Новости

Мусор в обмен на доллары

Вирус распространяется от рынков и финансового бизнеса на всю экономику.

К апрелю глобальная экономика миновала важную часть рыночного обвала. Мировые цены на сырьевые товары и продовольствие обвалились, а фондовому рынку и банкам была срочно оказана первая помощь. Если бы только на такую помощь могли рассчитывать все тяжело больные люди в Европе и Северной Америке этой весной.

Между тем денежные вливания в финансовую систему Запада далеко не беспричинны. Если США, Канада, ЕС, Япония и Великобритания не пережили вторую волну глобального кризиса в 2013–2016 гг., как её пережили «развивающиеся рынки» и особенно страны БРИКС, то теперь они переживают её вдвойне.

Пришедшая с 2020 года третья волна мирового кризиса больнее всего ударяет по старым центрам капитализма, тем самым экономикам банков и бирж, экономикам с высокой финансиализацией, сферой услуг, слабо опирающейся на производство, и постиндустриальным духом. А за духом этим укрыта обширная и чрезвычайно уязвимая система, тогда как производство в этих государствах много десятилетий выносилось вовне. И Дональд Трамп тут изменил мало.

Поэтому в США уже объявили: на борьбу с кризисом выделят не 700 млрд долларов, и не 1 или 2,5 трлн, как было декорировано следом, а 6 трлн долларов. Однако рынок легко проглотит и 10 трлн. Опыт же борьбы с проявлениями первой волны кризиса показывает, что суммарные траты правительства и ФРС можно считать близкими к 20 трлн долларов. Во всяком случае, аудиторская проверка ФРС 2012 года позднее показала: по серым схемам банкам в Северной Америке и Европе ушло 16 трлн долларов.

Борьба с третьей волной по описанной логике потребует не менее 30 трлн долларов. 1 трлн, выделяемый правительством для домашних хозяйств с распределением по 1000 долларов на взрослого гражданина и по 500 долларов на ребёнка, — это капля в море начинающихся трат. Главным же будет обмен мусорных бумаг на доллары. И когда позднее инфляция выростет, а доллар ослабеет, всё это можно будет публично списать на результат неправильного поведения обывателей («Зачем, Мэри, ты покупала ящиками сухари, консервы и арахисовое масло?») и раздачу народу денег. При этом уже понимать, что антикризисные рецепты всё ещё диктуются банкирами, а не чиновниками. ФРС действует в интересах финансового сектора, а не реального сектора экономики США. И если позднее его роль уменьшится, то это случится из-за девальвации доллара, которая сделает американское производство более конкурентоспособным. Сейчас же его дороговизна бьёт по нему самому.

Едва ли положение экономики ЕС и Японии может считаться лучшим, чем в США. Вынос производства из этих зон мира привёл к тому, что теперь они будут утрачивать и свою роль финансовых центров. Бюрократии евразийских государств ещё более укрепятся в кризис, а финансовая и управленческая независимость от старых центров возрастут.

Потому экономисты и политики на Западе описывают происходящее в тёмных красках вовсе не случайно. Президент Франции Эммануэль Макрон сообщил об ожидающем его страну «беспрецедентном экономическом кризисе», добавив: «То, что мы уже пережили из-за эпидемии коронавируса, — ещё далеко не всё». Дональд Трамп сперва не желал замечать новой ситуации, но после не смог молчать о проблемах экономики. Иначе бы тему коронакризиса подхватили его противники, одновременно напомнив президенту все его хвастливые заявления. Среди откровенничающих о кризисе американский экономист Нуриэль Рубини. Он уверен: нынешняя эпидемия перерастёт в крупный экономический и геополитический кризис. Экономиста тревожит падение фондового рынка и разрыв связей между экономиками, что зачастую связано с мерами карантина.

Свои краски в портрет кризиса вносят корпоративные аналитики. Bank of America (BofA) предупредил, что во втором квартале 2020 года ВВП Соединённых Штатов снизится на 12 %. И это не самый радикальный прогноз. Некоторые аналитики ожидают падения ВВП на 20–30 %. Но американцы больше встревожены не этими чёрными прогнозами, а разворачивающимися увольнениями. В США лишить людей работы очень легко. В результате они остаются без средств к существованию, а от обещаний работодателей вернуть им рабочие места позднее, «когда всё закончится», легче не становится. И 1000 долларов тут помощь невеликая.

В немецком журнале «Шпигель» дали слово экономисту Хенрику Мюллеру. Он считает, что положение теперь хуже, чем в 2008 году. Долги государств «большой двадцатки» выросли с 200 до 240 % ВВП. Сведения эти даются со ссылкой на Банк международных расчётов в Базеле. В итоге Мюллер и другие экономисты опасаются краха банковской системы даже большего, чем в момент разорения Lehman Brothers. Впрочем, тогда крах был остановлен. И теперь ясно, что огромными вливаниями денег — долларов, британских фунтов, евро и других валют стран старого центра капитализма — банки будут удержаны на плаву. Следует сказать, что автор статьи в 2019 году предупреждал: регуляторам может достать ума и опыта для того, чтобы вообще денежными вливаниями без всякой меры сгладить новую волну кризиса для финансовых структур, сделав её почти незаметной для них в плане проблем с деньгами.

Регуляторы не сыграли на опережение, хотя в ФРС пытаются рассказывать миру о своей упреждающей роли. В реальности регуляторы во многом движутся в хвосте событий. Но что они на Западе осуществляют уверенно, это поддержку финансового сектора. В США размен мусорных бумаг на доллары идёт полным ходом. В результате «выхода в кэш» создаётся всё более растущий денежный навес, который рано или поздно обрушится на реальную сферу экономики и на покупательную способность обычных людей. Несколько десятилетней в США не вспоминают стагфляцию 1974–1982 гг., но, возможно, вскоре её придётся вспомнить.

Мусор на доллары можно обменять, вот только болезнь в результате передастся от рынков и финансового бизнеса всей экономике. Уже передаётся.

Василий Колташов

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.