Новости

Место Украины или цена за отказ от Китая

В начале 2016 года почти в одно и тоже время мои знакомые западные и российские дипломаты сообщили примерно одну и ту же информацию – готовится решение вопроса по Донбассу: его реинтеграция на основе Минских соглашений. То есть, с особым статусом, амнистией и т.д.

Причем об этом уже принципиально договорились Москва и Вашингтон. И позиция донесена до Киева.

Было это примерно тогда же, когда Сурков встречался с Нуланд в Калиниграде.

Потом было много сливов о неких планах по реинтеграции, потом приезжала Нуланд в Киев и уговаривала депутатов проголосовать за законы по политической части Минских соглашений.

А потом все как рукой сняло.

Внешне это выглядело так, что планы пошли прахом из-за сопротивления украинской «партии войны». «Народный фронт» сказал, что не будет голосовать за изменения Конституции по Донбассу. А без него голосов не собиралось даже на законы (не говоря уже о Конституции). Ну и плюс к тому постоянные угрозы националистов «третьим Майданом» и повторением бойни под Радой как 31 августа 2015 года.

Этот фактор, конечно, сыграл свою роль. Но был и другой очень важный момент – потеря интереса США.

В начале 2016 года команда Обамы пыталась активизировать процесс, чтоб Минские соглашения были реализованы до президентских выборов и команда демократов записала бы себе это в «перемоги».

Но процесс буксовал из-за саботажа в Киеве, а летом 2016 года, когда началась уже предвыборная кампания, в штабе демократов решили сделать тезис о «Трампе-русском шпионе» одним из основных.

И настаивать далее на реализации Минских соглашений (что в геополитическом плане могло трактоваться как уступка Москве) Вашингтону стало не с руки. Вошло бы в диссонанс с борьбой против «русского шпиона Трампа».

После победы Трампа ситуация с продвижением по Минским соглашениям еще более ухудшилась.

В США демократами была создана целая инфраструктура, которая трактовала любой взгляд Трампа в сторону Москвы как госизмену и раздувала огромный скандал. Естественно, что к теме Донбасса в такой обстановке боялись даже подходить.

А спецпредставителем по Украине был назначен «ястреб» Курт Волкер, который еще в 2015 году критиковал Минские соглашения.

Но вот победил Байден.

На фоне многих прогнозов о чуть ли не грядущей войне, я тогда написал, что как раз при Байдене-президенте шансов на вывод из тупика мирного процесса будет больше. Именно потому, что его не будут обвинять в «работе на Кремль» после каждой встречи с Путиным. Точнее, кто-то, наверное, и будет (уже звучат на эту тему голоса от республиканцев и британцев), но эти обвинения повиснут в воздухе, потому что инфраструктура демократов их не поддержит.

А договариваться у американцев с россиянами есть о чем. И главный вопрос конечно же не Украина, а Китай. Вашингтон не хотел бы видеть дальнейшего сближения Пекина и Москвы, а в идеале хотел бы ослабить их связи. Это одна из ключевых задач для Вашингтона. Собственно, эта задача стояла и в 2014-2015 годах, когда подписывались первые и вторые минские соглашения, призванные создать почву для восстановления разрушенных из-за войны в Украине отношений Запада и России.

Но ситуация с тех пор сильно изменилась.

Постоянное давление американцев все эти годы привело к тому, что Россия все сильнее стала разворачиваться на восток. Попытки расшатать власть Путина как извне (санкции), так и изнутри (Навальный) успехом не увенчались.

А сейчас цены на нефть идут вверх, Китай становится все более крупным партнером и в целом устойчивость России возросла.

И поэтому трудно сказать, какая может быть цена отказа от Китая. И есть ли она вообще?

Но американцы будут пытаться искать решение. И Украина в этих поисках, безусловно, будет занимать далеко не последнее место.

Игорь Гужва (Украина)