Новости

Нет у революции конца?

Решение о переменах встретили одобрением около 7-ми миллионов жителей республики. Против выступили примерно 700 тысяч жителей острова Свободы. То есть документ принят подавляющим большинством голосов.

 

Работа над конституцией началась еще в 2013 году, но значительно ускорилась после того, как пост председателя государственного совета занял 58-летний Мигель Диас-Канель, сменивший в 2018 году на этом посту Рауля Кастро.

Сам ветеран активно продвигал реформы и возглавил конституционную комиссию, которая изучала поправки и готовила окончательный текст главного закона Кубы. В прошлом году документ был одобрен Национальным собранием – парламентом Кубы. Сейчас пришла очередь народа.

Итак, что же изменится в стране?

 

 

Куба провозглашается как социалистическое, правовое и демократическое государство в форме унитарной республики, где учреждаются посты президента и премьер-министра.

 

Пребывание главы государства у власти ограничивается двумя пятилетними сроками. Занимать этот пост может человек, не достигший 60-летнего возраста. Избираться президент будет членами Национального собрания.

В новой редакции конституции появился пункт, признающий «свободный рынок и новые формы собственности, в том числе, частную». Но при этом сохраняется положение о государственной собственности на основные средства производства и плановом характере экономики. Отмечается «важность иностранных инвестиций для экономического развития страны», что для Кубы, переживающей тяжелые времена, имеет большое значение.

Теперь о деталях, но – заметных. В конституции появилось положение о презумпции невиновности. Теперь любой гражданин, подозреваемый в нарушении закона, может не отвечать на вопросы следствия и требовать адвоката. В воздухе витало также предложение определить брак как союз двух людей, что дало бы основание для признания однополых браков. Эта идея была предложена Мариэлой Кастро, дочерью Рауля. Но, благодаря позиции прихожан евангелических церквей, брак на Кубе остался все же союзом мужчины и женщины,. Зато появился запрет на дискриминацию секс-меньшинств. Их представителей активно защищает все та же Мариэла Кастро.

 

В новой конституции сохранилось упоминание о Коммунистической партии как об «основной направляющей силе общества».

 

Это дало повод скептикам утверждать, что грядущие реформы – не более чем декорации, ибо партия остается главной силой страны.

Впрочем, перемены назрели, о них не раз говорил Рауль Кастро, один из главных творцов революции, произошедшей на Кубе 60 лет назад…  

Братья Кастро – не похожи друг на друга. Взрывной, темпераментный Фидель и спокойный, размеренный Рауль. Но они всегда были вместе – в детстве, молодости, в революционной борьбе против диктатора Батисты, в радости и печали. Вместе штурмовали казармы Монкадо в Сантьяго-де- Куба, рисковали жизнью, мечтали о светлом будущем.

Однажды Рауль привел к Фиделю аргентинца по имени Эрнесто Гевара. Потом отважного бородача стали звать просто Че. Теперь их было уже трое. Они и остальные барбудос начали партизанскую войну против Батисты. 1 января 1959 года революционная армия с боевыми песнями вошла в Гавану. Команданте Фидель, который был лидером борцов, стал главным человеком на Кубе.

Его узнал весь мир. Улыбающийся гигант зажигал сигару и произносил зажигательные речи. Его борода воинственно топорщилась, глаза горели. Грохотали барабаны, многотысячный хор cкандировал, сотрясая горячий воздух: «Viva Cuba! Viva Fidel! «Patria o muerte!»

Рауль Кастро возглавил вооруженные силы республики. Он занимал пост военного министра без одного года полвека. Вторым человеком на Острове Свободы он стал в 1976 году, будучи заместителем своего брата на постах главы Госсовета Кубы и первого заместителя председателя Совета министров.

 

 

Случались ли размолвки у братьев? Если и были, то наверняка нечасто – Рауль не оспаривал лидерства Фиделя. Но не потому, что у него был слабый характер и далеко не железная воля. Просто двое не могли быть первыми, и Рауль уступил главную роль брату. Раз и навсегда.

 

Шли годы, все также под бравурные марши чеканили шаг барбудос, звучали нескончаемые речи Фиделя. Но жизнь кубинцев не менялась к лучшему. В стране всегда всего не хватало, только радость была в изобилии. На пляжи Варадеро, Гуанабо, Кайо Левиза набегали пенистые волны, бары были переполнены. Кубинцы пели, танцевали, веселились, даже когда отдавали последние песо за бутылку рома и несколько кукурузных лепешек. Они не сердились на Фиделя и Рауля, которые много пообещали, но так мало дали. Слыша в очередной раз пламенный лозунг «Социализм или смерть!», многие, посмеиваясь, говорили, что это – одно и то же... 

Когда Фидель заболел, Рауль стал первым человеком в государстве и в партии. Он продолжил дело брата, советовался с ним, шел по его пути. Правда, походка Рауля была уже не такой твердой.

Этот немногословный загадочный человек, чьи губы редко трогала улыбка, многое понял, осознал. Куба, несмотря на усилия Фиделя и его соратников, за много лет так и не добилась конечной цели. Светлая мечта, похожая на солнце, способное обогреть всех островитян, так и осталась где-то высоко и далеко. Уже не на кого было опереться, в историческую пучину погрузился Советский Союз – светящийся маяк в бушующем политическом океане и источник помощи. Правда, Москва и Гавана, в эпоху Хрущева сжимавшие друг друга в крепких объятиях, уже в 80-е годы обменивались лишь вежливыми улыбками…

Старый, мудрый Рауль терзался, переживал, но не решался сказать в лицо брату, что социализм, к которому стремились, превратился в мираж. Фидель больной и грустный, но с таким же, как и прежде, огненным взором, счел бы его слова предательством. Впрочем, возможно, и самого команданте мучили такие же мысли, но он гнал их прочь, скрывал под нахмуренным лбом и завесой молчания, в которую неуклонно погружался. Фиделя пожирал тяжкий недуг, и он все больше замыкался в себе, все реже появлялся на людях…

 

После его ухода с поста лидера страны и главнокомандующего, политика Кубы стала меняться, старые политические лозунги без лишнего шума сдавались в архив.

 

 

Рауль Кастро встречался с президентом США Обамой, они улыбались, говорили друг другу вежливые слова. Но дружбы не получилось, а при Трампе даже разговоры о ней затихли…

Рауль не был таким ярким оратором, как брат. Да и выглядел он менее уверенно, чем Фидель, не столь импозантно. Рауль начал говорить о «модернизации социализма». Кубинцам разрешили выезжать из страны, продавать и покупать недвижимость, автомобили. И даже – смех и грех! – пользоваться мобильными телефонами и микроволновыми печками.

В прошлом году Кастро-младший ушел с поста главы государства. Закончилось 60-летнее (!) правление легендарных братьев. Это абсолютный мировой рекорд.

Впрочем, говорить об окончательном уходе Рауля Кастро с политической сцены рано. Председатель Государственного совета и глава кабинета министров Диас-Канель находится под его неусыпным контролем. Кубинский Мафусаил, которому в июне исполнится 88 лет, как и раньше, возглавляет Коммунистическую партию. Рядом с Кастро – его соратники, одряхлевшие, но с еще зорким взором: «есть у революции начало, нет у революции конца»…

На кубинских дорогах бренчат латанные-перелатанные автомобили, гибриды «Нивы» и «Форда», скрипят двери окрестных лачуг, светятся улыбки неунывающих островитян. Надежда, которая горела при Фиделе, тлела при Рауле, снова зажглась. Но куда идти Кубе, за кем – может быть, по традиции за Россией? Возможно, реформаторов увлечет китайская или вьетнамская экономическая модель. И нужно ли окончательно рушить обветшавшее здание социализма? Может, его удастся еще подлатать и перестроить? 

 

Валерий Бурт