Новости

Нюрнберг, 75 лет спустя

Очередной юбилей – 75 лет назад, 20 ноября 1945 года, во Дворце юстиции города Нюрнберг начался самый известный в истории международный судебный процесс над высокопоставленными преступниками Третьего Рейха. Судили тех, кого удалось взять живыми. Из 24 обвиняемых 12 были приговорены к повешению,  семеро к различным срокам заключения, трое оправданы. Герман Геринг покончил с собой, хозяин корпорации “Крупп” был признан неизлечимо больным.

Большинство туристов приезжают в Нюрнберг, чтобы пройтись по улочкам Старого города, посидеть в ресторанчиках на центральной площади или посетить дом-музей выдающегося художника Альбрехта Дюрера.

То, что я нетипичный турист, стало понятно еще на железнодорожном вокзале. Когда я не с первого раза смогла узнать у прохожих, как проехать в Dokumentationszentrum Reichsparteitagsgelände – Документальный центр (Докуцентр), Конгресс-центр (Kongresshalle) нацизма и здание Нюрнбергского трибунала. Немцев моложе 40 лет мои вопросы ставили в тупик.

Они на самом деле не знают (и не хотят знать), что в 1934 году Адольф Гитлер дал задание главному архитектору Третьего Рейха Альберту Шпееру спроектировать новый комплекс для проведения партийных съездов площадью 11 квадратных километров в псевдоантичном стиле. Так называемая Луитпольдовская арена предназначалась для проведения пафосных партийных съездов НСДАП, а площадь перед ней – для торжественных шествий гитлеровцев.

На сегодня это просто заброшенное малопривлекательное строение на берегу реки, где почти никто не ходит. В Документальном центре (Dokumentationszentrum in Nürnberg), который примыкает к зданию партийных съездов, туристов тоже нет. В основном сюда водят немецких школьников, чтобы показать им экспонаты, размещенные на 1300 квадратных метрах, которые отражают поэтапно всю историю фашизма. От красочных партийных съездов с пивом и танцами, погромов и парадов до результатов нацистской идеологии – концлагерей во всем их ужасе.

Но моей целью приезда в  Нюрнберг был не дворец гитлеровских съездов и не Докуцентр, хотя там есть, что посмотреть и переосмыслить. Я много лет мечтала посетить зал №600 нюренбергского Дворца юстиции и проникнуться атмосферой этого непростого места.

Сразу скажу, что попасть туда нелегко. На сегодня это обычный “районный” суд. В зале, где в 1945-1946 гг. судили нацистских преступников, в будние дни слушают заурядные гражданские иски.  В воскресенье у немцев по традиции все закрыто. Поэтому единственный день, когда туристов гарантированно пускают в  зал №600, это суббота.

Но даже не всем, кто приехал в субботу, удается зайти внутрь. Посещение ограничено по количеству людей и по времени – не более получаса. Я проскользнула в хвосте туристической группы англичан. Гид рассказывал, что зал по просьбе американской администрации был серьезно перестроен специально для судебного процесса над нацистами. В частности, там сделали специальный переход в соседний тюремным корпус, где содержали подсудимых, а затем провели казнь. До сих пор там действующая женская тюрьма.

В зале №600 есть специальные мониторы и бинокли. Это почти машины времени, которые можно навести на любую точку и увидеть, кто сидел на той или иной скамейке, как себя вел, как выглядел. Подсудимые, к слову, казались сытыми и ухоженными. Судьи были одеты по-разному: на советских – мундиры, на западных – мантии. По лицам адвокатов было видно, что они здесь на заработках.

Немного послушала речи американских и английских прокуроров (речь советского прокурора Романа Руденко я помню по документальной кинохронике). Судя по всему, они испытывали облегчение от самоубийства Адольфа Гитлера, официально подтвержденного, к слову, только к 1 ноября 1945 года, Генриха Гиммлера и Йозефа Геббельса. А также не очень печалились, что на скамье подсудимых отсутствуют сбежавшие Генрих Мюллер и Мартин Борман. Бормана приговорили к повешению заочно.

Вообще, мне кажется, что европейская и американская юстиции не горели желанием проводить международный судебный процесс над фашистами. Если бы их не подталкивал к этому Советский Союз и  не давило мировое еврейское лобби, никакого процесса века не было бы.

Мало кто знает, что еще весной 1942 года под руководством прокурора Андрея Вышинского и при участии правоведа Арона Трайнина была создана «Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков», целью которой была международно-правовая оценка перспектив взыскания репараций за ущерб, нанесенный гитлеровцами.

Заметим, что до победы на тот момент оставалось еще три тяжелых года. Никто не знал точно, каким будет исход войны. Тем не менее советские юристы под официальным руководством Николая Шверника и при фактическом Вышинского уже работали над документированием преступлений нацистов. А к 1944 году на освобожденных территориях СССР были созданы 19 местных комиссий.

Надо сказать, что и на Западе также поднималась тема грядущего расследования. 13 января 1942-го представители девяти оккупированных стран Европы – Бельгии, Чехословакии, Греции, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Польши, Югославии и Франции – провели в Лондоне конференцию, где затронули вопросы наказания нацистов.

По инициативе американского министра Гарри Гопкинса  20 октября 1943 года в Лондоне из представителей 17-ти государств была создана «Комиссия ООН по военным преступлениям» (UNWCC), начавшая сбор и сопоставление информации о самих военных преступлениях и их участниках. Но представители СССР в состав UNWCC не вошли. А сама по себе активность UNWCC была формальной.

Значительным шагом в прояснении ключевых вопросов деятельности UNWCC стала Московская конференции министров иностранных дел, состоявшаяся в конце октября 1943 года. После конференции Великобритания, СССР и США выпустили совместную декларацию, как осуждавшую зверства нацистов в оккупированной Европе, так и гласившую, что  военных преступников нужно сурово покарать.

При этом существовала и противоположная идея – расстрела лидеров Третьего Рейха на месте. Она имела на тот момент множество сторонников, включая и госсекретаря США Корделла Халла. В условиях войны это было бы самым простым решением проблемы.

Но тогда мы не имели бы того целостного обобщения преступлений фашизма, которое дал Нюрнбергский процесс. Процесс, шедший на четырех языках и затянувшийся на 316 дней, оставил после себя более 40 томов стенограмм и доказательств.

К тому же международный военный трибунал (МВТ), который состоял из восьми судей, представлявших четыре страны Антигитлеровской коалиции, впервые стер идеологические различия между СССР и бывшими странами Антанты – США, Великобританией и Францией. Это тоже было важно.

Для справки. СССР представляли генерал-майор юстиции Иона Никитченко и полковник юстиции Александр Волчков; США – генеральный прокурор Фрэнсис Биддл и судья Джон Паркер; Великобританию – судьи Джеффри Лоуренс и Норман Биркет; Францию – профессор Анри Доннедье де Вабр и судья Робер Фалько (украинец по происхождению).

Весьма символично содержание обвинительного заключения. Если коротко, то в нем было четыре раздела: преступления против мира, преступления против человечности, нарушение законов войны и заговор с целью совершения данных преступных действий. Впервые в истории жестокость во время  войны стали оценивать с точки зрения допустимой или чрезмерной.

Преодолев множество разногласий, судьи МВТ к 1 октября 1946 года смогли сформировать общую позицию по конкретным приговорам и вынести консолидированное решение. Такого консенсуса между Западом и советским блоком с тех пор уже не было.

Исполнение приговора (повешение) проводилось через две недели после вынесения вердикта в тюремном спортзале. Вечером 15 октября 1946 года началась установка трех виселиц. В 20:00 в тюрьму были доставлены восемь журналистов, по два представителя от каждой страны. От СССР присутствовали журналист ТАСС Борис Афанасьев и фотокорреспондент Виктор Темин. Около сотни журналистов собрались в отдельном зале для прессы в самом здании суда.

Примерно в 22:45 из нижнего коридора послышались крики – тюремный охранник обнаружил самоубийство Германа Геринга. Из всех подсудимых на процессе он был самой крупной птицей – главнокомандующий люфтваффе, один из наиболее влиятельных людей в нацистской Германии. Согласно декрету от 29 июня 1941 года он официально являлся преемником фюрера. Правда, 23 апреля 1945 года Гитлер в агонии лишил Геринга всех званий и должностей и исключил из партии. Его повешение должно было украсить передовицы всех мировых газет. Но кто-то пронес рейхсмаршалу яд в камеру.

Без четверти полночь оставшихся десятерых осужденных на смерть разбудили и сообщили о казни. Около часа ночи государственные обвинители с переводчиком зачитали каждому смертный приговор. Затем в порядке предъявления обвинения по очереди вывели из камер. Американский сержант Джон Вудз с двумя помощниками привел приговоры в исполнение: повешения начались в 1:11 и закончились к 2:45. Представители СССР в непосредственном осуществлении казни не участвовали. В истории немецкого фашизма была поставлена точка.

Место прокуроров

Монитор как машина времени

Тут всегда много туристов

Тюрьма для нацистов

Флаги стран победителей во дворе суда

Фото автора

Галина Акимова

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Тэги: