Новости

МВФ берет под управление третью власть Украины

Уже несколько месяцев на Украине ломают копья вокруг законопроекта, прозванного "антиколомойским" — по фамилии бывшего владельца Приватбанка. МВФ еще с прошлого года требует его безусловного принятия в рамках "усиления государственного надзора за банками", обеспечения "стабильности финансовой системы Украины" и прочих декларируемых благ для "опекаемого" государства.

Для фонда принятие этого законопроекта стало настолько важным, что именно его он обозначил в качестве главного условия предоставления Украине очередной кредитной линии. При этом даже позволил украинским властям пошалить с текстом закона о продаже земли: оттянуть его вступление в силу по времени и более того — на первых порах отказать в доступе к украинской земле транснациональным компаниям, интересы которых МВФ и представляет.

Сомнений в том, что фонд добьется принятия закона, нет. Противники его принятия сумели технично оттянуть этот момент благодаря внесению 16 тысяч депутатских поправок между первым и вторым чтением. Но 16 апреля Верховная рада собралась на внеочередное заседание, чтобы изменить регламент своей работы и получить возможность принять закон, по сути, без рассмотрения поправочного спама. Тем самым де-юре ущемили депутатов в их праве законодательной инициативы, предусмотренном конституцией. Но так ли это важно на фоне того, до чего договорился глава фракции правящей партии "Слуга народа" 13 апреля: "Все вменяемые партии понимают, что этот закон не самый конституционный".

Однако, называя законопроект "антиколомойским" и акцентируя внимание на том, что принимается он с целью воспрепятствовать возврату Приватбанка Игорю Коломойскому, мало говорят о том, что цели его принятия и сфера применения куда шире. По сути, принятие закона поразит в правах украинскую судебную систему, сделает невозможным возврат владельцам десятков других банков, уничтоженных Национальным банком (далее — НБУ) в 2014 — 2016 годах, давая своеобразную индульгенцию руководству регулятора. А заодно создаст условия для подобных действий НБУ в будущем.

В "антиколомойском" законопроекте, конечно же, ни разу не упоминается ни Игорь Коломойский, ни принадлежавший ему ранее Приватбанк.

Законопроект предусматривает, что начатые НБУ процессы вывода с рынка неплатежеспособных банков не могут быть остановлены судебными решениями, даже если регулятор при этом нарушил закон. В придачу запрещается также арест имущества и денег банка, который признан неплатежеспособным или в отношении которого принято решение об отзыве банковской лицензии или ликвидации банка, если решение о ней принял НБУ. То есть одна из трех ветвей власти государства Украина, по сути, лишается части своих прав по вершению правосудия на территории государства. Что диковато с точки зрения соответствия конституции. Впрочем, после того что произошло на Украине в 2014 году и позже, говорить о необходимости соблюдения конституции даже как-то неудобно…

Правда, бывшие владельцы банков смогут претендовать на денежную компенсацию, если сумеют доказать в суде, что их права были нарушены незаконными действиями органов государственной власти, включая НБУ.

Но и тут не все просто. Возмещению в этом случае подлежит стоимость акций на момент принятия регулятором незаконного решения, которая будет определяться международной аудиторской компанией в размере суммы, которую бы покупатель, владеющий всей информацией, уплатил в тот момент за акции с учетом будущих перспектив, реального финансового состояния и так далее. Назначать аудитора будет суд, и он должен будет соответствовать определенным требованиям НБУ. То есть это явно будет компания из "Большой четверки", у которой тесные отношения с МВФ.

Добавим, что действовать эти нормы будут и по отношению к решениям регулятора, принятым до вступления в силу закона, — иначе бы не было смысла именно в срочном его принятии.

На практике такой закон смотрелся бы неоднозначно, даже если бы дело казалось только Приватбанка. Этот банк стал крупнейшим на Украине задолго до 2014 года и был костью в горле разных украинских правительств еще со второй половины нулевых. Из-за масштабности (а он обслуживал больше половины физических и до половины юридических лиц) тронуть его тем не менее не решались. Банк тем временем пылесосил депозиты у населения и выдавал кредиты связанным юридическим лицам, попутно выводя деньги из страны. С 2014 года эта схема стала работать в "турборежиме". И потому можно поверить заявлениям руководителей НБУ, что собственники вывели из банка 5,5 миллиарда долларов. А может, даже и больше.

Однако и НБУ при принятии решений о признании банка неплатежеспособным и его национализации, явно согласованных с МВФ, допустил немыслимое количество нарушений, которые наталкивают на мысль, что это было сделано намеренно. В итоге у Коломойского и Ко есть все шансы признать действия НБУ незаконными — даже без учета коррумпированности судебной системы Украины.

Но проблема не только в Приватбанке. В 2014 — 2016 годах НБУ вывел с рынка более сотни банков. Причем нередко делал это варварски, под политически или материально мотивированный заказ, без особых экономических оснований. Затем активы этих банков продавались за копейки нужным людям. В итоге проигравшими оказались не только владельцы этих банков, но и физические и юридические лица, лишившиеся активов на сотни миллиардов гривен. Но особая пикантность ситуации состоит в том, что делал это НБУ под одобрительное похлопывание по плечу со стороны МВФ. А в самой реализации активов за два-три процента от их реальной стоимости поучаствовали американские компании-советники.

Таким образом, принятие продвигаемого МВФ закона послужит индульгенцией и для руководства НБУ, и для их заокеанских покровителей как раз по эпизодам тех лет. И не позволит даже претендовать на восстановление справедливости бывшим владельцам банков (вопрос компенсации выписан так, что он на практике работать не будет), не говоря уже о клиентах этих банков. Одновременно маловероятная перспектива привлечения к ответственности руководства НБУ и других государственных органов станет совсем уж призрачной.

Не менее весело, что при таком законе и в будущем открывать банки на Украине будет безопасно только представителям транснациональных финансовых структур. Не исключено, что это является дополнительной целью принятия закона.

Что же касается Игоря Коломойского, то его, вероятнее всего, интересует победа в этом споре не ради возврата Приватбанка как такового. Он был докапитализирован государством на 150 миллиардов гривен, и после вывода этих средств у банка будет отрицательная стоимость.

Скорее, его интересует победа с целью заключения мирового соглашения, которое бы прекратило судебные преследования Игоря Валерьевича в разных странах мира, инициированные НБУ. И возможно — ради получения дополнительной компенсации. Поэтому нельзя исключить даже того (это же Украина), что стороны сейчас разыгрывают спектакль, который закончится "договорняком".

Но вот бывшие владельцы других уничтоженных НБУ банков, а также их клиенты и возможные будущие владельцы новых рискуют попасть под каток этого закона в полной мере.

Остается добавить, что даже с учетом новой процедуры принятие закона ранее мая практически невероятно.

Сергей Левченко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.