Новости

Мягко, но не реалистично. Итальянский план для Украины

Полку желающих примирить Украину и Россию прибыло. Итальянская газета La Repubblica опубликовала 19 мая основные пункты плана мирного урегулирования на Украине, которые глава итальянского МИДа Луиджи Ди Майо предложил генсеку ООН Антониу Гутерришу

Итальянский план включает четыре этапа:

— прекращение огня на Украине и демилитаризация линии фронта под наблюдением ООН;

— переговоры о статусе Украины, которые предполагают вступление страны в ЕС, но не присоединение к НАТО;

— двустороннее соглашение между Украиной и Россией по Крыму и Донбассу: по предложению властей Италии, «спорные территории» будут иметь полную автономию с правом самостоятельно обеспечивать свою безопасность, но при этом суверенитет над регионами будет принадлежать Киеву;

— заключение многостороннего соглашения о мире и безопасности в Европе, которое будет охватывать вопросы разоружения и контроля над вооружениями, предотвращением конфликтов и мер укрепления доверия.

По плану за этим последует вывод российских войск с территории Украины.

Удивительно, но реакция официального Киева оказалась вполне дипломатичной: спикер МИД Украины Олег Николенко сказал, что «соответствующие предложения сейчас изучаем. Мы приветствуем любые международные усилия, которые помогут восстановить мир на украинской земле и Европе».

«Патриотическая общественность» начала возмущаться, и было отчего.

Удостоверившись, что позиция России относительно членства Украины в НАТО твёрдая, украинское руководство (пока что — устами посла в Германии Мельника, лица, безусловно, официального, но придурковатого) ещё более последовательно настаивает на членстве Украины в НАТО.

Собственно, логика в этом есть — Украина рассматривает членство в НАТО как возможность восстановить территориальную целостность и обезопасить себя от её утраты в будущем. Несмотря на грозные обещания начать контрнаступление (а оно будет предпринято летом — Запад требует), у официального Киева есть обоснованные основания полагать, что без посторонней помощи она всё же справится.

По поводу статуса Крыма и Донбасса договариваться надо было раньше. О Донбассе — в соответствии с Минскими соглашениями, а о Крыме — ещё в феврале-марте 2014 года, до того, как он был принят в состав России. Сейчас, понятно, Россия ни на какие уступки по поводу этих территорий не пойдёт. Более того, есть основания полагать, что она не пойдёт на уступки и относительно статуса территорий Херсонской, Запорожской и Харьковской областей.

С другой стороны, помимо заявления Николаенко, мы должны помнить и заявления других официальных лиц более высокого уровня (прежде всего — самого президента Зеленского). Исходя из них Украина готова к началу переговоров только после отвода российских войск к границам на 23 февраля, а обсуждать статус Донбасса и Крыма Киев и раньше не собиралась — в Стамбуле предлагалась только процедура возвращения этих территорий под украинскую юрисдикцию.

Последний пункт итальянского плана — это именно то, чего требовала Россия. Было бы значительно проще и дешевле (для всех) начать переговоры относительно российских предложений ещё тогда, когда они были сделаны.

Вообще же, как отметил известный российский политолог Алексей Чеснаков, сейчас просто нет условий для ведения переговоров между Украиной и Россией. По его мнению, для этого нужно:

«- взаимное доверие (базовое условие). Его не просто нет, стороны даже не стремятся использовать подходящие поводы для шагов в направлении его появления (…);

- однозначная ситуация. Положение дел "на земле" каждая из сторон трактует в свою пользу;

- реалистичное целеполагание. Стороны далеки от признания достижимости заявленных противником целей и рассматривают происходящее исключительно как игру с нулевой суммой;

- прозрачная процедура реализации договоренностей. Нет единого видения по ключевым позициям, этапам и срокам их исполнения и тем более нет никакой "дорожной карты";

- надёжные гарантии. Нет субъектов, способных обеспечить выполнение сторонами достигнутых договоренностей».

Так что итальянские предложения не ко времени, но они как минимум свидетельствуют о том, что в Европе появляются не только отдельные политики, но даже и целые правительства, которые понимают разрушительность для ЕС дальнейшей конфронтации и предлагают какие-то планы мирных соглашений. Как представляется, ближе к осени желающих будет больше, а предлагаемые условия — мягче.

Главное, чтобы военная ситуация не ухудшилась радикально, а Украина, при поддержке США, Великобритании и ЕС, постарается сделать для этого всё от неё зависящее. Правда, The New York Times меланхолично замечает, что «решающая военная победа Украины над Россией, в результате которой Украина вернет себе всю территорию, захваченную Россией с 2014 года, не является реалистичной»…

Василий Стоякин