Новости

Начнут ли США войну с Ираном

160 нападений на американские войска

После начала октября, когда Израиль вторгся в Газу, а поддерживаемые Ираном группировки в Ираке и Сирии в ответ усилили свои атаки на американские войска, многим экспертам, в том числе в кабинетах Пентагона и ЦРУ, стало очевидным, что непосредственная атака на одну из военных баз США при помощи иранского оружия – вопрос лишь времени. О чём администрация Белого дома была уведомлена. Утечки такого рода в последнее время стали появляться в американских СМИ.

Официальные лица названных ведомств утверждали: следует готовиться к тому, что один из беспилотных летательных аппаратов иранского производства, нацеленных на американские силы в регионе, пробьётся через системы ПВО США, и это приведет к жертвам из числа военнослужащих США. Такие предупреждения высказывались ещё задолго до смертоносного удара беспилотника по форпосту США в Иордании на прошлой неделе.

По словам одного из чиновников, сотрудники американской разведки также подняли тревогу по поводу возможных нападений на американский персонал в Иордании со стороны группировок, поддерживаемых Ираном. Эти опасения были частью более широкой оценки разведывательного сообщества о том, что американские войска и дипломаты в регионе стали особенно уязвимы после вторжения в Газу.

В то время как официальные лица США годами заявляли, что противовоздушная оборона страны уязвима, последние предупреждения стали слышны всё чаще по мере того, как поддерживаемые Ираном ополченцы активизировали свои атаки в октябре и ноябре.
Вскоре предостережения военных и разведки полностью оправдались.

С октября при поддержке Ирана было совершено более 160 нападений на американские войска в Сирии, Ираке и Иордании. Однако до поры до времени средствам ПВО США удавалось успешно отразить большинство из этих угроз: многие из беспилотников и ракет были сбиты или причинили минимальный ущерб инфраструктуре или незначительные ранения персоналу.
 

«Башня 22»

И вот 28 января на американском аванпосте «Башня 22» (Tower 22) были убиты трое военнослужащих. Эта небольшая американская база по меньшей мере один раз уже подвергалась угрозе со стороны беспилотника поддерживаемых Ираном ополченцев, в октябре. Однако тогда с помощью средств радиоэлектронной борьбы и ПВО беспилотник удалось уничтожить. Теперь же в дополнение к трём убитым армия США получила ещё 143 раненых, в том числе 11 из них – с серьёзными ранениями, сообщил прессе Пит Нгуен, представитель министерства обороны США.

«Теоретически, у министерства обороны было несколько месяцев, чтобы исправить недостаток защиты, но этого не произошло», – заявил Чарльз Листер, старший научный сотрудник и директор программ по Сирии и противодействию терроризму и экстремизму Института Ближнего Востока. «Существует прецедент нападения на объект. И это должно было вызвать тревогу, что он был недостаточно защищён».

Представитель Пентагона Сабрина Сингх в заявлении для прессы подчеркнула: Пентагон предпримет «необходимые шаги для защиты наших военнослужащих, которые служат в опасности, и постоянно пересматриваем меры защиты наших вооруженных сил», отказавшись обсуждать детали «по соображениям безопасности операций».

США в течение многих лет обсуждали, как защититься от все более доступных иранских беспилотных летательных аппаратов, которые трудно обнаружить из-за их размера, профиля полёта и малого поперечного сечения на радаре. Проблема в том, что ни одно решение не может обеспечить 100-процентный перехват беспилотника или ракеты, что делает невозможным предотвратить все угрозы.

После нападения 28 января Пентагон усилил противовоздушную оборону на базе, сообщили официальные лица, отказавшись вдаваться в подробности по соображениям оперативной безопасности.

Том Карако, директор проекта по противоракетной обороне Центра стратегических и международных исследований, заявил, что американским военным постоянно не хватает систем противовоздушной обороны, в которых они нуждаются по всему миру. Пентагон в настоящее время проводит расследование того, как при атаке на Tower 22 вражеский беспилотник уклонился от средств ПВО. По словам чиновника, возможно, беспилотник не был обнаружен из-за его низкой траектории полета.

Хотя ни одна система противовоздушной обороны не является совершенной, Пентагон за последние годы значительно улучшил противодействие этим беспилотникам, как заверяют официальные лица Пентагона. По словам Листера из Института Ближнего Востока, большинство баз в Ираке и Сирии в настоящее время вооружены кинетическими средствами, которые могут сбивать приближающиеся вражеские беспилотники.

Обращает на себя внимание сдержанно-технический характер комментариев официальных лиц Пентагона: ни слова о каком-либо возмездии, ни неких угроз в адрес Ирана или каких-либо других стран. Словом, со стороны американских военных абсолютно не наблюдаются ястребиные попытки что-то такое устрашающее заявить или пообещать.

Уже сам по себе данный факт указывает на то, что военные не видят возможности устранить нарастающие угрозы какими-либо ракетными ударами или иными военными способами. Они лишь заверяют, что существующие средства ПВО США весьма надежны. То есть они пытаются защитить честь мундира, не более того…

Тем временем по приказу Байдена 2 февраля в пятницу американцы нанесли серию ударов по объектам прокси-групп за пределами Ирана – в Сирии и Ираке в отместку за атаку беспилотника 28 января. При этом президент США заявил, что тем самым он пытается сдержать Тегеран, но не провоцируя его на полномасштабную войну.

По мнению военных экспертов, эти удары не причинили никакого ущерба ни Ирану, ни их прокси-группировкам, и носили скорее ритуальный предвыборный для Байдена характер: никак не ответить на гибель военнослужащих США Байден просто не мог. А нанести урон иранским прокси без широкомасштабной наземной операции в принципе невозможно.

Отвечая на вопрос журналистов о том, насколько непосредственно Иран был причастен к нападению 28 января, Байден ответил: «Мы обсудим это», – и пояснил: «Я действительно считаю их ответственными в том смысле, что они поставляют оружие людям, которые это сделали». Байден также добавил: «Я не думаю, что нам нужна более масштабная война на Ближнем Востоке. Это не то, что я ищу».

Многие эксперты по Ирану считают, что Хаменеи, стареющий верховный лидер Ирана, так же, как и Байден, хочет избежать тотальной войны и в основном сосредоточен на поддержании политического контроля внутри страны. Это подтверждается тем, что Нассер Канаани, представитель министерства иностранных дел Ирана, настаивал, что Тегеран «не участвовал в принятии решений группами сопротивления».

Тем не менее Иран и США уже втянуты в непрямую войну низкой интенсивности при помощи прокси-группировок. И это несмотря на сомнительные заявления Тегерана о том, что боевики, которых он поставляет и обучает и которые в настоящее время атакуют американские, израильские и западные объекты от Йемена до Сирии и Ливана, действуют полностью самостоятельно. К тому же и США, и Иран оставили себе открытым путь для начала более масштабного конфликта, которого не хочет ни одна из сторон.

Для Америки удар беспилотника 28 января по малоизвестному аванпосту в Иордании – базе, о существовании которой знали немногие американцы – является еще одной иллюстрацией рисков, связанных с тем, что силы «мирового жандарма» развернуты по всему миру. В настоящее время у США около 2 500 военнослужащих в Ираке, обучающих иракских военных, еще 900 в Сирии и несколько сотен в Иордании якобы для предотвращения возвращения ИГИЛ. Каждый из этих тысяч военнослужащих является потенциальной жертвой, которая может спровоцировать будущий масштабный конфликт.

Для Ирана проводимые США ответные действия являются иллюстрацией опасности использования ополченцев-марионеток на нескольких фронтах, которыми Тегеран, возможно, больше не сможет полностью руководить, если вообще когда-либо руководил. В один прекрасный день Тегеран может обнаружить, что его окончательная судьба может быть определена лидером иракского или сирийского ополчения, который отдаст команду убивать американцев.

Другими словами, для обеих стран события находятся на постоянном взводе, который константно угрожает взорваться при малейшем поводе. По признанию госсекретаря Энтони Блинкена,
 

мы не видели такой опасной ситуации, как та, с которой мы сталкиваемся сейчас во всем регионе, по крайней мере, с 1973 года, а возможно, даже и раньше.

Провозгласив себя мировым гегемоном, «незаменимой нацией» (как заявил Байден в своем обращении в Овальном кабинете 19 октября) – Соединенные Штаты ставят себя под угрозу неминуемой войны сразу на нескольких фронтах без очевидного позитивного для себя результата.
 

Стратегическая неразбериха

США в последние годы демонстрируют во внешней политике лишь стратегическую неразбериху, результатом которой стало нападение на аванпост под названием «Башня 22», о существовании которого, по словам американских экспертов по национальной безопасности, они не знали. Несколько тысяч военнослужащих, в совокупности дислоцированных в Ираке, Иордании и Сирии, были оставлены там как остатки кампании по разгрому ИГИЛ, и это при том, что ИГИЛ было побеждено много лет назад. И теперь эти войска в состоянии выполнить разве что развёртывание, что делает их лёгкой добычей иранских прокси.

Сама роль мирового полицейского стала теперь для США смертельно опасной. Чересчур самоуверенно настаивая на расширении НАТО к границам России и стремясь переделать Ближний Восток, вторгнувшись в Ирак два десятилетия назад, США полностью дискредитировали себя в качестве миротворца и настроили против себя огромную часть стран Юга и Востока.

По мнению Райана Крокера, бывшего посла США в Ираке, Сирии и Афганистане, а также бывшего атташе в Бейруте, случай с «Башней 22» должен стать предостережением от того, чтобы повторить то, что произошло после вывода войск США из Ирака в 2011 году и привело к возникновению ИГИЛ.

После войны в Ираке стратегическое влияние Америки в регионе выросло до огромных масштабов. Однако всё яснее становится очевидная уязвимость США на местах перед самодельными взрывными устройствами, а теперь и беспилотниками, которые могут перехитрить то, что когда-то считалось неприступной сверхдержавой.

Один большой вопрос, нависающий над этим конфликтом, заключается в том, насколько эффективен контроль Ирана над группами боевиков? Хуситы существуют столько же, сколько Йемен. А ХАМАС – примерно такая же иранская марионетка, как и «Исламское государство». Они – суннитские экстремисты, в то время как иранский режим является шиитским.

Опасность для Ирана заключается в том, что его ставленники могут самостоятельно зайти слишком далеко и спровоцировать прямое возмездие против иранских интересов.
В дни, прошедшие после атаки беспилотников 28 января, и Тегеран, и «Катаиб Хезболла», казалось, нервно отступили от края пропасти. «Катаиб Хезболла» объявила, что прекращает все нападения на американские войска, указав, что на неё оказывалось давление с целью сделать это, как со стороны иракского, так и со стороны иранского правительств.

Представители штатовской республиканской партии заявили, что американские удары 2 февраля были слишком мягкими, намекая на то, что после их победы на выборах ситуация может кардинально измениться.
 

Что же мы имеем на сегодняшний день в сухом остатке?

Напрямую воевать друг с другом ни Иран, ни США пока что не готовы. Однако Иран продолжает накапливать силы прокси-боевиков, готовых перейти в наступление. А у США в этом регионе остаётся достаточно войск, чтобы нанести удар.

Риск масштабной войны между США и Ираном, по крайней мере, выглядит таким серьезным, каким никогда не был.

Александр Воронцов