Новости

Металлическое сердце Донбасса: в чьих интересах оно бьётся?

Писать о любых экономических реалиях ДНР и ЛНР архисложно. В первую очередь в связи с информационной политикой республик, согласно которой абсолютно любая статистическая информация является государственной тайной (вероятно, именно по этой причине республики до сих пор не выполнили обещание опубликовать результаты переписи населения, проведённой ещё в 2019 г.).

Ещё сложнее писать о промышленности. С 2014 по март 2017 г. флагманы донецкой и луганской промышленности, будучи «национализированы» Л/ДНР, оставались под контролем украинских собственников (это нонсенс, но предприятия платили налоги Украине, в том числе военный сбор), так что узнать что-то об их успехах редко представлялось возможным. В марте 2017 г. они оказались под внешним управлением ЗАО «Внешторгсервис», но в том, что касается прозрачности, «ВТС» даже превзошёл украинских предшественников – структура, которую в СМИ часто связывают с украинским олигархом Сергеем Курченко, крайне редко предоставляет какую-то информацию. В итоге каждую цифру приходится буквально откапывать из официальных сообщений республиканских СМИ, сопоставляя с сообщениями прежних лет, и т. д.

Вторая сложность: официальные источники в Л/ДНР ненавидят говорить о проблемах. Этим активно пользуются внутренние и внешние враги республик. Например, раздувающие реально существующие проблемы с простоями предприятий, с долгами по зарплатам и т. д. до масштабов глобальной катастрофы. В итоге получить актуальную информацию можно разве что от самих сотрудников предприятий или остается пытаться почерпнуть её из выступлений официальных лиц.

Правда, удаётся не всегда. Так, например, 8 апреля госинспектор труда Сергей Чернобривец сообщил, что за I квартал 2021 г. в ходе проверок Гоструда было выплачено более 45 млн руб.  задолженности по зарплате. В то же время указанные чиновником выплаты почему-то обошли стороной сотрудников металлургических предприятий. Так, согласно информации донецкого издания «Новороссия», задолженность на Макеевском коксохиме составляет уже более 6 месяцев. По имеющейся информации, аналогичная ситуация сложилась и на других металлургических предприятиях – еженедельно выплачивают около 15% от месячного оклада, в результате чего сумма задолженности неуклонно растёт.

Сегодня сверхрентабельные металлургические предприятия, работающие на собственном угле и электроэнергии, находятся в упадке. Металлическое сердце Донбасса вот-вот остановится…  да и сейчас бьётся как будто совсем не в унисон с интересами республик.

При этом металлургия была и остаётся важнейшей статьёй экспорта и жизненно важна для Л/ДНР. Научный сотрудник донецкого Института экономических исследований Р. Голоднюк в статье «Промышленность ДНР: состояние, тенденции, направления развития» приводит следующие данные: «Основную долю в промышленности ДНР составляет металлургия. В 2013 г. в Донецкой области выплавили 12,9 млн т чугуна и 13,3 млн т стали, 7,5 млн т готового проката, металлических труб – 407,4 тыс. т. Чёрные металлы были основным экспортируемым товаром в Донецкой области – 55,6% от областного экспорта. В 2013 г. за пределы Украины поставили черных металлов на сумму в 6,9 млрд долл. Половина поставок – полуфабрикаты из углеродистой стали. В регионе существовал единый процесс производства металлопродукции, в который входили: 7 коксохимических производств, 3 флюсодобывающих и 6 огнеупорных предприятий. Цветная металлургия Донецкой области была представлена предприятиями по производству свинца, проката цветных металлов на основе меди и ее сплавов, ртути. С началом боевых действий многие предприятия получили повреждения, произошел отток кадров, были разорваны производственные цепочки. Объемы производства в металлургической отрасли сократились почти в два раза».

Неопределенный статус, транспортная и экономическая блокада со стороны Украины, дипломатическая изоляция и прочие факторы привели к потере привычных товарных и сырьевых рынков и разрыву кооперационных цепочек. Причём если найти рынки сбыта с горем пополам удалось – металлургическую продукцию отгружают в Россию и страны ЕАЭС, а также в ряд стран Азии, то вот с поставками сырья ситуация так и не выправилась. Металлургические предприятия ДНР, а также промышленный монстр ЛНР Алчевский металлургический комбинат регулярно простаивают (по имеющейся информации в данный момент комбинат практически полностью остановлен, задолженность по зарплате составляет около трёх месяцев).  

В статье «Направления инновационного развития промышленности ДНР в постпандемичный период» кандидата экономических наук, доцента О.  Курносовой и ведущего инженера-программиста Н. Белоброва, также являющихся сотрудниками донецкого Института экономических исследований, приводится следующая неутешительная статистика: «…объём производства металлопродукции в 2019 г. составил 86,43 млрд руб., что на 13,8% меньше, чем в 2018 г., также отмечается падение объёма реализации металлопродукции на 10,5% по сравнению с предыдущим годом… Так, в 2019 г. по сравнению с 2018 г. объём производства чугуна сократился на 29%, что связано с отсутствием железорудного сырья…  Объём производства кокса сократился на 37%, что связано с сокращением потребности в нём ввиду отсутствия производственного процесса…  Объём производства проволоки, фибры и сетки снизился на 52%, что связано с остановкой производства в июле-октябре 2019 г. на «Харцызском сталепроволочном канатном заводе «Силур» и остановкой основного производства на ГП «Донбасс-Либерти» из-за отсутствия основного сырья – катанки; объем производства труб из стали снизился на 62%, что обусловлено нестабильной работой «Харцызского трубного завода» «Внешторгсервис» (в течение года производство осуществлялось только в марте, августе и сентябре)».

Если взглянуть на статистику, опубликованную Министерством промышленности и торговли ДНР и приведённую в виде таблицы в вышеуказанной статье, можно убедиться, что снижение объёмов производства – перманентное явление. Примечательны в данных цифрах, кстати, не только колебания объёмов производства в связи с поставками сырья и рыночной конъюнктурой, но и приведённые министерством показатели средней зарплаты, которая в 2019 г. составила 14,87 тыс. рублей (её с недавнего времени ещё и задерживают).

Учитывая такой уровень оплаты труда, не будет ничего удивительного, если в обозримом будущем на предприятиях останутся лишь граждане, ожидающие скорой пенсии и ИТР, а остальные разъедутся по российским заводам. Увы, но всё к тому идёт, а порой кажется, что многое для этого делается намеренно.

В 2020 г. ситуация значительно ухудшилась. Так, по данным Министерства доходов и сборов ДНР, с января по ноябрь 2020 года сумма экспорта республики составила почти 50 млрд рублей – на 26,6% ниже показателей аналогичного периода 2019 г. Причём металлургия просела на 40%. Это очень чувствительно для республики, учитывая, что «в структуре экспорта основной удельный вес приходится как раз на продукцию черной металлургии (прокат круглый, квадратная заготовка, угловые профили) – 37,32% от общего объема, кокса – чуть более 10%, угля – 9,35%, чугуна – 4,86%».

В ЛНР ситуация также тревожная. В  январе 2019 г. министр промышленности и торговли ЛНР Дмитрий Божич на совещании с начальством сообщил об успехах отрасли: «По итогам в 2018 году объёмы реализации металлургической продукции выросли в 17,5 раза, отмечен прирост производства на предприятиях «Лугмаш», «Стахановский вагоностроительный вагон», запущен филиал «Стахановского завода ферросплавов», который выпустил с июня по декабрь 2018 года 8,9 тысячи тонн продукции. Объём реализованной промышленной продукции предприятиями перерабатывающей отрасли в 2018 году увеличился в 3,6 раза в сравнении с 2017 годом».

В январе 2020 г. в ходе брифинга в столичной администрации начальник управления экономики Игорь Гурский заявил, что «традиционные для Луганска машиностроение и металлургия по прогнозам специалистов в наступившем году продолжат поступательное движение и увеличат объемы производства по сравнению с 2019 годом на 8-13%». Однако уже в июле чиновник был значительно менее конкретен, сообщив, что «в целом пройденный за 4 года металлургическими предприятиями города путь по поиску новых рынков сбыта, выстраиванию новых интеграционных каналов с российскими потребителями и поставщиками позволил увеличить объемы реализации в 5,5 раза».

Учитывая, что в 2016 г. Алчевский металлургический комбинат простаивал 6 месяцев, а в оставшиеся полгода просел в среднем на 60%, в 2017 г. завод вновь остановился и заработал лишь в декабре, а в 2020-м якобы была остановлена единственная работающая доменная печь № 5, озвученные И. Гурским темпы роста объёмов производства выглядят несколько сомнительными. 

Стахановский завод ферросплавов – ещё один флагман металлургии ЛНР, возобновивший работу в середине 2018 г., также полностью зависит от поставок сырья из РФ. Работа предприятия тесно связана с функционированием Алчевского металлургического комбината, так что любые проблемы на АМК тут же сказываются на объёмах производства. Ранее сообщалось, что на заводе существуют проблемы с выплатой зарплаты, что логично, так как это предприятие, как и все остальные, находится под контролем всё той же ЗАО «Внешторгсервис».

Каких-либо актуальных и чётких показателей производительности Стахановского завода феррославов найти не удалось – в ЛНР статистику любят даже меньше, чем в Донецке. Однако беседуя с местными жителями, можно убедиться, что ситуация на предприятии не лучше, чем в среднем по Л/ДНР – долги по зарплате, разбегающиеся кадры и опасения, что Стахановский завод ферросплавов повторит судьбу Стахановского вагонного завода, который уже много лет перебивается мелким ремонтом подвижного состава и «высокотехнологичным» изготовлением мусорных баков и т. д.  

Сложившуюся ситуацию можно было бы попытаться объяснить трудностями реализации продукции, непризнанным статусом республик, рыночной конъюнктурой, пандемией и т. д. Тем не менее всеми этими факторами нельзя объяснить главного: почему ЗАО «Внешторгсервис», которое так и не смогло наладить нормальных поставок сырья, по многочисленным свидетельствам ни копейки не вкладывала за эти годы в модернизацию предприятий и по сей день отгружает продукцию, но не выплачивает своевременно сотрудникам их смешные зарплаты, всё ещё осуществляет внешнее управление металлургическими (и не только) предприятиями в Л/ДНР?

Вопрос, разумеется, риторический – задать его в республиках некому, так как «ВТС» ни в чём не подчиняется Луганску и Донецку. В связи с чем, кстати, в городах Донбасса копятся многочисленные судебные иски бывших сотрудников, пытающихся получить свои кровные – выиграть дело им удалось без проблем, вот только взыскать долги ЛНР и ДНР не могут. Откуда вообще взялась эта дивная организация и кому на самом деле служит – тема сугубо конспирологическая, так что и разбираться в ней не хочется. По крайней мере, налог на войну Украине не платит, и на том спасибо. Хотя шахтёры и металлурги, конечно, были бы рады получать стабильную зарплату, пусть и в гривнах. 

В марте стало известно, что ДМЗ (Юзовский металлургический завод), печи которого погасли ещё в 2019-м, уже в апреле вновь начнёт набирать персонал и даже выплатит долги по зарплатам, накопленные «ВТС». Хорошая новость, лишь бы она воплотилась в реальность. Хочется верить, что подобные известия будут поступать также и в отношении остальных предприятий, остающихся под контролем ЗАО «Внешторгсервис».

Юрий Ковальчук