Новости

Морские дроны... И флот, загнанный в базы

Приветствую, речь пойдёт о неприятном, но необходимом решении проблемы сейчас и в будущем. Все, что происходит с февраля 2022 года, очень болезненно отразилось на нашей армии и флоте. Проводимая Россией СВО вылилась в военное непрямое противостояние с Западом и непосредственно – с блоком НАТО и его сочувствующими марионетками, полем боя которого стала Украина, она же и её граждане – расходным материалом на этом поле боя. Про саму СВО написано, пишется и будет ещё много чего написано всеми кому не лень, сейчас речь пойдёт не о ней в целом. А о новой для Российской Армии и флота напасти и проблеме – морских дронах, надводных и подводных.

Суть этих крайне опасных дистанционно управляемых и автономных плавсредств – спуск на воду с береговой базы или подводного, надводного и даже воздушного носителя, выход в заданный район нахождения целей и скрытный выход на неё с непосредственным физическим контактом, для самоподрыва с помощью большого количества взрывчатки нанести максимальный урон цели – будь то надводный или подводный корабль, береговая и подводная инфраструктура и так далее.

Если до начала СВО мало кто из простых обывателей знал о подобных разработках, то после узнали все. К огромному сожалению, данные морские дроны (их ещё называют безэкипажными катерами – БЭК) показали себя очень эффективно в ЧМ бассейне, непосредственно действуя в его северо-западной части прямо у берегов полуострова Крым. О потерях и ущербе, полученном от их действий КЧФ, писать не буду, официально не подтверждены. Но, думаю, все согласны, что ущерб и опасность высоки, и с этим надо что-то делать.

Перейдём к главной теме статьи – как с ними бороться? Как защитить боевые корабли от БЭК-камикадзе? Тем более что в планах противника есть получение на вооружение БЭК с установленным на них вооружением, а не только взрывчаткой.

Сразу оговорюсь – я ни в коем случае не инженер, не конструктор. Служил радиометристом, старшиной 2-й статьи БЧ-4 на пограничном сторожевом корабле проекта 10410 с базой в Невельске, о. Сахалин. Поэтому не претендую на поучительный тон, всего лишь выскажу своё скромное видение решение проблемы и готов к любой критике.

Итак, если простым языком – любой БЭК имеет несколько вариантов управления и наведения. Первое – по заранее заложенной программе, где спроектирован маршрут, скорость и т. д. Второе – дистанционное спутниковое управление GPS, с другого корабля или береговой станции, с БПЛА или другого летательного аппарата. Либо совмещенное управление – по программе и дистанционно оператором в онлайн.

И, конечно же, для обнаружения, опознания и наведения непосредственно на цель он имеет эти самые средства на борту – приборы позиционирования, навигации, оптико-цифровые приборы, камеры, тепловизоры и т. д. Скорее всего, и системы автоматического захвата и наведения на обнаруженную цель.

БЭК могут действовать как поодиночке, так и в группе. Самое эффективное время суток их применения – ночь. Их небольшой размер, малый силуэт над водой, низкое излучение в тепловом и радиолокационном диапазоне – основная проблема для любого флота. Самое эффективное их обнаружение – с воздуха. Кильватерный след заметен с вертолетов и БПЛА, а также более контрастная метка на фоне холодной воды в инфракрасном спектре.

Решение очевидное – создать целую сеть БПЛА на самых опасных морских направлениях, мониторящих поверхность моря в поисках вражеских БЭК. Которые сменными волнами, 24 часа в сутки будут отслеживать сектора и подозрительную активность. Базироваться они могут на побережье или на кораблях-матках, в том числе с переоборудованных для этого гражданских судов. Такой опыт имеется у Ирана. Можно его позаимствовать.

Данные БПЛА, не входя в зону ПВО противника, могут стать отличным первым рубежом обнаружения вражеских БЭК. Дорогое решение, но война – дело безумно дорогое, да и потеря собственного БДК или фрегата с экипажем от морских дронов врага – намного дороже. Конечно, фактор погоды, туман, низкая облачность, сильный ветер, работа вражеского (и своего РЭБ) – это все вносит серьезные коррективы. Но кто сказал, что воевать в XXI веке – легко?

Сеть-эшелон, мониторящая 24/7 водную поверхность, БПЛА самолетного типа с различными системами обнаружения позволит на безопасном расстоянии засекать вражеские морские дроны и давать на них указание носителям оружия – катерам, самолетам и вертолетам, ударным дронам для их уничтожения.

Конечно же, это не решит проблему непосредственно уже прорвавшихся к нашим кораблям в море морским дронам врага. Но для этого нужно параллельное решение – несколько скоростных катеров с крупнокалиберными скорострельными автоматами, всегда (!) сопровождающих военные корабли. Они должны стать неотъемлемой частью каждого корабля от МРК, корвета и более крупного.

На их борту обязательно должна быть высокая, оборудованная системами обнаружения мачта, средства поражения с хорошим комплектом БП к нему – пулеметы, скорострельные автоматы и пушки с ручным и автоматическим наведением, с хорошими углами атаки. В первую очередь по бортам и в корме. Чтобы вести огонь по БЭК, уходя от него или идя параллельным курсом. И, разумеется, они должны обладать мощными двигателями для достижения высокой скорости.

Их задача – патрулирование вокруг охраняемого ими боевого корабля в опасной зоне действия вражеских морских дронов, своевременное обнаружение, предупреждение комсостава корабля и уничтожение БЭК. Идеально, если каждый из них будет оснащен собственным БПЛА для улучшения осведомленности в секторе ответственности.

И конечно же, сам охраняемый военный корабль должен иметь свои БПЛА для мониторинга морской поверхности в зоне вокруг себя и по курсу. Само собой, дооснащение всех боевых кораблей в опасной зоне военного конфликта – бортовым скорострельным вооружением, по бортам и в корме как минимум, достаточного по огневой мощи для уничтожения БЭК на безопасной дистанции. Прожектора, также само собой разумеющееся, должны быть.

По стоимости всего этого можно сколько угодно спорить, но сколько стоят жизни экипажа, уничтоженного дроном крупного корабля и какова ценность самого флота, жмущегося к своим базам, подальше от зоны действия вражеских морских беспилотников?

Мало кто будет спорить о том, что в том ограниченном морском бассейне Черного моря вся специфика применения кораблей КЧФ свелась к обороне морских баз практически у рейда или у стенки и самих себя. При том, что большая часть крупных кораблей флота вынуждена уйти в порт Новороссийска и дальше. Про бравые и красивые на учениях высадки морского десанта с БДК, гордо подходящих к берегу врага – все давно забыли.

Слишком много условий для этого не сложилось. Оказаться потопленными от вражеской крылатой ракеты, морского или воздушного дрона-камикадзе и прочих пакостях – стало очень даже реально на большом удалении от берега противника, не то что рядом с ним. И как результат – одни корабли стали либо надводными ПУ для КР, либо надводным ПВО-ПРО в базах, по мере своих возможностей. Перевозка грузов десантными кораблями – опасная лотерея с пометкой «очень»!

Итог – по моему мнению, для сохранения военного флота, оказавшегося в ситуации, в которой находится КЧФ – нужны: буфер из линии БПЛА обнаружения морских дронов и наведения на них носителей оружия в морской зоне. Также каждому более-менее крупному и значимому кораблю необходимо сопровождение и охрана спецоснащенными скоростными катерами. А также БПЛА ближнего обнаружения.

Сами корабли должны быть дооснащены скорострельными средствами поражения морских дронов по периметру корабля. И все это должно работать в максимальной информационно-канальной связке.

И последнее – корабли не должны ходить одним и тем же курсом постоянно из одной точки в другую. А экипажу и всем информированным уголовно запретить распространяться где-либо о дате и времени выхода корабля в море и тем более его цели похода.

Конечно, в текущей СВО вряд ли можно успеть создать то, о чем я написал, для защиты от морских дронов. Но на будущее – надо и что-то придумать, и создавать, и внедрять.

Алексей Ростов