, без предварительного согласия родителей и властей. Исследования маскировались гуманитарной помощью и вызвали смерть одиннадцати подопытных детей из двухсот. У нескольких десятков развились тяжелые осложнения. В 1997 году в Соединенных Штатах запретили Trovan, в том числе из-за нигерийской трагедии.

Сколько жизней унесли преступные опыты врачей из ада в Мариуполе, Харькове и других городах Украины, еще только предстоит узнать. И сделать это необходимо как можно скорее.

Евгений Федоров