Новости

Не быть растерзанным стаей

Более недели прошло с момента сообщения в ТК о гибели в бою против группы украинских БЭК ракетного катера «Ивановец». Но до сих пор не наблюдал попыток свести воедино какие-то предложения по противостоянию угрозе. Возьму на себя смелость собрать реалистичные предложения, кое-что добавив.
 

Примечание

Как сообщил Юрий Котёнок, «МРК «Ивановец» затонул во время отражения ночной атаки ВСУ на Севастополь, приняв на себя три попадания морских дронов».

По данным «Телеграм»-канала «Рыбарь», четыре украинских безэкипажных катера проникли в озеро Донузлав в Крыму в ночь на 1 февраля. Изначально «Рыбарь» писал, что один из дронов повредил российский катер, позже «Телеграм»-канал уточнил, что ракетный катер «Ивановец» полностью затонул.

Потерю «Ивановца» также подтверждают «Zаписки Vетерана» и журналистка Анастасия Кашеварова.

Главное управление разведки Украины опубликовало видео, на котором, как утверждается, запечатлена атака дронов на судно. Корабль был атакован в районе залива Донузлав.

Минобороны России официально не сообщало о затоплении ракетного катера.

Источник: Telegram-канал «Baza»

Начну с краткого разбора произошедшего, в глобальной части, так сказать. Только сейчас я понял смысл комбинированной воздушно-морской атаки в исполнении ВМСУ, кто бы ими ни руководил.

Дело в том, что налёт БПЛА и КР при поддержке ложных целей и спровоцированная им длительная (не менее двух часов) воздушная тревога вовсе не имели главной целью поражение чего-либо с воздуха, хотя и не исключали.

Считаю, что главной целью налёта было убрать с неба Российскую авиацию, морскую или ВКС, неважно, с целью исключить возможность заблаговременного обнаружения с воздуха подходящих украинских брандеров. Считаю, что, при всём уважении и понимании необходимости работы наших сил ПВО, примерно зная нюансы работы и убедившись в ходе СВО в их неизменности, наша авиация была вынуждена прекратить патрулирование (уверен, оно было) над подходами к ВМБ, по крайней мере, на время воздушной тревоги и несколько позднее. К сожалению, об этих нюансах имеет представление и противник, чем и воспользовался, и за два часа воздушной тревоги смог незаметно подвести брандеры к ракетному катеру «Ивановец».

Простого решения этой назревшей проблемы лично я не вижу. Вывод ЛА за пределы действия ЗРК, хотя бы среднего радиуса действия, на время воздушной тревоги и продолжение патрулирования на этой дистанции с удержанием демонстративно большей высоты всё равно чреват более дальнобойным «дружественным прилётом», а значит неприемлем, не говоря о малом времени патрулирования по остатку горючего.

Достаточно действенным ходом могло бы стать воспрещение работы системы «Старлинк» над значительной частью Черноморского региона, причём без уничтожения или необратимого повреждения спутников системы.

Дело в том, что одномоментно работать с небольшим районом могут не более двух, ну трёх спутников, и без приёма данных с антенны абонента, даже неподвижной и довольно слабой, кстати, работа вообще невозможна. Соответственно достаточно давить направленной помехой приёмный тракт, чувствительный, а значит – уязвимый, проходящих над районом спутников. Уверен, что соответствующее оборудование у России есть, нет только воли применять его, причём считаю, что тут даже не требуется решения высшего руководства страны.

Остаётся надежда на самооборону кораблей.

Теперь разбор локальный, с предложением простых и быстро реализуемых решений.

Первое, что бросилось в глаза при просмотре, несомненно, тяжёлых для любого патриота России кадров – это явно не полный, возможно, даже и не крейсерский ход корабля, и это означает, что при объявлении воздушной тревоги корабль не был подготовлен к развитию полного хода, а ведь эта мера на флоте при отражении воздушной, подводной и надводной угрозы стала аксиомой с Великой Отечественной войны.

Дело в том, что ракетный катер проекта 1241 «Ивановец» в проекте мог развивать 42 узла – 78 км/ч и, даже с очень сильной поправкой на возраст и износ ГЭУ, его скорость не могла быть ниже 30–35 узлов – 55–65 км/ч, причём никаких сообщений о неисправности турбин полного хода не было. И набирать этот ход со стопа ракетный катер с суммарной мощностью двигателей в 30 000 с лишним л. с. должен был примерно за 3–4 минуты, не более, а с экономического, в 14 узлов – в разы быстрее. Даже при скорости вражеских БЭКов 80 км/ч, чего на кадрах не просматривается, разница по скорости даже 25 км/ч, не говоря о равной, затруднила бы или сделала невозможным перехват корабля пересекающимся курсом и значительно бы увеличила время обстрела БЭКа штатным и приданным вооружением.
 

Ракетный катер «Моршанск» на полном ходу и ракетный катер «Ивановец» в последнем бою. Характерных для полного хода дифферента на корму и бурунов у борта и за кормой у «Ивановца» нет, хотя по тепловому следу у кормы видно, что турбины полного хода, возможно, запущены, но слишком поздно. Тепловое пятно над полуютом – пламя выстрелов из АК-630.

Очевидно, что при нахождении вне защиты боносетевыми заграждениями во время воздушной тревоги и не только, корабль должен иметь возможность быстро развить полный ход, пусть и ценой повышенного расхода ресурса и топлива.

Отбивался «Ивановец» от групповой атаки украинских брандеров огнём из стрелкового оружия и 30-мм артустановок АК-630М. Судить об эффективности огня трудно, потому что надо знать реальное число БЭКов, участвовавших в атаке, верить укроисточникам не стоит, они выкладывают только то, что им выгодно, а от МО РФ цифр просто нет.

Однако из видео, выложенного противником, понятно, что в атаку вышло более, возможно, значительно, десяти брандеров, я насчитал не менее четырнадцати, до потери хода и прекращения огня «Ивановцем» его перехватили не менее трёх раз.

Из этого же видео близкие и похожие на всплески от 30-мм снарядов видно лишь один раз, с неясным из-за склейки итогом, рикошет трассирующего снаряда – тоже лишь один раз, после чего следует взрыв у корабля и короткая очередь из АК-630, не по БЭКу с камерой – лишь один раз. Остальные всплески явно от огня из стрелкового оружия, откровенно неэффективного против вышедших в атаку БЭКов. Огонь из АК-176, судя по положению башни, не открывался вовсе, что странно, так как в системе управления огнём МР-123/176 «Вымпел» имеется ТВ-визир с ночным каналом и, если не сам БЭК, так бурун и кильватерный след от него должны быть ясно различимы по ТВ-каналу.
 


Ствол холодный и в диаметральной плоскости.

На случай отказа СУО или ведения огня по неконтрастной цели предусмотрена визирная колонка с коллиматорным (но скорее ракурсным) прицелом.

И если уж применение основной СУО ночью невозможно, от старости, неисправности или слабой обученности расчётов, а для командования флотом оснащение визирных колонок многочисленных на флоте 30-мм установок ночным прицелом, по финансовым, организационным или иным причинам непосильно, то можно оснастить корабли, вооружённые артавтоматами, светодиодными поисковыми прожекторами, например МСПЛ-РН-500LED, что быстро, относительно дёшево и практически незаметно для бортовой сети, ведь штатные прожекторы просто архаичны, и их на «Ивановце» было всего два…
 


Штатный прожектор, предлагаемый прожектор, за счёт малого потребления тока их может быть несколько, и визирная колонка.

Расчёты прожекторов можно и нужно было сформировать из расчётов ПКРК, явно избыточных на текущий момент. Так станет возможным управление огнём хотя бы с визирных колонок в ночное время.

Наконец самое быстрое и достаточно эффективное решение – придавать кораблям ФПВ-дроны с расчётами из состава морской пехоты, причём можно не самых подготовленных. Из морской пехоты – потому что бойцы знакомы со спецификой службы на кораблях, а не самых подготовленных – оттого что применяться дроны будут практически в полигонных условиях, без огневого воздействия и без помех РЭБ, и даже без помех от складок местности. БЧ дрона достаточно мощная для поражения небронированного БЭКа, ночное применение, если ФПВ-дроны не оснащены камерами с ночным режимом, также предполагается при поддержке прожекторами. Если верить отрытым источникам и МО РФ, ФПВ-дроны поставляются в действующие части в больших количествах, пусть и не в самом передовом исполнении.

Уверен, кораблям ЧФ всё равно придётся нести вахту вне защищенных боносетевыми заграждениями водах, и для боевой устойчивости и успешного выполнения поставленных задач нужно использовать все возможности, а предложенные меры: от организационных до технических, быстрореализуемы и сравнительно малозатратны.

Тюменцев Владимир