Новости

Морпехи станут сильнее. Ещё раз о дивизиях морской пехоты в ВМФ РФ

Ну что же, свершилось то, что и должно было произойти в условиях современной ситуации. Морская пехота становится тем, чем и положено быть десантному соединению. Теперь это не только черные береты и тельняшки на бойцах, готовых в любой момент броситься в рукопашную с врагом. Теперь это соединения и даже, по моему мнению, части, способные эффективно не только захватывать плацдармы на побережье, но и вести самостоятельные боевые действия достаточно долгое время.

Год назад, в декабре прошлого года, когда стало понятным, что морская пехота вместе с воздушным десантом – это наиболее подготовленные штурмовые части, началось реформирование бригад черных беретов. Тогда ВО сообщило о принятом решении развернуть бригады морской пехоты до дивизий. То есть не только увеличить численность, но и изменить структуру МП.

Решено было создать пять дивизий в составе береговых войск ВМФ России.

Решение поистине революционное. Именно тогда пришло понимание того, что морпехи могут решать (а в условиях СВО решают) множество других задач. «Классика» остается, но к десантированию на побережье врага прибавляются ещё и необходимость ведения боевых действий в прибрежной части морей и рек.

Очень хорошо показали себя ранее введенные в состав МП танковые и разведывательные подразделения, которых не было в классических бригадах. Штурмовики морпехов подняли престиж соединений на достаточно высокий уровень. Напомню, именно морпехи участвовали в освобождении Мариуполя, в десанте в Бердянске и других операциях. Именно морпехи сегодня гоняют ДРГ и десанты ВСУ в районе Херсона. Да и «успехи контрнаступа» ВСУ во многом стали возможны именно мужеству и героизму морской пехоты.

Совсем недавно я писал о катерах, которые необходимы (а значит – будут) морской пехоте. Именно о штурмовых катерах, которые смогут усилить части. Думаю, появление дивизионов таких катеров следует ожидать в ближайшее время. Не принижая возможности морпехов по уничтожению катеров и лодок противника на Днепре, все-таки следует признать, что такие катера резко уменьшат возможности противника на Днепре. Да и нашим разведчикам и штурмовикам будет легче форсировать водные преграды в случае необходимости.

Итак, в МО РФ наконец-то завершена разработка штатной структуры новых дивизий морской пехоты ВМФ России.

Основной идеей разработки организационно-штатной структуры дивизии стала идея многофункциональности с упором на возможности морпехов вести штурмовые действия. Кроме этого, расширен и диапазон задач морпехов. Новые дивизии теперь смогут решать не только боевые задачи, но и выполнять, например, функции миротворцев или другие гуманитарные миссии.
 

Как новые дивизии усилят морпехов?

Выше я уже писал об идеях, теперь – об их воплощении.

Как это было и раньше, главной силой морпехов остаются батальоны. Единственное изменение состоит в том, что в их составе появятся особые десантно-штурмовые роты. Практически это будут вкрапления воздушного десанта в морской. И готовить их будут с основным упором на десантирование воздушным или посадочным способом. При этом никто не отменяет возможности морского десанта.

Также комбат получает в свое распоряжение собственную артиллерию. Это противотанковая и минометная батареи. Важно сказать о том, что эти подразделения будут высокомобильными. Впрочем, как и весь батальон. С учетом опыта СВО мобильность штурмовых подразделений, как и наличие артиллерии – это важнейшие факторы успеха. И обеспечение возможности самостоятельного ведения боя батальоном вне действий полка или дивизии.

Далее. Три батальона составляют полк МП. Так же, как батальон, полк тоже будет самодостаточной частью. В соответствии с задачами полка, которые отличаются от задач более мелких подразделений, туда включаются дополнительные разведывательные роты.

Причем эти роты будут выполнять задачи не только полковой разведки, а гораздо более расширенные, аналогичные армейскому спецназу. Т. е. работать они будут на большую глубину обороны противника. А в случае необходимости, разведчики смогут превратиться и в хорошо обученных штурмовиков, способных захватывать объекты в тылу противника.

Естественно, полк морской пехоты будет усилен собственной артиллерией, в том числе и реактивными системами залпового огня. Морпехов планируется вооружить системами «Торнадо-Г».

Про подразделения операторов БПЛА писать, я думаю, даже не стоит. Важность таких подразделений никто не оспаривает, и их наличие в любых подразделениях уже стало нормой. Операторы будут и в батальонах, и в полках.

В состав дивизии, а этот состав будет индивидуален для каждого конкретного случая, для каждого флота, войдут наконец-то полки крупнокалиберной артиллерии. Это гаубицы «Мальва» (2С43). Самоходка 2С43 вооружена 152-мм гаубицей 2А64, заимствованной у боевой машины «Мста-С».

Как видите, даже в этом вопросе решение основано именно на высокой мобильности и скорости развертывания систем. РСЗО «Торнадо-Г» наводятся на цели быстрее тех же «Градов». Гаубицы «Мальва» гораздо маневреннее гусеничных систем. А это не только возможности оперативнее наносить удары за счет скорости выдвижения, но и быстрее менять позиции после залпа.

Думаю, читателям понятно, что полный состав дивизии морской пехоты мы не знаем. И не должны знать. Военную тайну никто не отменял, особенно в период ведения военных действий. Поэтому некоторые подразделения и части из её состава станут неожиданностью для некоторых читателей. Предполагать мы можем многое, но знать – увы...

Главное – морпехам станет легче. Теперь пехотинец, любой, в том числе и морской, станет существеннее защищен и будет иметь больше возможностей уничтожать врага.

Да, чуть не забыл упомянуть ещё об одной особенности новых дивизий.

В их составе будет специально обученный миротворческий батальон! Не выделенный комдивом для выполнения поставленной задачи, а специально обученный именно для этого боевого задания. В современном мире, когда на первый план выходит способность умиротворить особо боевитых противников, такие подразделения необходимы.
 

Вместо заключения

Не буду лукавить: не хочется думать, что реформирование нашей армии заканчивается.

Опыт СВО показал, что даже организационно-штатная структура подразделений, частей, соединений и даже корпусов и армий, достаточно быстро стареет. Изменить её на уровне подразделений, при наличии сил и средств, достаточно просто. Посмотрите, как легко вошли в состав батальонов и рот подразделения операторов дронов.

Помните, как мы, в угоду западной моде и западной концепции ведения войны, сокращали наши дивизии до уровня бригад? СВО продемонстрировала гибельность этого курса. Бригада хороша, когда ведешь войну с противником, заведомо слабее тебя. Для решения больших задач нужны большие соединения и объединения.

Более того, мы рано, опять же, с учетом западного опыта, списали со счетов многое из того, что считали важным в Советском Союзе. Ту же ствольную артиллерию, танки, БМП и прочее.

Сколько раз мы повторяли слова гениального физика Альберта Эйнштейна:
 

«Я не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая война, но четвёртая – палками и камнями».

Мы привыкли к этим словам. Мы понимаем их буквально. Однако СВО показала, что «палка» и «камень», например, в виде «изобретенных при царе Горохе» минометов и ручных гранат, остаются востребованными бойцами.

Дивизия – это хорошо забытое старое с новым наполнением. Соединение того самого хорошего старого и хорошего нового для того, чтобы получить хорошее настоящее.

Александр Ставер