Новости

Немцы разрушают единство России: смута в Прибалтике и на Украине глазами белогвардейцев

Распад Советского Союза нередко называют величайшей геополитической катастрофой XX века, которая нарушила баланс сил в мире, привела к межэтническим столкновениям, масштабным территориальным изменениям и войнам. Однако в начале столетия произошла не меньшая катастрофа: распад земель, принадлежавших ранее Российской империи, который привел к очень схожим во многом последствиям. Аналитический портал RuBaltic.Ru представляет вниманию читателей мнения деятелей Белого движения о происходивших в России в период революции и гражданской войны процессах.

Лидер конституционно-демократической партии, политический деятель Павел МИЛЮКОВ.

О национальных настроениях между двумя революциями

Ослабление русской мощи на Балтийском и Черном морях не могло не отразиться на настроении прилегающих к ним нерусских народностей. Одновременно с настроением финляндцев обострялось и выливалось в более определенные формы также и настроение эстонцев, латышей, литовцев. Крымские татары — и вообще мусульмане России — дольше других сохраняли полную лояльность.

Особенно широко развернулось в описываемой промежуток времени сепаратистское движение Украины.

В намерения наших врагов давно, еще до русской революции, входило раздувание украинского сепаратизма, чтобы в худшем случае создать русской армии новые затруднения в тылу, а в лучшем подготовить себе союзников, если удастся перенести театр военных операций на русский юг и даже создать возможность отделения Украины от России в случае удачного исхода этих операций.

Для этих целей работал созданный еще при царском режиме, в самом начале войны, «Союз освобождения Украины», во главе которого стояли Скоропись-Йолтуховский и Меленевский и членами которого были Андрей Жук и Владимир Дорошенко.

Фото: studrespublika.com

Фото: studrespublika.com

 

В ответ на печатные обвинения русского генерального штаба Скоропись-Йолтуховский напечатал в Стокгольме брошюру «Что же такое Совет освобождения Украины», в которой заявлял, что идея Союза «народилась в некоторых эмигрантских кругах за границей задолго до возникновения войны». Скоропись-Йолтуховский признает в этой брошюре, что «Союз занял враждебное отношение к России, возлагая свои надежды на военный разгром царской России армиями центральных государств». Он признает и то, что Союз «провозгласил, кроме того, желательность занятия Украины войсками враждебных России держав» с целью «достижения национальной независимости путем первоначальной оккупации центральными государствами».

Наконец, автор брошюры вполне признает и то, что «Союз освобождения Украины» не только собирал на ведение своей работы мозольные трудовые гроши среди разоренного украинского населения Галиции, Буковины, оккупированных областей, а также среди наших пленных и отчасти в Америке, но и принимал всяческую материальную поддержку от друзей украинского народа, принадлежащих по национальности к врагам России.

О формировании антироссийских настроений Центральными державами среди украинцев

Что касается пропаганды среди военнопленных украинцев, она началась еще весной 1915 года, когда все пленные «малороссы», соглашавшиеся признать себя «украинцами», были сосредоточены в лагере Раштадт. В этом лагере велись систематические лекции; одним из лекторов являлся австрийский профессор Безпалко, рисовавший перед слушателями картину вольного казачества и призывавший к свержению ненавистного ига Московии.

В начале 1916 года из подготовленных таким образом военнопленных был сформирован «1-й сечевой Тараса Шевченко полк», одетый в «национальные» «жупаны». К началу 1917 года этот полк состоял из восьми сотен, примерно по двести человек в каждой.

Фото: cont.ws

Фото: cont.ws

 

Вообще же все украинцы Раштадтского лагеря были к этому времени расписаны на четыре категории соответственно успеху пропаганды: «сiчевики» — до полутора тысяч человек, наиболее распропагандированные; «курсисты» — до трех тысяч человек, сочувствовавшие пропаганде, но еще недостаточно подготовленные; «преклонники» — большая часть пленных, сохранявшие нейтралитет по отношению к пропаганде; наконец, «противники» — до шести тысяч человек, решительно боровшиеся с пропагандой и за это назначавшиеся на самые тяжелые работы, подвергавшиеся суровому режиму и жестоким наказаниям.

В конце декабря 1916 года партия из 24 пленных во главе с германским капитаном Козаком была отправлена на Волынь с целью пропаганды. Из обнародованного нашей разведкой дела прапорщика Ермоленко видно, что переброской агентов занималась «украинская секция» германской разведки, имевшая везде на местах вполне организованную сеть посредников и сотрудников.

Ближайшей целью пропаганды стало, как констатировано в случае с Ермоленко, «скорейшее заключение мира» с Германией.

Но рядом с этим новый смысл получила и поддержка сепаратистского движения. Для того и другого Германия стала выпускать под видом обмениваемых инвалидов совершенно здоровых украинских солдат. Перебрались поближе к России, в Стокгольм, и вожди «Союза освобождения Украины» Скоропись-Йолтуховский и Меленевский. Оба они обратились к Временному правительству с ходатайством разрешить им вернуться на Украину, извещая его при этом, что с момента возникновения революции в России и падения царизма «Союз освобождения Украины» решил прекратить свою самостоятельную деятельность за границей, признавая, что единственно правомочна теперь говорить от имени украинского народа как на Украине, так и вне ее Центральная Украинская рада. Едва ли, однако, это заявление было вполне искренне.

Об украинизации Черноморского военно-морского флота в период Временного правительства

Вслед за армией была сделана попытка «украинизировать» флот. 12 сентября в Севастополе был объявлен приказ Керенского об «украинизации» «Светланы».

Тогда, под влиянием слухов о благосклонном отношении ВерховногоГлавнокомандующего к вопросу об украинизации, украинский воинский комитет решил украинизировать весь Черноморский флот.

И весь флот украсился украинскими флагами и выбросил сигнал: «Хай живе вильна Украина». Черноморская Украинская рада постановила 15 сентября считать весь Черноморский флот украинским и в будущем пополнять его только жителями Украины.

Фото: sevastopol-gorod-geroy.ru

Фото: sevastopol-gorod-geroy.ru

 

О будущем антироссийском союзе в Восточной Европе

Эстоно-латвийский союз — это первый камень будущего Балтийского союза, в который, по мысли авторов, должны войти, кроме Эстонии и Латвии, еще Финляндия, Литва и Польша и который всей своей предполагаемостью должен быть направлен против России вне зависимости от природы ее правительства.

Командующий Белой армии Антон ДЕНИКИН

О расколе немцами единой русской нации

Желая обессилить русское государство, прежде чем объявить ему войну, немцы задолго до 1914 года стремились разрушить выкованное в тяжелой борьбе единство русского племени.

С этой целью на юге России ими поддерживалось и раздувалось движение, поставившее себе целью отделение от России девяти губерний под именем «Украинской державы».

Стремление отторгнуть от России малорусскую ветвь русского народа не оставлено и поныне. Былые ставленники немцев — Петлюра и его соратники, положившие начало расчленению России, — и теперь продолжают совершать свое злое дело создания самостоятельной «Украинской державы» и борьбы против возрождения Единой России.

О попытках создания Украинского государства

На всем пространстве юго-западного края и Новороссии шли разоружение и роспуск не украинских частей. Передвигались эшелоны войск «украинских», большевистских, просто русских, «ничьих», наконец, дезертиров. Все они имели одинаковую моральную и боевую ценность, одинаково не желали вести серьезные военные действия, закупоривали станции, временно оседали в попутных городах, иногда вступали в бой друг с другом и учиняли погромы.

Никакой идеи, никакого национального движения в этом переселении, по существу, не было; вместо отслаивания появлялась все большая путаница и в организации, и в солдатских умах, все большее недоумение и озлобление, выливавшиеся иногда в жестоких формах теперь уже междоусобной розни.

Петлюра (очевидно, для внешнего престижа) создал легенду о трех миллионах украинского войска; союзники, особенно французы, удивительно плохо разбиравшиеся в русских делах, строили иллюзорные планы на создание нового Южного фронта. Один скрывал, другие не понимали, что, помимо общих неблагоприятных условий, на тощей почве украинского неопатриотизма нельзя строить ни народного воодушевления, ни народной армии.

Лидер партии «Союз 17 октября» Александр ГУЧКОВ

О политике Балтийских государств по отношению к русским и России после Октябрьской революции

В Эстонии производятся массовые выселения русских подданных без объяснения причин и даже без предупреждения. Русские люди в этих провинциях бесправны, беспомощны и беззащитны. Народы и правительства молодых государств Балтии совершенно опьянены вином национальной независимости и политической свободы…

Александр Гучков / Фото: wikipedia.org

Александр Гучков / Фото: wikipedia.org

 

Страх перед вновь восстановленной, сильной Россией определяет политику Прибалтийских государств в отношении России и Русской Северо-Западной армии.

Разумеется, эта политика неумная и близорукая.

Командующий Белой армии Петр ВРАНГЕЛЬ

О сотрудничестве Германии и гетмана Скоропадского

Я не видел в немецко-украинском союзе необходимых двусторонних преимуществ. Германия, казалось, не могла отрешиться от только что столь легко давшихся ей богатых русских областей и не сознавала, что, желая быть всюду сильной, она может оказаться всюду слабой.

Фото: regnum.ru

Фото: regnum.ru

 

Украинские же сторонники этого союза не понимали, что они являются лишь слепым орудием германского правительства.

Некоторые даже среди ближайших советников гетмана (Павла Скоропадского — прим. RuBaltic.Ru) были ярыми сторонниками «щирого украинства». Германцы усиленно поддерживали украинское самостийничество, и сам Скоропадский, в угоду ли могучим покровителям, в силу ли «политических соображений», явно играл в «щирую Украину».

Михаил Кришталь